Не могу молчать!

А.С. Стрекалов

Вспоминая и переосмысливая духовный завет

Л.Н.Толстого

 

«Делами, кровью, строкою вот этою,

нигде не бывшею в найме, –

я славлю взвитое красной ракетою

Октябрьское, руганое и пропетое,

пробитое пулями знамя!»

В.В.Маяковский

«И ОДИН В ПОЛЕ ВОИН, ЕСЛИ ОН ПО-РУССКИ СКРОЕН».

Русская народная пословица

«Народно-Монархическое Движение исходит из той АКСИОМЫ, что Россия имеет СВОИ ПУТИ, выработала СВОИ МЕТОДЫ, идёт к СВОИМ ЦЕЛЯМ, и что, поэтому, НИКАКИЕ политические заимствования извне ни к чему, кроме катастрофы, привести не могут».

И.Л.Солоневич

«…всё, что вы делаете теперь <…> всё это не только не приводит народ в то состояние, в которое вы хотите привести его, а, напротив, увеличивает раздражение и уничтожает всякую возможность успокоения.

…………………………………………………………………………..

То, что вы делаете, вы делаете не для народа, а для себя, для того, чтобы удержать то, по заблуждению вашему считаемое вами выгодным, а в сущности самое жалкое и гадкое положение, которое вы занимаете. Так и не говорите, что то, что вы делаете, вы делаете для народа: это неправда. Все те гадости, которые вы делаете, вы делаете для себя, для своих корыстных, честолюбивых, тщеславных, мстительных, личных целей, для того, чтобы самим пожить еще немножко в том развращении, в котором вы живете и которое вам кажется благом.

Но сколько вы ни говорите о том, что всё, что вы делаете, вы делаете для блага народа, люди всё больше и больше понимают вас и всё больше и больше презирают вас, и на ваши меры подавления и пресечения всё больше и больше смотрят не так, как бы вы хотели; как на действия какого-то высшего собирательного лица, правительства, а как на личные дурные дела отдельных недобрых себялюбцев…»

Л.Н.Толстой «Не могу молчать»

Часть первая

1

Могучим побудительным мотивом для написания данной статьи стала случайная в общем-то встреча с давнишним моим сослуживцем Виктором Б., произошедшая в феврале этого 2020 года – за месяц где-то до введения карантина в Москве из-за пандемии короно-вируса. Я, как сейчас помню, выходил тогда из отделения Сбербанка, расположенного на Таллинской-26, куда мне государство перечисляет пенсию, а мой сослуживец спускался со второго этажа торгового центра, что размещён над Сбербанком, из обувного магазина ZENDEN: там он покупал себе новую обувь, как выяснилось, готовясь к весне. И вот на тротуаре рядом со стеклянными дверьми магазина мы с ним и столкнулись почти что лоб в лоб, и несказанно обрадовались встрече.

С Виктором, поясню вкратце, Судьба меня свела во второй половине 1980-х годов, во время подготовки к марсианской экспедиции, планировавшейся ещё при Л.И.Брежневе в начале 80-х. Но осуществлялись оба полёта (и на сам Марс и на его спутник Фобос) уже при М.С.Горбачёве – и закончились обоюдным крахом, как теперь уже хорошо известно и любознательным обывателям, и специалистам. Запущенные с Земли спутники так в итоге и не долетели до цели из-за творившегося в стране бардака – были навечно похоронены в космосе из-за внезапной потери с ними, раз‘ориентированными, радиосвязи и управления.

Но сейчас не об этом речь, а о моём сослуживце, которого я случайным образом повстречал – разговорился с ним, разволновался и от услышанного завёлся как никогда! – и про теперешнюю жизнь которого хочу читателям посредством статьи рассказать. И свою собственную душу этим рассказом облегчить как бы, и чтобы знала наша нынешняя молодёжь, уставшая от праздности и развлечений, в каких невыносимо-тяжёлых условиях живут теперь их состарившиеся отцы и деды. Сиречь, советские инженера-оборонщики и конструктора, в далёкие и приснопамятные 1970-е и 1980-е годы вершившие великое Дело по усовершенствованию ракетно-космического щита страны, начатое легендарным А.П.Королёвым.

Живут же они теперь скверно в основной массе своей: опасливо, тоскливо и без-приютно, – ждут подвохов и каверз со всех сторон, откровенных грабежей и обманов. На произвол Судьбы бросило их новое российское государство, анти-народное и анти-русское изначально, на растерзание правительственной финансово-спекулятивной мафии и прочей алчной нечисти, которой расплодилось море повсюду, как той же американской жвачки. Если у кого дети приличные имеются, если рядом они и могут помочь, прийти на защиту, – как-то держаться и выживать старикам ещё можно. Но если детей нет в наличие, или если они больные, допустим, как у моего сослуживца, – дело тогда труба. Человека тогда ничто уже не спасёт от скорого ограбления и смерти.

Именно на подобный печальный конец и настроился мой товарищ Виктор (Виктор Владимирович теперь), добросовестный и добропорядочный человек по рождению и воспитанию, коренной москвич и трудяга великий. Инженер с большой буквы ещё, творец и патриот своей Родины и института, единственным местом службы которого с момента окончания МВТУ имени Баумана в 1978 году было КБ имени Лавочкина в Химках (ныне НПО), которое как раз и изготавливало в 1980-е годы по заказу правительства СССР спускаемые аппараты: у них там имелись для этого достаточные производственные мощности и грамотные трудовые кадры. А наш НИИ на Филях разрабатывал системы управления для тех аппаратов, или мозги в виде бортовых программ. Этим, собственно, наш институт со дня основания и занимался – системами управления для любых без-пилотников; космических – в том числе.

Так вот, в разгар работ по Марсу и Фобосу Виктор, как представитель заказчика и старший инженер по должности, не вылезал из нашего института в течение нескольких лет – до самых пусков фактически. Приезжал к нам еженедельно, помнится, передавал параметры и технические характеристики марсо-хода и фобосо-хода, и одновременно проверял работу наших бортовых программ для управления этими изделиями, критически их, программы, оценивал, выуживал ошибки и нестыковки, и потом докладывал своему руководству их качество: достоинства и недостатки. Обычная работа смежников, одним словом, выполняющих единый госзаказ. Вот на этом-то заказе мы с ним и познакомились, и даже на время сдружились. Часто стояли в курилках вдвоём, новости обсуждали разные, государственно-политические – в том числе, что при баламуте-Горбачёве сыпались на обескураженных советских граждан как из рога изобилия.

Но когда работы были завершены, я Виктора потерял из виду: он перестал к нам ездить из-за отсутствия общих дел. И их предприятие и наше остались в начале 90-х годов без заказов и без будущего фактически при президенте Ельцине, при котором процветали лишь тотальное казнокрадство и воровство бывшей советской госсобственности в форме приватизации. Это всё тоже общеизвестно, набило оскомину даже, и останавливаться на этом я не стану – не хочу исторические опилки пилить и бередить раны. Не из-за Бориса Ельцина я рассказ свой начал – ну его!

Итак, в конце 80-х годов я бывшего сослуживца потерял из вида. И встретился с ним опять лишь в середине 90-х – случайно, в общем-то: на вещевом рынке возле метро Щукинская это произошло (сейчас там автобусный круг), куда я приехал с женой за дешёвыми шмотками. И вот в проходе между рядами я своего Виктора и повстречал, обрадовался ему как родному, отошёл с ним в сторонку и побеседовал по душам минут 30-ть, пока наши супруги нужные вещи подыскивали и покупали.

Там-то, на толкучке, я узнал, помимо всего остального, что мы с Виктором теперь – земляки: живём в Строгино оба. Он в конце 1970-х годов ещё одним из первых поселился на улице Исаковского, что идёт параллельно Москве-реке, которая отделяет Строгино от Тушинского лётного поля (он мне рассказывал про это в институте мельком, но я забыл, не придал тому его рассказу значения). Я же с конца 80-х годов переехал на жительство в этот замечательный столичный район, на Таллинскую улицу, в частности, где и живу до сих пор и которая расположена рядом с Троице-Лыково. Нам обоим стало понятно, что живём мы на разных концах района, совсем даже не маленького по размерам, поэтому-то никогда и не пересекались за столько лет, не довелось. Бывает.

После той памятной встречи я видел Виктора ещё несколько раз, но мельком и на расстоянии – из окна трамвая. И потом я его уже окончательно потерял из вида, и даже подумал, что он уехал из Строгино, поменял место жительства. В новой России подобное происходит часто – после каждого очередного обвала рубля и цен, когда кто-то нищает и вылетает в трубу, а кто-то, наоборот, поднимается…

2

И вот через 25-ть лет мы с ним опять неожиданно встретились возле моего дома почти, вытаращили глаза друг на друга как на живых покойников – старые оба, толстые, сморщенные и седые. Настоящие деды уже, стоящие одной ногою в могиле!… И только чуть погодя, преодолев нешуточное удивление и смущение от внешнего вида каждого, мы протянули друг другу руки для приветствия, с жаром пожали их…

– Санька! Леший тебя подери! – первым заговорил тогда Виктор, тряся мою руку с силой. – Прямо и не узнать тебя со стороны! Ты, думаю, это, или не ты. Постарел-то как и поседел, ядрёна мать, да ещё и погрузнел вдобавок! Килограммов 100 небось весишь, да, а то и больше того? Ёлки-моталки! Я-то тебя ещё стройненьким мальчиком знал и помню, спортсменом. А теперь…

– Да ты на себя посмотри, Витёк, себя-то в зеркале давно видел? – съязвил я в ответ беззлобно. – Весь, вон, белый как лунь, и весишь не меньше меня; хотя ты всегда был грузным и солидным.

– Ой, Сань, и не говори, не береди душу, – добродушно оскалился в ответ Виктор. – И сам я стал такой же старый пердун: беззубый, седой, больной весь, гнилой изнутри и на подъём тяжёлый. А к зеркалу уже и не подхожу давно: смотреть на себя стало страшно и тошно. Бриться стал в темноте, представляешь, и только электрической бритвой, не станком, чтобы лишний раз не расстраиваться. Бреюсь теперь – и думаю, песню старую вспоминаю про то, что «я когда-то был молодой, но когда это было – не помню…»

После такой по-дружески шуточной перепалки мы отошли с Виктором в сторону, чтобы не мешать проходу снующих взад и вперёд москвичей, и стали один другого вопросами осыпать, что с языка у каждого слетали автоматически и безостановочно: соскучились оба по живому человеческому общению, чего уж там. Совместную работу по ходу разговора вспомнили и институты свои, которые мы оба уже, как выяснилось, давно покинули. Я рассказал, что уволился со службы в первой половине 2000-х годов, чтобы наконец серьёзно заняться литературой, которая меня захватила полностью и навсегда, как даже и математика никогда ранее не захватывала, не увлекала. А от сослуживца узнал с удивлением, что он оставил своё КБ в 2012 году по причине потери трудоспособности: получил внезапно обширный инфаркт, оказывается, возвращаясь домой со службы, отчего упал в автобусе без сознания и на Скорой был доставлен в ГКБ №67, где три недели валялся под капельницами в реанимации… После этого ему и дали вторую группу инвалидности: нерабочую, как известно. Да Виктор уже и не смог бы работать, как он мне с прискорбием сообщил. Надорванное сердце его стало совсем никудышным, неработоспособным: жить мешает нормально, по улице гулять ходить. На таблетках одних и держится, мужичок, скрипит помаленьку как рассохшаяся телега…

– Так что плохи мои дела, Сань, плохи, – завершил он печальный рассказ о своём последнем житье-бытье. – И здоровье не к чёрту, как видишь, и в семье бардак, да ещё и Греф Герман Оскарович, сука гнилая, позорная, глава Сбербанка нашего, из которого ты только что вышел, меня недавно надул, опустил на бабки. 300 тысяч рубчиков из моего кармана выгреб, гад, за здорово живёшь, а может и того больше… И не поперхнулся, не окочурился из-за этого, поганец, что старика-инвалида “обул” и обобрал до нитки. Только морда его лоснящаяся ещё круглее и жирнее стала, ещё блестящее на свету.

– А как это он у тебя 300 тысяч выгреб, не понял? – удивился я последним словам сослуживца куда больше даже, чем известию о его инвалидности и инфаркте.

– Да-а-а, – обречённо махнул рукой мой товарищ, опуская огромную седую голову на грудь, густо покрытую волосами, слезящиеся глаза от меня пряча, наполненные тоской и обидой. – Чего теперь про то говорить, руками размахивать после драки? Только расстраиваться, да раны душевные бередить, которые и без того не заживают – саднят и саднят без конца, помереть не дают спокойно… Да и не расскажешь про то в двух словах, пойми правильно, какие в нашей стране ужасные вещи втайне от народа творятся. А стоять и рассказывать всё по порядку и от начала и до конца не хочется: ни сил и ни времени у меня сейчас нет. Да и у тебя, наверное, тоже. Длинным будет рассказ, на весь день. И ужасно мрачным и тягостным. Нужно тебе это всё, Сань, в чужом дерьме-то копаться, и чужие беды и проблемы выслушивать и в сердце брать? У тебя, поди, и своих хватает.

– Нужно, Вить, нужно! Поверь! – не задумываясь, ответил я с жаром и сочувствием. – Я же не только твой бывший друг и коллега по ремеслу, но ещё и писатель, “инженер человеческих душ”. И мне не безразлично совсем, разумеется, что в нашей стране и со страной происходит, как люди теперь живут – и молодые, и старые, все. По телевизору-то ничего не узнаешь от наших лукавых евреев-продюсеров, которым проблемы и беды России до лампочки, как хорошо известно. Там у них на экране сплошной дебилизм и кретинизм ещё с лихих 90-х годов цветёт пышным цветом. Ну и гламур и глянец вдобавок, холуи, проститутки и шабесгои разных уровней и мастей правят бал, перед камерами годами красуются, суки тупые, продажные; да пучеглазые и небритые олигархи с любовницами на дорогих машинах и яхтах раскатывают по миру под телекамеры, абрамовичи, рабиновичи и шухермахеры; да списки Форбса мозолят глаза. А про простой трудовой народ русский там только в передачах Малахова теперь говорят – и только исключительно матом. В самом мрачно и неприглядном виде его, бедолагу, показывают: этаким диким, спившимся, полуживым существом, давно уже потерявшим человеческий облик, – что и смотреть страшно и больно, и совестно одновременно! Сердце от тоски и обиды сразу же ныть и колоть начинает: сил нет терпеть!… Я телевизор давно уже не смотрю поэтому, газет не читаю, радио не слушаю – берегу разум, нервы и душу от грязи, от идеологической наркоты. Так от кого ещё новости про современную “райскую” жизнь и узнать, как не от бывших друзей? Согласись? Так что давай, рассказывай, Вить, не тяни, что там у тебя с деньгами и Грефом случилось? А я послушаю. Может статься, и мне твой рассказ в будущем пригодится…

Виктор замялся, задумался на секунду, с мыслями собираясь. А потом произнёс нерешительно:

– Да я могу рассказать, Сань, пожаловаться тебе и, одновременно, предупредить насчёт Сбербанка и его поганого руководства, от которого тебе надо держаться подальше, если деньги кровные хочешь сберечь, а не отдать их на прокорм сальному Грефу… Но только… только это ж не на улице надо делать, пойми, где шумно и холодно, – а в тепле, и за бутылкой вина или коньяка, который один мне только теперь пить и можно. Но в кабак идти – дорого: не по нашим с тобой пенсионным деньгам. И домой я тебя к себе пригласить тоже не могу, извини: живу в малогабаритной двушке в 42 кв. метра с женой и больной дочерью; в квартире бардак такой, что самому за себя совестно.

– Так приходи ко мне в гости, – тут же перебил его я. – У меня квартира просторная в соседнем 20-м доме. И живём мы вдвоём с женой, так что посидим и поговорим на славу: никто нам не помешает.

– А супруга твоя не пошлёт меня? Как она к нашей пьянке-то отнесётся?

– Не пошлёт, не пошлёт, не бойся: она у меня хорошая! – успокоил я сослуживца. – А потом, если ты послезавтра не занят, если послезавтра надумаешь ко мне зайти, – мы с тобой вообще весь день одни будем: Маришка моя в гости к родственникам уедет с утра, может и ночевать там останется, и моя квартира будет пустая и свободная…

Этот гостевой вариант Виктора вполне устроил, понравился даже, и мы твёрдо договорились с ним непременно встретиться через день, когда супруги моей не будет дома. Пенсионер-инвалид Виктор тоже ведь одичал в одиночестве и в четырёх стенах, без прежнего-то коллектива, и был не прочь встретиться и посидеть за столом в компании со старым товарищем. Годы ушедшие вместе вспомнить, работу, без-конечные прежние споры у руководства по поводу качества наших программ; а заодно и поплакаться на нынешнюю увядающую жизнь свою, на проблемы в семье, на здоровье; ту же рюмку коньяка выпить, чего дома ему категорически запрещали делать жена и дочь. Так вот и произошла, одним словом, наша с ним случайная встреча за месяц до эпидемии в моей квартире на Таллинской, длившаяся часов пять по времени, или чуть больше того.

Тогда-то я про историю Виктора со Сбербанком и узнал во всей полноте и красках, пренеприятную и паскудную, надо признаться, откровенно-подлую. Историю, которая так меня взволновала тогда и расстроила одновременно, такие вызвала бурные чувства и мысли в душе, самые что ни наесть разрушительные и негативные, – что я до сих пор никак не могу успокоиться и полностью от неё отойти, на что-то другое настроиться и переключиться…

Потому-то я и засел за статью в августе, что наперёд знаю: пока не выговорюсь и не выплесну всё на бумагу, не поделюсь с читателями о наболевшем и не предупрежу их о грядущей опасности, главное, – не утихну и не остыну ни в жизнь. Так и буду ходить и под нос бубнить, возбуждённый, мысленно прокручивать по сто раз на дню дикий и душераздирающий рассказ сослуживца, и, одновременно, самого себя холокостить и изводить ненужными эмоциями и переживаниями… Одна литература только и лечит от подобного разрушительного самоедства: в этом и заключается её спасительная сила и власть…

Но только одно условие: рассказывать я буду историю Виктора от первого лица – для удобства и простоты изложения. Читателей это сильно не напряжёт, надеюсь, мне же позволит сохранить рассказ динамичным и максимально-приближенным к оригиналу – и стилистически, и эмоционально. Сиречь: со всеми чувствами, переживаниями и внутренними надрывами, которые изобиловали в нём и которые я тогда очень хорошо запомнил – и не забыл пока что. Я даже буду перемежать свой рассказ нелицеприятными эпитетами, которыми обильно пользовался мой сослуживец, пусть и расставленными и рассыпанными по тексту по-своему, не так как это было у него. Но и эта вольность мне тоже простится читателями, я надеюсь…

3

Итак, история Виктора такова, во всех её хитросплетениях и подробностях:

– Весной 2012 года, Сань, как я тебе уже рассказывал позавчера, со мной случился сердечный приступ прямо в автобусе, когда я с работы вечером ехал, возвращался со службы домой. Пассажиры вызвали Скорую по мобильнику, когда я на пол грохнулся, та приехала быстро, привела меня в чувство уколом адреналина в кровь, после чего отвезла меня в 67-ю больницу, что на Карамышевской набережной, где мне поставили диагноз после кардиограммы – обширный инфаркт. Три недели я там валялся под капельницами: сначала в реанимации, потом меня в палату кардио-терапии перевели, где тоже постоянно кололи. А когда выписали, дали направление на медкомиссию, где мне вторую нерабочую группу и присвоили без разговоров. «С таким слабым сердцем Вам работать уже нельзя, товарищ, – сказали дружно. – Забудьте, сказали, про космос и институт! Сидите теперь дома и не перенапрягайтесь сильно, не нервничайте!»…

– Вот я и сижу восемь лет уже, дурью от скуки маюсь, с бабами своими цапаюсь ежедневно, что радости мне не добавляет, понятное дело, бодрости и здоровья… А сердце моё надорванное с тех пор и впрямь совсем никудышным стало: болит постоянно, сука такая, слабым и немощным делает, нежизнеспособным; мешает нормально жить, одним словом, элементарные исполнять обязанности, которые раньше я исполнял играючи, не считая это за труд… А теперь я настоящим инвалидом сделался, ни дать, ни взять, на таблетках живу постоянно: нитраты глотаю пачками и мочегонные. Если день не попью, забуду – с койки подняться потом не могу: раздуваюсь весь и отекаю, вызываю Скорую… Короче, плохи мои дела, Сань, совсем плохи; а лучше сказать – х…ровые. Просыпаюсь теперь каждый божий день в поту – и радуюсь, что живой пока, не окочурился, как меня доктор в больнице предупреждал, что могу умереть, мол, в любую минуту, готовься, мол. И одновременно с грустью думаю: сколько же мне ещё-то деньков Господь Бог отмерил и когда меня к себе заберёт?!… Странное состояние, в общем, испытываю с тех самых пор, как инфаркт заработал, необъяснимое и нелогичное. С одной стороны умирать не хочется вроде бы: ведь не старый я ещё мужичок. А с другой стороны, надоело до чёртиков жить и оглядываться постоянно, не волноваться себя заставлять, не поднимать никакие тяжести, не пить, не курить, не есть жирную и острую пищу и даже и не говорить громко. Жить – и смерти постоянно ждать, которая где-то рядом уж ходит, тварюга, костяшками грозно стучит и косою своею машет безжалостно. Надоело таблетки глотать горстями, Скорую вызывать раз в месяц и на врачей с тоскою смотреть как на своих спасителей. Осточертело всё это до тошноты, Сань, до слёз прямо!…

– А мне ведь умирать нельзя, вот в чём проблема-то самая главная заключается и самая мучительная для меня, из-за которой и сбоит моё сердце, ежедневно ноет. У меня, помимо супруги, ещё ведь и дочь-инвалид на руках, к коляске уже сколько лет прикована. Упала с качелей в детстве, в пятилетнем возрасте, ударилась о железяку и сломала спину себе, нерв спинной повредила. Так с тех пор ноги у неё и отнялись – и доктора московские оказались без-сильны. Сорок лет ей уже, старая дева, – а всё на нашей шеи сидит… и на коляске по дому ездит, на которую её ещё посадить надобно: сама-то она этого сделать не может. Раньше я её всё сажал и снимал, а теперь из-за сердца к ней и подходить боюсь, теперь супруга моя её всякий раз тягает, свои жилы и сердце рвёт. С ужасом думаю, на неё глядя: а что если и у неё сердце не выдержит в один прекрасный момент, и она инфаркт заработает? Кто будет тогда нам троим помогать? – загадка…

4

– А весной 2014 года, Сань, на нас свалилась другая беда: матушка моя умерла 17 марта, в день объявления результатов обще-крымского референдума. Я тогда не знал что и делать, признаюсь как на духу, – толи радоваться, что Крым наконец мы назад вернули, “в родную российскую гавань”, как тогда говорили, – толи по поводу смерти родительницы горевать. Двусмысленное какое-то состояние тогда в душе было, как я это очень хорошо до сих пор помню, для сына умершей матери неестественное… Зато матушка моя молодец – воистину святая женщина! Подгадала смерть свою в такой-то праздничный и светлый для всякого православного русского человека день, чтобы я, единственный сын её, не печалился, сердце берёг, а больше радовался за победу над супостатами…

– Но сейчас не о Крыме речь, хотя и Крым – дело важное, безусловно. После смерти матушки мне по наследству досталась двухкомнатная квартира в пятиэтажке – родовое наше гнездо, где я когда-то родился и вырос, детство, отрочество и юность провёл, молодые годы. В Строгино-то я к жене переехал после свадьбы уже и размена тёщиной квартиры. Родился же я на Преображенке, старом столичном районе, рядом с кладбищем. Там все последние годы и матушка моя жила после смерти отца; там мне и квартиру нашу оставила в наследство. Квартира не бог весть какая по нынешним-то меркам – двушка малогабаритная, да в хрущёвке на втором этаже. Но район престижный, почти что центр. Там любая квартира на вес золота ценится…

– Перед нами с женой после похорон матушки сразу же встал вопрос: что делать с её квартирой, которая давно уже была на меня оформлена, была моя фактически. Я с этим делом до последнего тянуть не стал – заранее подсуетился. А матушка там лишь век доживала, и была только прописана: все же документы, повторю, были мои… Ну так вот, родственники советовали мне начать сдавать эту двушку, зарабатывать сдачей деньги. И немалые, как уверяли они. Но я категорически отказался от этой дурной затеи – свою квартиру в чужие руки передавать, пусть и на время только, не имея никакой защиты. Ключи отдашь аферистам или бандитам – и вообще без квартиры останешься через месяц, которую под шумок продадут и перепродадут лихие люди. Поди потом, отбери, по судам побегай. Уж сколько таких криминальных случаев по Москве, про которые люди говорить устали…

– И мы, короче, всё тщательно втроём обсудив и обдумав, решили с женой и дочкой ту квартиру на Преображенке продать, получить за неё деньги на руки и купить себе новую трёхкомнатную квартиру в Строгино, продав перед этим свою на Исаковского. Чтобы хоть перед смертью пожить попросторнее и повольней с дочерью-инвалидом…

5

– Таков в нашей семье созрел простодушный план, и весной 2014-го мы с супругой начали его реализовывать. Нам обоим казалось тогда, насмотревшимся телевизор, что мы сделаем это с лёгкостью. Ведь там, в зомбо-ящике, чуть ли не каждый день рекламировали крутые столичные агентства недвижимости: ЦИАН, МИАН, Миэль, Инком, Царьград, “Китай-город”, “Кутузовский проспект” и другие, – где белозубые холёные агенты, парни и девушки, обещали оказать помощь клиентам в продаже и покупке квартир почти что без-платно и за самый короткий срок. «Вы получите 95% на руки от реальной стоимости квартиры, если обратитесь к нам, – с экрана хором уверяли они. – А себе мы берём за услуги самую малость, всего лишь 5%. Согласитесь, это по-честному». И мы с женой им верили безоговорочно, надеялись, что всё у нас гладко и быстро пройдёт: ведь новая, счастливая и свободная жизнь настала, обещанная Ельциным с компанией…

– И вот собрались однажды, взяли паспорта с собой на всякий случай и поехали по этим злачным конторам пороги оббивать, чтобы выбрать, какое агентство нам больше понравится и подойдёт, где нас встретят и проводят лучше. За несколько дней объехали с десяток, наверное, устали как черти, ноги в кровь сбили. И что ты думаешь, Сань? – не выбрали ничего! Потому что везде наблюдали одну и ту же картину – воровские шайки вместо агентств, битком набитые какими-то на удивление безмозглыми и без-совестными дурами, агентшами так называемыми, или риелторами, за спинами которых маячили пузатые хозяева еврейской или кавказской национальности, зорко за ними следившие. Эти риэлторши с порога набрасывались на нас с женой как голодные волки, видя перед собой двух старых и выживших из ума лохов, лакомую для них добычу, и начинали нас остервенело зомбировать, засерать нам мозги одними и теми же песнями. Что, дескать, их агентство лучше и честнее всех остальных, и заключать договор надобно только с ними и больше никуда не ходить. Другие, дескать, плохие, нечистоплотные и криминальные… Заключать же договор, прибегнуть и воспользоваться их услугами, надобно обязательно: «Вы, дескать, старые уже оба, – смеясь, говорили они нам, – и плохо чего соображаете; и с таким сложным делом, как продажа и покупка квартиры, вы в одиночку не справитесь; не пробуйте даже, не искушайте Судьбу и не ищите на свою задницу приключений…»

– И вот после такого вступления ошеломительного они, не давая времени на раздумья, сразу же требовали с нас документы на квартиру, которые мы были обязаны им отдать во временное, так сказать, пользование до заключения сделки! Уверяли, что таков, мол, порядок, что так поступают абсолютно все… и что было шоком для нас обоих. Инстинкт и жизненный опыт нам, старикам, подсказывал, что этого категорически делать нельзя: документы на квартиру в чужие руки передавать, заполучив которые, хозяева агентств всё что угодно потом сделать могут с нашей жилплощадью. Причём, уже и без нашего ведома и согласия: это же и дураку ясно, ребёнку малому…

– Но особенно характерно и занимательно в этом стрёмном деле тогда было то, что встречали нас всюду с ласковыми улыбками на лице и трещали без умолку, себя и фирму нахваливая, кое-где даже предлагали кофе сварить. Но когда мы артачились и говорили, что нам надобно, дескать, подумать и в другие места зайти, для анализа и сравнения, когда поднимались из-за столов и направлялись к выходу, – на лицах агентов моментально появлялась злоба и слышалось ядовитое шипение мне и супруге в спину: «Идите, идите в другие места, коли вы нам не верите! Там вас, дураков, обдерут как липок, без денег и квартир оставят! И без штанов! Идиоты старые, из ума выжившие! Сами не знают, чего хотят! Только отвлекают-ходят, голову нам морочат! Хотят свою паршивую двушку в гнилой тараканьей хрущёбе как дорогой особняк продать, а потом ещё и апартаменты себе купить за три рубля у Кремля! Молодцы! Ушлые, черти!…»

– Что меня ещё поразило на этих риэлтерских фирмах, Сань, что я нигде там не мог получить прямых и чётких ответов на свои законные вопросы, которые я дома в тишине составил и написал на бумаге: ведь дело-то с покупкой и продажей квартир не шуточное! Но на одной фирме мне бодрым голосом плели одно её дебильные сотрудники, на другой – другое, на третьей – третье, на четвёртой – четвёртое и т.д., до без-конечности. Отчего голова моя трещала и шла кругом, от напряжения плавились мозги. В Инкоме, к примеру, меня уверяли после моих обращений, что дважды два будет пять, в Миэле, что дважды два – шесть, в ЦИАНе – семь, и всякий прочий бред и нелепица. От чего я только диву давался – от подобных совершенно идиотских и вольных ответов. И с ужасом понимал, что у нас до сих пор в квартирных вопросах нет чёткого законодательства. Или агенты его не знают. Или сознательно скрывают от меня – делают безропотного идиота, – что тоже было вполне возможно: с них там станется!… В этом, кстати, я убедился в агентстве на Войковской, в здании Академии управления МВД. Там, как сейчас помню, к нам вышла на встречу этакая расфуфыренная и высокомерная фря 25-летнего возраста, брезгливо села с нами за столик и спросила, зевая, чего мы хотим и зачем потревожили её, королеву. Мы вкратце объяснили положение дел, а потом пожаловались, что обошли уже много фирм и нигде не можем добиться вразумительного ответа на свои законные вопросы; что агенты крутятся и вертятся перед нами как ужи под вилами и не хотят нам ничего конкретного объяснять по каким-то непонятным причинам – только документы на квартиру от нас требуют все да генеральные доверенности на продажу, что было даже и нам смешно, людям неопытным и неискушённым в квартирных вопросах. Откровенно признались, что из-за этого мы, мол, боимся с ними связываться – не хотим остаться без денег и без квартир.

– Эта мадам нас выслушала с плохо-скрываемой брезгливостью и высокомерием, которые с неё не сходили прямо-таки в течение всего разговора, чрезвычайно-тягостного и утомительного для неё: это было видно. Под конец же она не выдержала – перебила нас, трусливых и нудных старикашек, заявив нам важно и недвусмысленно, с немалой долей торжественности в голосе, что она-де окончила двухмесячную школу риэлторов год назад: знайте, мол, чудаки, с кем имеете дело! Причём, сказала она это так, с таким неподдельным пафосом и гордостью на лице, будто бы её академиком год назад избрали, дурочку стоеросовую, предварительно её знаниями накачав под завязку. Отчего она умом своим поднялась выше Главного здания МГУ на Воробьёвых горах, и оттуда, с небесной высоты, люди ей уже кажутся маленькими и глупенькими как мыши; и мы – в том числе. Поэтому-то она и предупредила нас сразу, во избежание кривотолков и недоразумений, что обращаться к ней надобно ввиду этого исключительно по имени и отчеству – как к специалисту высокого класса, знатоку своего дела и гению купли и продаж. И потом добавила, скривив губу и окинув нас сверху вниз недобрым, колючим взглядом, что ей категорически не нравятся клиенты, которые везде суют свой нос и ей не верят на слово; что она любит работать с такими, которые по-собачьи смотрят ей в рот, её слушают без-прекословно и быстро выполняют её требования. Всё! Разговор-де окончен! Время ей дорого и тратить его на пустопорожнюю болтовню она больше не собирается!…

– Ну хорошо, – опешили мы. – Про продажу нашей двушки у нас голова не болит, и нам не важно и не интересно по сути, кто её у нас купит: лишь бы заплатили деньги, и не фальшивые. Но мы хотим в перспективе продать и свою на Исаковского, и потом купить трёх-комнатную у нас же в Строгино: мы Вам рассказывали. И тут нам будет крайне важна, разумеется, чистота купленной нами квартиры, её надёжность. Чтобы нас потом не выселили из неё через месяц неучтённые в документах хозяева или тайные наследники. Вы же, мы надеемся, будете проверять на качество покупаемое нами жильё?

– Ну, конечно же, буду, конечно! Не волнуйтесь, берегите здоровье своё, граждане дорогие! – с брезгливой скукою на лице ответила нам риэлторша, раздражаясь всё больше и больше от наших идиотских (на её просвещённый взгляд) вопросов. – Это моя работа, и мы проверяем все квартиры, которые выставляются на сделки и на продажу. На нас работают и фээсбэшники, и менты: для них это – плёвое дело. У нас же тут не шараш-монтаж, как вы видите, не забегаловка и не бомжовник. Вы обратили внимание, в каком здании мы сидим?! Оно никаких раздумий у вас не вызывает?

– Ну а нам-то, по крайней мере, вы покажите историю той квартиры, которую мы будем намерены для себя купить? Чтобы мы сами убедились, что она чистая и надёжная.

– Так! Ничего я вам показывать не буду, – взорвалась риэлторша, теряя терпение и вскакивая из-за стола. – Я чувствую, вы как раз из тех клиентов, кто будут во все дырки свои носы совать и тем самым мешать мне работать, станете каждую справку требовать и проверять, каждую запятую – мотать мне нервы! Нет уж, увольте! Ищите себе другого агента с такими замашками и запросами, а я с вами договор заключать отказываюсь.

– Выпалив из себя всё это как очередь из автомата, она развернулась и ушла, пошло виляя обтянутой блестящими лосинами задницей, да ещё и обдав нас с женой напоследок гомерическим презрением…

6

– Хотя, справедливости ради надо сказать, что одна контора риэлтерская нам с женой всё же понравилась, пришлась по душе: меняться-то надо было, хотели мы того или нет. Называлась она “Домострой” и была расположена на Садовом кольце рядом с Ново-Арбатским тоннелем. Небольшая такая фирма, чистая и уютная, светлая от огромных окон-витрин, где нас встретила и побеседовала в предбаннике солидного вида дама наших приблизительно лет, аккуратная, вежливая и неагрессивная. Она нам обоим понравилась уже потому, хотя бы, что ничего не потребовала от нас до подписания договора – ни документов на жильё, ни генеральных доверенностей, как другие. Вот мы на радостях и согласились с ней вести дела, но попросили дать нам время подумать. Она и на это пошла, не стала настаивать на немедленном подписании договора, не материлась вдогонку, когда мы пошли на выход, чем нас, собственно, больше всего тогда подкупила и обезоружила, сильно расположила к себе.

– Одна только получилась накладка: перед тем как уйти, мы попросили у неё дать нам Договор прочитать, хотя бы и бегло, который нам вскорости предстоит подписывать. Но это наше законное желание пришлось почему-то женщине не по душе. Она замялась, занервничала, завертела по сторонам головой… и потом заявила тихо и неуверенно, что не может этого сделать, увы, так как бланков договоров у них пока что нет в наличии – кончились, дескать, но скоро их должны подвезти… «Да там нет ничего такого особенного и криминального, – твёрдо заверила она нас. – Обычные и стандартные договора купли-продажи, которые по Москве гуляют и сотнями заключаются каждый божий день на всех риэлтерских фирмах. Мы тут не редкость и не исключение, так что не волнуйтесь, граждане, обманывать вас не собираемся»… Мы поверили ей на слово, не стали настаивать и ушли, пообещав скоро вернуться…

– Через день мы приехали, как и обещали, предварительно риэлторше позвонив. Она встретила нас с распростёртыми объятиями на пороге и сразу же провела в кабинет директора – огромный в сравнение с предбанником, где мы недавно беседовали, и хорошо обставленный. И это вызвало в нас невольное уважение и восторг. «Надо же, – подумали мы, – в каких шикарных условиях теперешние директора работают. Советские начальники в сравнение с ними – мелкота!!!»… Усевшись за директорский стол, такой же огромный и просторный как и сам кабинет, и усадив нас перед собой на стулья, женщина сразу же дала нам обоим Договор для ознакомления в несколько листов, написанный катастрофически мелким почерком, который супруга моя хоть и открыла для вида и полистала из конца в конец и обратно, но читать не стала, вернула назад хозяйке: она наотрез отказывалась понимать современную юридическую казуистику, свалила её на меня. Я это знал, поэтому надел очки смиренно и углубился в чтение, которое давалось с трудом: язык юриспруденции и для меня был сложен. Прочитал лист, прочитал не спеша второй. Вроде бы ничего криминального не заметил: обычные обязанности сторон юристами рассказывались и разъяснялись…

– И в этот-то момент, когда я собрался было начинать читать последний третий лист, я услышал у себя над ухом недовольный голос женщины: «Читайте побыстрее, прошу Вас, Виктор Владимирович. А то мы сидим в кабинете директора, как-никак, он нам великодушно его уступил, а сам сейчас у наших бухгалтеров мается, бедный. Давайте не будем испытывать его терпение, а лучше побыстрее заключим сделку и сразу же начнём работать»… Подобное замечание хозяйки кабинета мне категорически не понравилось, где-то и насторожило даже. Но я не стал её одёргивать, просить не торопить меня в столь важном вопросе: не захотел заранее портить отношения с человеком, с которым решил сотрудничать в течение долгого времени, квартиру старую продавать и потом покупать новую. Не начинают люди важного дела со скандала! – ибо не кончится оно добром! Тем более, что и ничего криминального я пока что в тексте не увидел… Итак, открыв последнюю страницу и бегло пробежав её глазами сверху вниз, я уже готов был отдавать бланки риэлторше для заполнения, как вдруг мои глаза задержались на последнем пункте Договора, касавшегося штрафных санкций для клиентов, для нас с женой то есть… Тут-то я и насторожился и принялся тщательно этот пункт читать. А там чёрным по белому было написано, пусть и до неприличия мелким почерком, что если в течение двух месяцев (срок заключения Договора) клиент откажется от предложенных ему работником фирмы вариантов для купли-продажи квартиры, то он обязан будет заплатить штрафные санкции «Домострою» в размере 3 тысяч долларов США. «Ничего себе, штрафы драконовские!!!» – с испугом подумал я, предчувствуя для себя недоброе.

– А что это у Вас за пункт такой странный? – обратился я к терявшей терпение женщине, указывая ей на последние строки Договора. – Три тысячи долларов штрафа! За что?!

– Да-а-а, – натужно улыбнулась женщина, не ожидавшая подобной реакции от меня, наоборот, готовившаяся уже было начинать заполнять страницы, – это наши юристы что-то там навыдумывали по всегдашней своей привычке всё усложнять: подстраховались на всякий пожарный случай. Я даже и не вдавалась в детали, честно признаюсь. Это обычные их заморочки и графоманство! – не обращайте внимания! Давайте лучше с вами Договор составлять, повторю, и подписывать побыстрее, и потом начинать работать. Быстрее начнём – быстрее обменяемся. В новой огромной квартире будете жить – чего резину-то тянуть и оттягивать своё счастье?!

– Нет, ну подождите, – стал упрямиться я, страшась чего-то всё больше и больше. – Тут у вас стоит штрафная сумма – и не маленькая! Три тысячи долларов, или 105 тысяч рублей в переводе на наши деньги! Сумасшедшая цифра, согласитесь! И мне она не нравится, совсем-совсем… А если Вы не можете мне объяснить её происхождение – так и давайте её уберём, и дело с концом. Без этого штрафа я со всем остальным согласен.

– Что значит “уберём”? – подождите! Я что-то Вас не совсем поняла, Виктор Владимирович, из-за чего Вы так взъерепенились-то, и что Вам вдруг не понравилось? – строго спросила меня риэлторша, откидываясь на директорском стуле, с лица которой как-то вдруг сразу слетел прежний добродушный вид, и оно стало решительным, волевым и колючим. – Вы меняться-то собираетесь, или нет? Продавать свои старые квартиры и покупать новые?

– Собираюсь, да.

– Ну а в чём тогда дело-то, не пойму?! И какая Вам разница в этом случае, есть в документе штрафные санкции или нет?! Вы намерены улучшить свои жилищные условия, я готова Вам в этом помочь. Давайте поскорее заключим Договор о намерениях и начнём работать. Я сразу же начну искать Вам клиентов и на Преображенке и в Строгино.

– Нет уж, извините, – ещё больше упёрся я, с каждой новой минутой чувствуя для себя опасность. – Пока я не пойму, что означает эта сумма штрафа, я ничего подписывать не стану. И мне не нравится, что Вы меня как-то настойчиво торопите подписать Договор. Я не стану его подписывать, повторюсь. Не стану! Мне надо проконсультироваться со специалистами.

– Ну, давайте я сейчас схожу и приглашу в кабинет наших юристов, – предложила позеленевшая от злости хозяйка, почувствовавшая, что срываются лохи с крючка и изо всех сил сдерживавшая себя от ругани и от мата. – Они придут и всё Вам доходчиво разъяснят, развеют сомнения.

– Нет, не надо, спасибо, – решительно отрезал я, у которого “второе зрение” будто бы внутри открылось. – Ваши юристы – лица заинтересованные. Я лучше сейчас пойду и посоветуюсь с каким-нибудь адвокатом на Арбате… Давай, поднимайся и пошли, – обратился я к растерянной и недоумевавшей супруге. После чего быстро встал сам и направился к выходу, уводя за собой и жену…

– Мы выходили из кабинета директора агентства “Домострой” – и чувствовали, как сзади прожигает нам спины насквозь огненный взгляд разъярённой дамы… «Чего сейчас было-то, поясни? – обратилась ко мне обескураженная супруга, когда мы вышли на улицу и расслабились, наконец, чуть успокоились, в себя пришли. – И почему ты наотрез отказался подписывать Договор?»… «Да потому и отказался, – облегчённо ответил я, до которого, наконец, ясно и в полной мере дошло всё то, во что нас втянуть пытались, – что не захотел попадать в те сети кабальные, которые для нас с тобой эта сучка драная заранее приготовила. Ты что, действительно не поняла того, что ожидало бы нас в итоге после подписания её бумажек?»… «Нет, не поняла»… «Странно, ведь тут всё просто на самом-то деле: эта баба только для вида виляла перед нами хвостом, дурачку из себя строила, стерва. Штраф в 3 000 долларов совсем непросто так ими придуман, пойми, как нам риэлторша лукаво втолковывала, не по ошибке. Он означает только одно – и главное: что поменялись бы мы с тобой за два отпущенных месяца, или не поменялись – им, в “Домострое”, было бы абсолютно не важно. С нас бы они эти три тысячи в любом случае содрали – и не поморщились бы. Подсунули бы нам “палёную” квартиру какую-нибудь – на первом этаже, допустим, да с алкашами-хозяевами, да с окнами на проезжую часть; потом – другую, точно такую же; и третью. Таких квартир на рынке недвижимости полным-полно, как я глядел в Интернете. Это хороших квартир там нет, или очень и очень мало: они уходят в два счёта. А дерьма и палева там – выше крыши, которое годами не продаётся, и потом снимается с продаж.

– Мы бы с тобой отказывались, естественно, от таких вариантов: на кой ляд нам они?! И нам в “Домострое” сказали бы его хозяева под конец – не эта дурочка, заметь, которую в ответственный момент вообще убрали бы из вида, – нам с тобой сказали бы: мы вам предлагали варианты? Предлагали! Несколько вариантов на выбор было предложено вам за означенный срок, но вы ни одного не выбрали – закапризничали. И ладно! Имеете право, как говорится. У нас в стране теперь демократия. Но только вот заплатите нам три тысячи долларов штрафа за проделанную работу – и идите на х…р со своими капризами. Ищите, мол, себе другие фирмы и других агентов, а мы умываем руки… Вот что сказали бы нам с тобою по истечении срока, и какая атмосфера нас бы ждала во время обмена – самая что ни наесть кабальная и удручающая, и для нас невыгодная! Нас бы элементарно лишили права выбора хорошей квартиры: дерьмо одно впаривали бы без стеснения – и всё! Не мы бы с тобой диктовали тогда условия агентше этой, а она нам. Штрафом бы нас постоянно стращала, падла, чтобы были попокладистее и посговорчивее… Представляешь теперь, из какой мы только что выбрались чуднушки?! Вот бы влетели по дурости и по неопытности в блудняк! – без денег и без обмена остались бы в итоге!… Как меня Господь Бог остановил в последний момент, ума не приложу, глаза самолично подвёл к штрафным санкциям! Ведь я уже готовился было отдавать ей бумаги для заполнения, видя, как она на меня шипит и косится, тварь… Теперь-то понятно, почему эта жучка старая, хитрожопая, нам не позволила заранее Договор прочитать: нету, говорит, в наличие, извините и ничего не бойтесь. Вот гадина подлая и двуличная оказалась, чтоб ей, заразе, пусто было!!!…

7

– Вернулись мы домой после этого в самом мрачном и паническом настроении. Ещё бы! Квартира лишняя появилась – без-платный подарок родительский, – и это вроде бы хорошо, большой плюс для нас и поддержка на будущее. Но вот что с этим подарком делать? – непонятно было. Совсем-совсем… Вторая квартира вместо радости вдруг превратилась в обузу, в головную боль, в проблему неразрешимую! Дела-а-а! Хоть впору бери – и от неё отказывайся!… Надо было её продавать, да, безусловно! Но как это сделать одним, без посторонней помощи? Контор риэлторских сотни – а обратиться там не к кому, как выяснилось: в каждой сидит и зубами по-волчьи щёлкает одно гнилое жульё, которое нас с гарантией “обует” и объегорит. Ужас! Ужас! что вокруг теперь происходит, какие страсти кипят на Русской Святой Земле и какое великое жульничество процветает! Мы с супругой тогда впервые столкнулись с тем пренеприятнейшим фактом, что абсолютно не соответствует современная российская реальная жизнь тому, что нам как гвозди вбивают в голову власти на протяжение уже 30-ти лет с газетных полос и экранов ЦТ устами своих холуёв-журналистов. По телевизору-то там у них – гламур и глянец один, золочёные списки Форбс, Канары, яхты и мерседесы, длинноногие белозубые девочки-проститутки, за доллары готовые на всё; рай земной, одним словом, в России-матушке наступил, если нашим масс-медиа верить, после правления Бориса Ельцина! А в реальной жизни, с которой мы впервые соприкоснулись близко, лоб в лоб, дерьмо и жульё одно крутится на всех углах, которое так и норовит тебя обмануть и обобрать до нитки, и с сумой потом пустить по миру. Квартиры родительской спокойно продать невозможно, ядрёна мать, чтобы тебя в дураках не оставили! И это – в лучшем случае…

– Хорошее государство нам построили Гайдар с Чубайсом, – сказал я тогда на кухне расстроенной и уставшей жене, у которой без-плодные поиски напрочь отбили охоту к обмену. – Суки продажные, лицемерные! Твари! Жульё! В советское время, помнится, которое грязью облили новые власти по самое некуда, с этим не было никогда никаких проблем: люди менялись тысячами и без-платно, и без проблем… А теперь вот сиди и ломай голову, как наследство родительское не просрать! не отдать его “волкам” и барыгам на разграбление…

– Как бы то ни было, но на риэлторских фирмах мы поставили жирный крест и решили больше туда не соваться ввиду абсолютной без-смысленности данной затеи. Но и напрямую меняться было тоже нельзя – без посредников-то. Мы же совершенно не знали современных законов с порядками – к кому обращаться надобно в первую очередь и с какими бумагами, с чего вообще начинать. Совет был нам непременно нужен, подсказчик хороший… И тут я вспомнил, к радости своей, что у нас в КБ Лавочкина работала в отделе девочка, молодая сотрудница: Викой её звали, – у которой старшая сестра была юристом по образованию, получавшая ещё советские знания и советский же добротный диплом, поработавшая потом и юрисконсультом где-то, и адвокатом, и даже нотариусом. Вспомнил, что и некоторых наших инженеров она консультировала по каким-то гражданско-правовым вопросам, и те оставались довольны по слухам, претензий не предъявляли, не жаловались на неё.

– И тогда я, не мешкая, связался по телефону со своими бывшими сослуживцами по КБ, узнал у них про ту молодую девочку Вику: работает она ещё или уже нет? Оказалось, что работает, хотя давно уже не молода, и уже не девочка – жена и мама. Парни, с её согласия, дали мне её домашний телефон. Через неё-то я и вышел на её старшую сестру, 50-летнюю солидного вида даму, властную и решительную, волевую, которая работала тогда, в 2014 году, начальником юридического отдела в крупной строительной фирме рядом с Павелецким вокзалом. Там-то мы с ней и встретились по моей слёзной просьбе, разъяснили свои проблемы с жильём, попросили помощи… Она подумала-подумала – и согласилась помочь. Но предупредила сразу же, что её услуги будут стоить дорого – 200 тысяч рублей за каждую сделку. А поскольку у нас три квартиры: две надо будет продать и одну купить, – то мы, стало быть, должны будем заплатить ей в общей сложности 600 тысяч рублей, более полмиллиона… Сумма нас ошарашила, понятное дело, и сильно, – но деваться нам было некуда. Тем более, что Роза Абрамовна Резник (так звали-величали даму) пообещала выполнить все наши требования по покупке жилья, не торопить нас и не втюхивать откровенное палево, не заключать договоров и не брать расписок. Всё у нас будет на честном слове, мол, и с гарантией качества. «Вы же меня не кинете, не обманите с оплатой, надеюсь? – засмеялась она под конец. – Я вижу, вы люди порядочные, старой советской закалки и воспитания. Я вам верю – и помогу вам»…

8

– Так вот у нас с супругой и появился знакомый юрист с Божьей помощью, Роза Абрамовна – добровольный помощник в квартирных делах, да ещё и специалист опытный и высококвалифицированный! Надо отдать ей должное: деньги свои она отрабатывала на совесть! В течение трёх недель она умудрилась продать нашу двушку на Преображенке за 7 млн. рублей. Огромная для нас сумма, которую наша семья отродясь не видела и в руках не держала, и которая здорово подняла и окрылила нас… Оформляли мы сделку купли-продажи в отделении Сбербанка в Газетном переулке в центре Москвы – рядом со здание Главпочтамта. Это уже было моё жёсткое условие – только в Сбербанке проводить все юридические операции и полученные деньги там же держать. Ибо Сбербанк я хорошо знал ещё по советским годам как надёжную финансовую госструктуру, верил в него; к другим коммерческим банкам Москвы я никакого доверия не испытывал…

– И тут у нас сразу же возникла первая накладка: наши покупатели держали деньги именно в частном банке где-то на Кузнецком мосту и хотели заключить сделку именно там, чтобы не заморачиваться с перевозкой огромной суммы из банка в банк одним, без охраны. О чём они и сообщили нам через своего риэлтора, молодого парня. Но я тогда заартачился, пошёл в отказ – не захотел доверять Судьбу и деньги какому-то левому банку, повторю, про который ничего не знал и которые лопаются каждый Божий день как мыльные пузыри, оставляя своих клиентов ни с чем – с одними убытками, точнее… И вот тогда-то нашими агентами и был выбран компромиссный для всех вариант – заключать сделку в Сбербанке, ладно, но тогда уж в ближайшем к Кузнецкому мосту отделении: чтобы сократить до минимума расстояние перевозки денег, и тем обезопасить наших покупателей, простых москвичей, которым деньги достались дуриком, как и нам: после смерти родственников… Таким вот местом и стал Газетный переулок, в итоге, где в старом особняке рядом с храмом, в душном и крохотном помещении мы и продали родительскую квартиру. Тихо и буднично это сделали, без проблем…

– Получив документы на жильё и ключи, покупатели уехали, радостные, а мы остались пока в отделении – свои дела завершать. Расплатились с Розой Абрамовной, как и обещали, отстегнули ей 200 тысяч за услуги, и она тоже уехала после этого, довольная, – теперь уже покупателей на нашу собственную квартиру искать, что на Исаковского. А мы после её отъезда отложили из полученной суммы ещё 300 тысяч – на хороший памятник для родителей на Преображенском кладбище. Оставшиеся же 6,5 млн. мы положили на простой счёт под 5% годовых в этом же отделении. С таким расчётом, чтобы в любой момент мы смогли бы все наши денежки из Сбербанка снять, что потребуются на покупку новой квартиры. Её нам Роза Абрамовна пообещала быстро купить. «Строгино – элитный район, – заверила она со знанием дела. – Там, как я разузнала, квартиры особенно-то не застаиваются на рынке недвижимости: уходят в два счёта…»

9

– Квартиру на Преображенке мы продали в конце мая, и весь июнь занимались кладбищем. Шикарную могилу отгрохали моим родителям напоследок, а заодно и дедушкам с бабушками, которые там тоже лежали давным-давно за нищенскою оградой. Мне за неё всякий раз было стыдно перед соседями, денежными людьми, родственники которых лежали под дорогим мрамором и гранитом, а то и вовсе в отдельных склепах. Вот я и решился потратиться, наконец, не пожидиться и не отстать от них, от соседей-то, коль уж свалились на нашу семью такие шальные “бабки”. Решил, короче, облагородить, привести в Божеский вид усыпальницу предков, не самых худших из москвичей, как я теперь понимаю… Времени у нас на обустройство кладбища было предостаточно, так как клиентов на нашу двушку в Строгино почти что не было. Две молодые пары всего и пришли, походили по квартире сонно, без энтузиазма и потом пропали с концами, не изъявили желания купить… Последняя пара спросила только: «А у вас альтернатива, да?»… «Что это значит?» – не поняли мы с супругой. «Ну-у-у, вы же хотите эту двушку продать и сразу же, в этот же день новую себе купить и туда въехать без промедления: так нам ваша риэлторша объяснила. Хотите совершить две сделки одновременно, чтобы без квартиры впоследствии не остаться, так ведь?… Это и называется альтернатива»… Мы с женой переглянулись, удивлённые: Роза Абрамовна нам про альтернативу ничего не рассказывала, что это такое и какие с ней могут возникнуть проблемы. Но не предали этому факту особого значения, продолжили жить и ждать дальше: если не рассказывала, значит и не важно это – подумали. Только-то и всего. Мы почему-то вверились своей помощнице всецело и безоговорочно; особенно после того, как отвалили ей 200 тысяч за проделанную работу – огромные деньжищи для нас, которые она взяла с удовольствием. И с “благодарностью” – как почему-то дружно решили мы, которую мы оба от неё и ждали, на которую справедливо и рассчитывали по наивности.

– В июле и августе у нас клиентов не было вообще – никто не приехал на нашу убогую двушку даже и взглянуть, поинтересоваться её местоположением и интерьером. Хотя Роза Абрамовна нам обещала обратное при первой встрече: что от клиентов-де отбоя не будет и квартира наша уйдёт в два счёта, что Строгино, мол, – элитный район, каждый туда переехать захочет. Но я и на эту очевидную нестыковку слов и дел не обратил тогда никакого внимания и не расстроился сильно – потому что лето было в полном разгаре – пора отпусков. Это, во-первых… А во-вторых, сам я был тогда весь в политике, в эйфории, связанной с Крымом и Украиной, чёрт бы их всех побрал – и политиков, и хохлов, и наши новые воровские власти!… В марте ведь, вспомни, Сань, мы вернули в Россию Крым, волюнтаристски отобранный у нас Хрущёвым! И сделали это так грамотно, ловко и лихо на удивление, так политически безупречно и без единого выстрела, главное, что ни хохлы и ни Запад даже и чухнуться не успели и что-то ответное предпринять. Это хвалёный-то, кичливый и хищный Запад так пошло и дёшево тогда лопухнулся, который нос всегда по ветру держит и всё гребёт под себя, если что-то и где-то плохо лежит – без надлежащего досмотра и хозяина. Запад, который ненавидит нас лютой ненавистью и мимо которого и муха незамеченной не проскочит, как хорошо известно. Запад, поднаторевший в интригах, подлости и коварстве за тысячу лет, который в Крыму уже и военные базы свои открывать запланировал, курорты и санатории для себя возводить, высаживать виноградники… Но наш президент Путин, отчуга, умница и сорви-голова, прямо-таки по-гроссмейстерски всех тамошних умников и стратегов переиграл, как двоечников настоящих; и сделал это, с удовольствием повторю ещё раз, очень красиво, умно и тонко на удивление, что и комар носу теперь не подточит. Понимай: обвёл вокруг пальца и дебильных братушек-хохлов, и пронырливых европейцев и американцев наш Владимир Владимирович! И вечная честь ему, хвала и слава за тот его геополитический манёвр!…

– Эйфория в стране тогда была жуткая и запредельная, помнишь ведь, Сань, которая на всю жизнь запомнится современникам-очевидцам; эйфория и невиданный патриотический подъём, которого наша страна аж с победной весны 1945-го года не испытывала, вероятно. По центральным телеканалам журналисты и политологи буквально сходили с ума от безудержного восторга и счастья, предсказывая скорый распад Украины, которую мы, как и Крым, непременно вернём-де в лоно матушки-России. После чего опять заживём дружно, сытно и благостно единой великорусской семьёй – на радость себе и на горе хищному и вороватому Западу! Как и жили мы ещё совсем недавно – до подлого сговора в Беловежской пуще наших трёх отщепенцев и м…даков! Разве ж можно было подобное геополитическое чудо пропустить мне, убеждённому советскому патриоту, выросшему на культе Ленина и Сталина – двух этих настоящих Великанов и Демиургов от политики, из ничего сотворивших мою великую и прекрасную, оболганную гнусными демократами Родину – Советский Союз?!

– Признаюсь, что и я тогда сходил с ума вместе со всеми честными россиянами и буквально не отходил, не отрывал глаз от экрана; сутками смотрел все новостные программы и политические ток-шоу от начала и до конца – и по Первому каналу с Толстым и Гордоном, и по Второму с Соловьёвым и Поповым, и по ТВЦ с Романом Балаяном, и по НТВ с Борисом Норкиным, все. И ждал, денно и нощно ждал счастливой развязки, или победного итога, до которого было рукой подать: так уверяли всех нас российские журналисты и политологи с пеной у рта и с длинными как кнут языками. Все они, вспомни, яростно трезвонили-плели тогда одно и то же словно по писанному в своих прогнозах и передачах: что Россия-де очень и очень сильна при президенте Путине, а Украина, наоборот, слаба после Майдана – и вот-вот развалится на куски. После чего победа якобы будет за нами, то есть объединение в одно целое трёх братских славянских республик сначала: России, Украины и Белоруссии, – а потом и восстановление СССР в его прежних границах…

– Я слушал и верил этому бреду, дурачок-простачок, надеялся, что настало наконец святое и правое время духовного и государственного возрождения страны после воистину чёрных годин правления Горбачёва и Ельцина, двух этих “засланных казачков”, двух прохвостов, мерзавцев и перевёртышей, продавшихся Мировому Ростовщику и доведших по их указке мать-Россию до ручки, до последней черты, после которой уже неминуемо последует её распад и падение в пропасть. Повторю, что я абсолютно и безоговорочно верил этому счастливому часу, я его ежедневно и ежечасно ждал. И делал это вместо того, старый и выживший из ума дятел, обладатель дуриком свалившихся миллионов, – чтобы внимательно следить за биржевыми и финансовыми сводками, за ценою на нефть, в первую очередь, от которой, как вскоре выяснилось, всё наше российское благополучие напрямую и зависело-то – а уж никак не от президента… Нефть же в эти летне-осенние месяцы катастрофически дешевела будто по злому умыслу: чтобы меня, чудака, разорить и оставить с носом. А с нею вместе тощал и наш российский бюджет, который доходы от чёрного золота в основном и пополняли-подпитывали: больше-то у нас, в России Бориса Ельцина, уже и продать было нечего. Нефть, газ, уголь и лес – вот и всё наше теперешнее богатство. Ужас! Ужас! Вот ведь до чего, до какого позора и срама великого передовую и высокоразвитую экономически и технологически советскую социалистическую Державу либералы картавые довели за каких-то пару десятков лет всего! Чтоб им всем пусто было!

– Люди ушлые и экономически-грамотные и подкованные, не глядевшие ток-шоу совсем и за политикой не следившие, срочно бежали в обменники и скупали доллары и евро по-максимуму в ожидании обвала рубля. Делали это и простые российские граждане тоже, обжёгшиеся на падении рублёвого курса в 2008 году… Не делал этого только я один, мечтатель блаженный, законченный, ротозей, идиот простодырый и нищий, благодаря смерти матушки ставший вдруг богатеньким буратино. Не делал потому, признаюсь, что верил Путину как самому себе. Особенно – после присоединения Крыма! Я даже и мысли не мог тогда допустить, что наш много-, заслуженно- и глубокоуважаемый Владимир Владимирович позволит Набиуллиной обвалить рубль. Да ещё и катастрофически – вдвое! И этим самым он залезет простому труженику в карман, разумеется, как это сделал алкаш- и дебил-Ельцин в 1998 году, полностью тогда утерявший контроль над государством. А российскому и мировому спекулянту и ростовщику, наоборот, наш нынешний трезвенник-президент, героически возвративший Крым, вдруг позволит несказанно и баснословно за счёт русского тяглого мужика обогатиться. Да не бывать подобному никогда, не бывать! Не верил я этому ни летом, ни осенью, категорически отказывался в подобное бл…дство верить! «Ведь он же, Владимир Владимирович, выходец из простой русской семьи, семьи достойной и трудовой; сам в недалёком прошлом офицер, где такие понятия как долг и честь были всегда святы! Да он скорее пулю пустит в висок, чем позволит жуликоватой нечисти простой народ обокрасть-объегорить в очередной раз, пустить народ по миру!»… Так я думал тогда, так верил и надеялся. Потому-то ничего и не предпринимал – спокойно держал деньги в Сбербанке под 5%, которые мне на книжку каждый месяц капали и капали безостановочно, как с крыши капель по весне, – и продолжал при этом смотреть ток-шоу весело, краха Хохляндии ждать.

– Меня усыпляло и убаюкивало и то ещё, что ни один политолог и журналист, ни один телеведущий не заикнулся тогда про нефть и грядущий обвал рубля: все они только про Украину трещали и трещали без умолку, её крах предсказывали громко, уверенно и делово, напоминая ворон на ветках. Один раз, правда, я слышал интервью Евгения Брилёва с министром финансов Силуановым, у которого журналист робко спрашивал про денежную единицу страны: устойчива ли она? не рухнет ли в ближайшее время? Но Силуанов, помнится, так твёрдо и уверенно тогда заявил, что, дескать, не рухнет, не бойтесь, он отвечает за это – и сам, мол, все денежки держит в рублях. Чего волноваться-то?… И Набиуллина, его подельница хитрожопая, два раза давала интервью журналистам с ЦТ по поводу устойчивости национальной платёжной системы. И тоже клялась и божилась перед камерой, плутовка, что всё, мол, у нас отлично, всё под контролем, пусть не волнуются люди; уверяла, что пока она председатель ЦБ России – никакого обвала и девальвации рубля не случится: на Библии, мол, зарубиться могу…

– Я слушал такие заверения наших высших чиновников – и верил им абсолютно. У меня даже и мысли тогда не могло возникнуть, что это всё – дымовая завеса, пошлый и грязный обман, или идеологическая наркота, чтобы усыпить народ; что на самом-то деле страна накануне грандиозного шухера. Россия, а не Хохляндия!… И знакомых у меня не было, кто бы меня предупредил про покупку долларов, и на работу я уже несколько лет не ездил, где можно было бы от сослуживцев хоть какие-то экономические новости узнать, спросить совета. Да и Роза Абрамовна нам с июня-месяца не звонила тоже – затихорилась, манда, с обменом, будто бы воды в рот набрала… Но и это меня тоже не насторожило ни сколько, малахольного дурачка, идиота! – ибо я весь был в политике, повторю, и ждал краха Хохляндии со дня на день, с часа на час, как всё на свете знающие политологи нам по телевизору обещали. Какие тут доллары и рубли, какая экономика?! – когда будущее России решается, стоит на карте!…

10

– Одна супруга только и волновалась тогда, начала волноваться, точнее, когда уже и сентябрь заканчивался, а у нас с квартирою – тишина, как на Преображенском кладбище. «Чего нам Роза Абрамовна-то твоя не звонит совсем, Вить, не сообщает новости на рынке недвижимости, не предлагает клиентов и вариантов? – раз за разом обращалась она ко мне весь октябрь, почувствовав сердечком своим неладное. – Может, она уже и забыла про нас, деловая Маша, сорвала свои 200 тысяч – и успокоилась? Решила, что и этого ей будет достаточно? Или других каких клиентов нашла – побогаче и посолиднее? А ты всё сидишь – и в телевизор сутками пялишься как идиот: политика тебе важнее собственной жизни, квартиры и денег! Чего ты слушаешь-то этих чудаков дебильных, пустоголовых? – соловьёвых и киселёвых! Они тебе что, квартиру обменять помогут, или деньги полученные сберечь? Лучше позвони риэлторше и узнай: помнит она про нас или уже забыла? думает нам помогать или как? и что нам с квартирой и деньгами делать?»… «Мне неудобно ей звонить, пойми, Валь, – отвечал я всполошившейся супруге. – Она мне не родственница, чтобы к ней постоянно названивать и теребить. Да и не забудет она про нас, не волнуйся. Мы же ей 400 тысяч должны ещё заплатить за обмен: кто от таких денег отказывается?»…

– Однако в конце октября жена настояла всё же, чтобы я позвонил и всё у Розы Абрамовны выяснил как на духу: что с обменом и почему у нас совсем нет клиентов с начала лета фактически? Собирается она нам помогать или нет, рассчитывать на неё или искать других агентов? Я позвонил в полдень по времени и задал все эти вопросы Резник дрожащим от волнения голосом: жутко не люблю кланяться и лебезить, просить помощи у посторонних, – но Роза Абрамовна заверила твёрдо, что наш с ней договор остаётся в силе, и что она держит всё под контролем. Просто, сказала она под конец, смеясь, попали мы с ней якобы в некую чёрную полосу: бывает, дескать, такое на рынке недвижимости, когда люди не хотят меняться, ну хоть убей. В астрал будто бы уходят массово, в нирвану! А потом всё опять восстанавливается с Божьей помощью, и жизнь закипает и дальше идёт: все начинают пробуждаться от спячки и новое жилище искать, навёрстывать упущенное. Вот и мы, дескать, в конце концов переедем: расстраиваться не надо, нервы тратить и её дёргать по пустякам. Одним словом, сидите и ждите!…

– Я положил трубку и всё пересказал жене Валентине, которую слова риэлторши не успокоили, однако… «Странно, – сказала она, глубоко задумавшись. – То обещала нам в течение месяца переехать с гарантией, на все лады расхваливая Строгино. А теперь уже и октябрь заканчивается, и ноябрь на дворе, а у нас нет ни одного клиента: все они в астрале, якобы, в нирване. Даже и на просмотр люди не ходят, не то что квартиру нашу купить… Что-то тут не так, Вить, чувствую я: не хотят москвичи по какой-то причине меняться, затаились все. Значит, чего-то сидят и ждут, каких-то перемен очень важных… Может, скоро рубль опять упадёт в цене и надо срочно бежать и покупать валюту, пока не поздно?»… «Слушай, отвали ты со своей валютой, – помнится, гаркнул я тогда на супругу зло. – Не стану я эти сраные доллары приобретать, денежные знаки иностранного государства; к тому же – государства абсолютно чуждого и враждебного нам, у которого только одни существуют мысли: как бы Россию повернее развалить и слопать. А если их хождение запретят в России, долларов твоих? – что, по-хорошему, уже давным-давно надо было бы сделать, в начале 2000-х годов ещё. Это если бы у нас в стране нормальное правительство было – не марионеточное и продажное, как теперь, не компрадорское, всецело подконтрольное Сиону… Вот патриот и крепкий государственник-Путин возьмёт и сделает это однажды, наберётся мужества: не удивлюсь такому повороту событий ничуть и даже поаплодирую ему от души. Владимир Владимирович силу большую теперь набрал, если судить по Крыму… Запретят в России хождение евро и долларов, – и что тогда с тобой делать станем? Спекулянтам их один к одному продавать; да ещё и умолять, чтобы они их у нас за ради Господа Бога взяли?! Нет уж, извини, но дудки: я перед этой нечистью кланяться и унижаться не собираюсь, да и тебе не советую. Родные российские рубли – они как-то привычнее и надёжнее для души; мне с ними будет спокойнее во сто крат жить и на будущее строить планы… А потом, это тем более глупо делать, подумай и согласись со мной, Валь, рубли в доллары переводить именно сейчас, когда мы собрались с тобой продавать эту квартиру и покупать другую, большей площади. Ведь все операции с недвижимостью происходят в рублях. Ты представляешь, сколько мы потеряем на одной только купле-продаже валюты. Сотни тысяч!»… «Ладно, Вить, поступай как знаешь, – обречённо махнула тогда рукой моя Валентина, не имея сил меня переубедить. – Твоих же родителей продали жильё – значит и деньги твои, законные. Что хочешь, то и делай с ними, в чём считаешь правильным, в том и держи, – только не пожалей потом, если вдруг рубль обвалится»… Разве ж мог я подумать тогда, упрямец, что эти её слова скоро станут пророческими…

11

– Про них мне пришлось вспомнить и пожалеть достаточно быстро. Уже в ноябре 2014-го обвалился российский рубль, как ты, Сань, наверняка хорошо помнишь и знаешь. И сразу же на десять пунктов рухнул по отношению к доллару: был 35 рублей за одного “американца”, стал 45. Я был в шоке от подобного обвала, на гране очередного инфаркта, и не знал совершенно, что делать и куда грести… А рядом, как на грех, – ни советчика, ни помощника: одни старые и больные бабы, от которых толку – ноль! Голова трещала как охапка дров в раскалённой печи, мозги от напряжения плавились, бессонница навалилась страшенная и хроническая! Ещё бы: планы мои по продаже и покупке жилья летели к чёртовой матери. Как и сами денежки…

– И первое, что я тогда совершил, на что у меня ещё сил и ума хватило, – это позвонил опять к Розе Абрамовне и спросил у неё упавшим и надтреснутым голосом, как нашкодивший сопляк-первоклашка спрашивает совета у матушки: что нам теперь делать-то, после всего случившегося? Но её поведение меня потрясло и разозлило одновременно. Ибо она мне бодро и весело ответила, как и неделю назад, что ничего, мол, страшного не произошло, договор наш с ней остаётся в силе, и она продолжает искать клиентов на наше жильё. А как найдёт – будет уже и для нас подбирать квартиру. Не волнуйтесь, мол, ждите.

– «А цены-то на жильё разве ж не поднимутся после обвала рубля?» – спросил я её недоверчиво. «Нет, не думаю, – последовал быстрый ответ. – Покупка и продажа жилья – достаточно инертная сфера, и ценники там быстро не меняются, не волнуйтесь. Ваших денежек, во всяком случае, пока что хватит, надеюсь»… «А почему так долго-то всё у нас происходит, никак не пойму? – спросил я Резник ещё. – Вы же обещали, помнится, что всё у нас пройдёт на “ура”, что Строгино – элитный район, и задержек с обменом у нас тут не будет. А мы полгода уже меняемся – и результат нулевой: ни одного клиента нет даже и на просмотр, не говоря про покупку. В чём дело-то?»…

– «Понимаете, Виктор Владимирович, – через длинную паузу ответила мне тогда Роза Абрамовна, собираясь с мыслями. – Я не хотела вас с супругой расстраивать сразу же, когда весной бралась за ваш вариант. Теперь же скажу всё прямо и честно, коль уж на эту тему зашёл разговор. У вас – альтернатива, которую люди очень не любят: я это по опыту знаю. Потому что это дело канительное и длительное. Поясню, что я имею в виду. Вот захотел человек, к примеру, купить вашу квартиру – он и хочет сразу же её купить, понимаете – сразу; то есть заплатить деньги и въехать, не откладывать переезд в долгий ящик и на потом. Но сделать этого он не сможет, потому что я перед этим должна ещё буду и вам квартиру найти. А всё потому, что вам жить негде будет после продажи, что эта двушка у вас – единственная. Поэтому ваш потенциальный покупатель должен будет заплатить вам аванс – и сидеть и ждать, пока мы решим ваши проблемы. А как быстро мы их решим – никто не знает… А если, к примеру, в той квартире, которую я вам подберу и которая вам обоим понравится, тоже будет альтернатива? Тогда уже вы будете обязаны заплатить хозяевам аванс – и ждать, пока и им риэлторы найдут подходящую жилплощадь. И такие цепочки могут быть очень и очень длинными, поверьте. И меняются люди-альтернативщики годами, а часто и не меняются вовсе: плюют от усталости на обмен и продолжают жить на старой и надоевшей жилплощади… Не удивительно, в свете всего выше-сказанного, что не хотят разумные и денежные москвичи идти на такую длительную перспективу и канитель, которая может в любой момент оборваться, к тому же, да ещё и с вероятной потерей аванса. Все они ищут квартиры “чистые”, не альтернативные, какой была ваша на Преображенке: чтобы заплатить хозяевам денежки и въехать сразу же, начать делать ремонт… Поэтому-то я и хочу предложить вам сделать так же, если вам есть с супругой, где месяц-другой пожить. Давайте продадим вашу двушку как “чистую” жилплощадь: я это сделаю быстро. А потом уже начнём вам трёшку искать. Надеюсь, сделаем и это с Божьей помощью»…«А жить где мы будем всё это время с женой и дочерью-инвалидом?» – было первое, что тогда сразу же пришло мне на ум и перетекло на язык помимо воли. «А у вас что, дачи нет?» – послышалось на другом конце провода. «Дачи нет, есть дом в деревне под Волоколамском. Большой, но старый, дедовский ещё. Переехать туда можно, конечно. Но ведь туда, как я понимаю, нужно будет и мебель с вещами перевозить до покупки новой квартиры»…«Да, нужно, конечно же», – ответили на другом конце… «Ну а прописаны где мы будем, пока вы нам новую квартиру искать станете?»…«Поживёте пока без прописки какое-то время. Ничего страшного не случиться, надеюсь. А потом пропишитесь уже в новую»…«А это Ваше “какое-то время” как долго продлится? Месяц, два? А если год? И что, мы целый год тогда станем без московской прописки жить?… А если Вы нам вообще жильё в Москве не найдёте, которое нам понравится, мы что тогда будем делать? В деревне прописываться, в тёщином гнилом доме, и старость свою там встречать, болезни и смерть? Нам подмосковными жителями придётся тогда становиться, да? на пенсии подмосковные, мизерные, переходить и всё остальное?»… «Виктор Владимирович, не сгущайте краски и не истерите по-бабьи, не надо. Все меняются и переезжают с места на место – поменяетесь в итоге и вы. И мне ещё и спасибо скажите за помощь и за советы…»

12

– Мне сильно тогда не понравился, Сань, вариант Розы Абрамовны, признаюсь честно, от которого откровенным авантюризмом и аферой попахивало даже и на беглый взгляд. О чём я ей сразу же и заявил честно, что её, не альтернативное, предложение для нас категорически не приемлемо и не подходит: двум старикам, да ещё и с больной дочерью на руках в дальнее Подмосковье переезжать на неопределённый срок, с вещами и мебелью плюс к этому. Это же такие траты и головная боль, столько сил от меня и семьи потребует, которых у нас просто нет, у инвалидов-то.

– «Ну-у-у, нет, так нет: воля ваша. Тогда сидите и ждите, – услышал я ядовитое хмыканье в телефоне, – когда я покупателей на вашу двушку найду, а потом ещё и для вас квартиру. Но только помните, уважаемый, что это надолго может всё затянуться: такие вещи, как я объяснила, быстро не делаются»…«А почему же Вы сразу-то мне про то ничего не сказали, Роза Абрамовна, – про длительный срок покупки жилья? – не выдержав, взорвался я, начав говорить с Резник повышенным тоном. – Я бы тогда, не задумываясь, рубли на доллары поменял ещё в мае, после чего сидел бы и спокойно ждал хоть год, хоть два – с долларами-то в кармане. Мне и кризис бы был тогда нипочём, знай я наперёд все подводные камни и хитросплетения обмена, какая тягомотина меня ждёт. А я вместо этого Вам доверился, понадеялся, что уже в июне-месяце буду в новой квартире жить. А теперь вот рубль рухнул на десять пунктов, и я остался с носом как простофиля. А Вы мне предлагаете ещё и дальше сидеть и ждать, жевать сопли и на авось надеяться. А сколько ждать? – непонятно даже! И только теперь мне это всё непонятно стало, через полгода уже»…

– «И ещё к Вам один вопрос, попутный: почему Вы меня не предупредили-то, Роза Абрамовна, про кризис и про рублёвый обвал, чего я втайне от Вас ждал, на Вас, как на специалиста и финансиста со стажем, надеялся и рассчитывал?! Сами-то наверняка все свои сбережения загодя в валюту перевели: Вы же крутитесь в этой финансовой сфере столько лет, с банкирами нашими дружите и всё наперёд от них знаете! Сами перевели, а меня, значит, побоку?!»

– «Вы меня определённо с кем-то спутали, уважаемый Виктор Владимирович, – с сарказмом в голосе холодно ответила мне на это Резник, – и много захотели от меня за здорово живёшь поиметь, за одно только “спасибо”. Но только напомню Вам, для ясности и во избежание кривотолков и критики, что Вы мне никто, совершенно, и я не обязана лично о Вас и о вашей семье заботиться, предупреждать о финансовых турбулентностях и обвалах, о вероятных курсах доллара и рубля. Я даже не ваш экономический консультант и эксперт, и зарплату у Вас не получаю. Так что свои претензии оставьте при себе, или ищите других людей, кто будет на Вас без-платно работать и Вас консультировать… А ещё напомню, что мы условились с Вами продать и купить квартиры за определённую сумму. Всё! Я согласилась помочь и делаю это, как могу: одну квартиру уже продала, если ещё не забыли… А по поводу всего остального у нас с Вами разговора и договора не было; так что оставьте при себе эти свои коммунистические замашки с их обязательной взаимопомощью и взаимовыручкой, “равенством” и “братством”. Коммунистический рай в новой России закончился. Надеюсь, что навсегда! Поэтому-то давайте и мы с Вами закончим эту нашу пустую беседу без ругани и скандала, и взаимных претензий. Вы подумайте, посоветуйтесь с женой над моим предложением по поводу обмена – и решите, как вы хотите его провести: быстро или медленно. И потом позвоните и сообщите мне результат, чтобы я тоже знала, по какому пути идти. И идти ли, выгодно ли мне это. А сейчас до свидания: у меня много и других дел, помимо ваших».

– После этого в моём телефоне послышались короткие гудки…

13

– Беседа с Розой Абрамовной меня покоробила сильно, обидела и напрягла. Не то я услышать от неё ожидал, и не в таком тоне и настроении… Положив телефонную трубку на место, я был тогда в полной растерянности, был морально убит. И первое, что сделал, – это рассказал жене про два варианта, быстрый и медленный, что предложила нам ушлая наша помощница… Жена согласилась со мной, что быстрый, безальтернативный, вариант нам не подходит ни по каким параметрам. А медленный может растянуться на годы, за которые в стране всё что угодно может произойти. Ещё пару таких рублёвых обвалов – и мы вообще без денег останемся, которые инфляция все до копейки сожрёт. Ведь цены-то в нашей стране крепко привязаны к доллару США ещё со времён правления Бориса Ельцина: такую антигосударственную и воровскую систему, воистину колониальную, соорудили в новой России продажные Гайдар с Чубайсом, чтоб им обоим пусто было, чертям рогатым. И после каждого финансового обвала тощает и слабеет рубль, в бумагу превращается, в без-полезные фантики. А им, рублём, зарплату россиянам правительство наше выплачивает, между прочим; и потребительские товары продаёт за рубли… Значит, нищают русские люди стремительно после очередной девальвации национальной валюты, тощают их сбережения и кошельки. И вместе с ними, сбережениями россиян, на глазах тощает и превращается в пыль и наш семейный доход в 6,5 млн. рублей за проданную родительскую квартиру. Эти денежки мы, олухи Царя Небесного, по незнанию самолично пускаем на ветер…

– От подобной безрадостной перспективы мы с женой были в шоке и не знали, на что нам в итоге решиться, на какой вариант, оба из которых были плохие, скверные даже. Коммунистические времена оба сразу же вспомнили, когда с обменом жилья не было у москвичей никаких проблем. Люди менялись спокойно и быстро, много и часто тогда все менялись, не опасаясь остаться без денег и без жилья, или на аферистов нарваться, – ибо всё тогда находилось под полным контролем государства, которое обмануть было нельзя. Или – чревато очень серьёзными последствиями, которые мало было желающих на себе испытать… Деньги тогда вообще не нужны были в обменных делах, которые совершались абсолютно без-платно, что современным гражданам новой России покажется бредом или враньём. Но тогда так именно всё и было: подтверди мои слова, Сань! Люди шли с документами в Райисполком, как сейчас помню, в его жилищную комиссию, отдавали документы инспектору, а та заносила их вариант в картотеку – и всё: дело было по сути сделано. После этого желающим обменяться сразу же шли звонки с предложениями – только успевай-выбирай. И нам бы с женой пришли непременно: вариант-то у нас очень хороший был. И мы бы свои две двушки обменяли на трёшку в течение месяца – без денег бы это сделали, повторю, без купли-продажи и без рвачей-риэлторов, у которых только одно теперь в голове: как бы своих клиентов поверней обобрать и “опустить на бабки”. А тогда, при советской власти, все эти хищные посредники были не нужны совершенно! Потому-то и проблем тогда с обменом жилья не было никаких, как и криминала разного…

– Вспомнив об утерянном советском рае с большим сожалением, погоревав о нём, мы с женой вернулись мыслями назад после этого, в наше постылое настоящее – и стали думать-прикидывать оба, что нам делать дальше и куда грести, как решать свалившуюся на нас проблему. Тупо продолжать сидеть и ждать положительного исхода с обменом нам как-то уже расхотелось, в котором мы оба стали сильно уже сомневаться и после обвала рубля, и после беседы с Розой Абрамовной, главное, которая тоже оптимизма и уверенности нам не прибавила, жучка циничная и расчётливая! Скорее даже наоборот – последний оптимизм отняла. Ведь она открыто заявила по телефону, что мы ей никто, и звать нас никак. И напрягаться из-за нас она не станет, не собирается. Даже и не смотря на те деньги, которые мы ей уже отвалили, стерве, и ещё собираемся отвалить… Нам с женой это было и горько, и обидно слышать до слёз, признаюсь честно, такое чисто меркантильное и наплевательское отношение к людям. Но и другого, лучшего варианта у нас тоже не было: нам попросту некем было Розу Абрамовну заменить…

– «А, может, ну его тогда к лешему, этот обмен, коли с ним теперь такая морока, – предложила тогда жена. – Давай продолжать дальше в этой квартире жить, как и раньше жили – бедненько, но спокойно. Тут нам, по крайней мере, родное и знакомое всё – и местоположение и соседи, и магазины и поликлиника, да и сама атмосфера привычная, окружающий вид, к которому привыкать не надо. Если останемся – то и денежки сохраним, и нервы, и силы. И Розу Абрамовну эту ушлую и хамоватую на три буквы пошлём за её поведение, если ей наши 400 тысяч до лампочки, как и мы сами… А что, а почему нет-то, Вить, почему? Хороший вариант, по-моему. Пойдём в Сбербанк завтра же и переведём наши деньги в доллары. Пусть в долларах теперь лежат, коли правительство у нас такое продажное и жуликоватое: в долларах оно будет надёжнее и спокойнее»…

– Но мне этот вариант супруги тоже не сильно понравился: не любил я никогда на половине пути останавливаться и назад отступать, по-рачьи в обратную сторону пятиться. Я-то ведь, грешным делом, уже настроился на трёхкомнатную квартиру мысленно, в ней собирался хоть перед смертью с шиком пожить и порадоваться напоследок, а не толкаться и не прозябать в нашей убогой малометражке, сильно к тому же запущенной, старой, нуждающейся в ремонте… А деньги – что они значат в моих неумелых руках?! Деньги, чувствовал я, это мусор, бумага, хлам, – которые всё равно наши антирусские власти у нас когда-никогда отберут – хоть рубли, хоть доллары, хоть евро, хоть те же фунты-стерлинги. Набиуллина, коза драная, она найдёт способ, как в карман к народу залезть и всё оттуда подчистую выгрести. Её и Ксюшу Юдаеву, её первого зама, недаром учили и посвящали в масоны в Америке тамошние кукловоды-дельцы, и исключительно для того и держат в ЦБ на ключевых постах – чтобы простой российский народ в наглую обирать и пускать по миру! Сиречь: проводить в жизнь тайные рецепты и наказы ротшильдов, соросов и барухов по закабалению России… Ведь клялась же и божилась наша плутовка-Эльвира ещё и в октябре-месяце перед телекамерами, на всю страну клялась, что не допустит, дескать, обвала рубля ни при каком виде, что наш рубль якобы крепкий и прочный как сталь; и всё остальное, сопутствующее, тоже, мол, в норме, в порядке! Так нет же, взяла и обвалила финансовую систему страны в ноябре уже! Понимай – залезла в карман ко мне и всему народу российскому. И как её после этого называть? как относиться?!… Ну а теперь и дураку ясно, что после обвала рубля и цены все вверх полезут как пьяные альпинисты на гору. И станем мы все беднее гораздо, чем были до того… Зато долларовым миллионерам и миллиардерам раздолье, абрамовичам, рабиновичам и шухермахерам: всё у нас опять по дешёвке скупать начнут, плести свою паутину кабальную дальше…

– Но и менять рубли на доллары мне тоже не очень-то хотелось, именно так. Тем более, когда “американец” стал стоить 45 деревянных… «Надо было бы раньше доллары покупать, Валюш, когда они по 35 ещё стоили, – ответил я тогда устало и раздражённо супруге. – А теперь, после обвала, это делать и глупо, и без-полезно, как представляется! – вдогонку что-то кардинальное предпринимать и тем самым смешить Набиуллину. Это всё равно что после драки стоять и руками размахивать показно, материть кого-то нещадно и грозно, слать в пустоту проклятия; или же глотать минералку вёдрами, когда полжелудка уже отрезали из-за язвы»…«То есть ты хочешь сказать, ты уверен в том, – недоверчиво посмотрела на меня тогда моя Валя, – что дальнейшего обвала рубля не случится? что всё на отметке 45-ть остановится на несколько лет?»…«Да куда уж дальше-то падать? – ты чего?! Тогда это уже дефолт 1998 года напомнит в точности и алкаша и иуду-Ельцина!… Но Путин-то не Ельцин и не алкаш, смею думать, и до такого откровенного предательства национальных интересов страны своё правительство не допустит, наверное! – верю и надеюсь на это! Подтверждением чему служит Крым!»…«Ну а чего же тогда нам делать-то, не поняла? – растерянно спросила жена. – Ты-то сам чего предлагаешь? Продолжать меняться дальше, да? Сидеть и ждать от Розы Абрамовны новостей, когда она, наконец, отелится и про нас вспомнит? и что-то путное предложит нам? Полгода уже сидим и ждём, а конца и края нашим без-плодным ждалкам что-то не видно»…«Я пока не знаю, что предложить, Валюш, не знаю. Ей-богу! У меня все мозги набекрень и мысли путаются от последних событий. Мне надобно собраться с силами и хорошенько подумать – время мне нужно, короче, день или два. Прямо сейчас я не могу дать ответ: у меня его просто-напросто нету…»

– Думал я несколько дней после этого – и ничего путного придумать так и не смог. И посылать Розу Абрамовну мне было стрёмно, окончательно порывать с ней связь: одну-то квартиру она продала всё же, помогла нам, убогим, грех жаловаться. Но и меняться уже не сильно хотелось, понимая, какая морока с этим обменом грёбаным нашей инвалидной семье в будущем предстоит. Короче, завис я тогда капитально, Сань, будто бы вирус какой подхватил компьютерный… Странно наверное прозвучит, – но и доллары с евро покупать я тоже не собирался, валюту иностранную, которой почему-то страшился всегда по старости и по незнанию. Тем паче, после недавнего обвала не планировал этого делать. Зачем? Я почему-то тогда абсолютно уверен был, что этот обвал – последний…..

14

– Помог нам с супругой тогда выйти из тупика неожиданный звонок из Сбербанка, состоявшийся через несколько дней после моей беседы с Розой Абрамовной и невольно указавший лично мне путь дальнейшей жизни и действий. В полдень, как сейчас помню, в нашей квартире раздался звонок. Жена привычно подошла к телефону, спросила, кто звонит, после чего повернула голову в мою сторону и сказала: «тебя», – протягивая мне трубку. Я взял её, сказал “алло”, на что мне ответили на другом конце приятным женским голосом: «Здравствуйте, Виктор Владимирович! С Вами говорит старший менеджер Сбербанка Артюшкина Татьяна Яковлевна, из отделения, что в Газетном переулке и где у Вас деньги лежат: 6,5 миллионов рублей. Правильно?»…«Да, правильно, – уныло ответил я. – И что Вы хотите?»…«Я хочу, во-первых, сообщить Вам, что отныне я буду являться Вашим личным менеджером, то есть буду сообщать Вам о всех новшествах и изменениях по вкладам, что будут происходить в нашем банке. Вы, напомню, являетесь vip-клиентом, и к Вам, соответственно, и особое отношение теперь будет. Вы, надеюсь, не против того?»…«Не против, не против. И дальше что?»…«Отлично. А дальше я сразу же хочу сообщить приятную для Вас новость: в связи с понижением курса рубля в Сбербанке возросли проценты по вкладам для населения. Вы сейчас держите свои деньги под 5% годовых: так, правильно? А мы Вам предлагаем переложить их на новый вид вклада – под 8% годовых. Но! – на три года и без снятия. Лишние 3% – большая сумма, согласитесь? Так что если Вы не собираетесь делать дорогостоящих покупок в ближайшее время, я предлагаю Вам завтра же приехать к нам в отделение и подписать новый договор, переоформить счёт. Когда приедете, спросите меня, Артюшкину Татьяну Яковлевну, напомню. Я Вас встречу и обслужу без очереди в гостевой комнате как vip-клиента. Теперь Вы для нас – самый дорогой и желанный гость! Ну как, ждать мне Вас завтра, Виктор Владимирович?»…«Не знаю, – не сразу ответил я, меняясь лицом. – Мне надо подумать»…«Хорошо, подумайте, и потом позвоните мне. А хотите, приезжайте так, без звонка. Я завтра буду весь день на работе и Вас, если что, встречу и обслужу по высшему разряду…»

– Звонившая после этого попрощалась вежливо и добродушно – и положила трубку. Я же, растерянный, разрумянившийся и окончательно с толку сбитый, отошёл от аппарата в глубокой задумчивости и первое, что сделал, – это пересказал в подробностях тот разговор жене, которая стояла рядом и внимательно за мной наблюдала, пытаясь понять по моему поменявшемуся лицу, что это был за звонок и от кого именно; и почему он так на меня подействовал возбуждающе… Я ей всё и рассказал, не мешкая и не таясь, кто звонил и зачем. После чего растерянно произнёс с ухмылкой саркастической: «Как же всё в нашей жизни чудно устроено-то, Валюш, и интересно до ужаса. Ещё вчера мы были никто, и звать нас было никак; серые мышки мы были с тобой, плесень человеческая, тля в наступившей жизни. От таких, как мы, Гайдар с Чубайсом решительно избавляться всех своих сторонников призывали – и побыстрей, чтобы не путались мы, инвалиды и старики, под ногами у Нового Мирового Порядка, у господ-глобалистов. Но как только проведали, суки позорные, что у нас миллионы лежат на счёте – сразу же переменились в голосе и лице. Уже и звонят, вон, и кланяются подобострастно, глазки как проститутки строят, в лакеи к нам нанимаются, приглашают на рандеву. Мы с тобой теперь, оказывается, vip-клиенты Сбербанка, и отношение к нам будет теперь особое – в очередях не будем сидеть, а будем обслуживаться вне очереди. Красота, да и только! Буржуями теперь жить станем, короче, людишками помыкать, заставлять их пресмыкаться и прогибаться. Так мне только что по телефону их старший менеджер заявила, Артюшкина Татьяна Яковлевна!… Ну и что скажешь, как посоветуешь поступить с деньгами нашими и обменом? какой путь выбрать? Дело-то принципиальное и стратегическое нам с тобой предлагают люди: под большие проценты денежки в Сбербанк положить на целых три годика. А значит – про обмен забыть. Какой путь сейчас выберем для себя – так дальше и жить станем».

– «А чего тут говорить-то и что выбирать? – не задумываясь, ответила мне супруга. – Тут, по-моему, выбор ясен! 8% годовых, да на три года! – это большие деньги, согласись. От наших 6,5 млн. это будет 520 тысяч в год, или 43 тысячи в месяц в течение 3-х лет. Поди плохо, Вить, дорогой! Такая узаконенная лафа – и даром! Это же две наших с тобой пенсии нам ежемесячно дополнительно будет капать на книжку: чего от такого подарка отказываться-то?! Дурак что ли?!… Да я считаю, я абсолютно уверена даже, что надо сворачивать дело с обменом раз и навсегда, ежели такой головняк нам новые власти устроили в этой жилищной сфере. И, соответственно, посылать эту твою Розу Абрамовну куда подальше – и с удовольствием! – и в этой квартире оставаться жить, которая хоть и плохенькая, да, но мы её ещё при советской власти получали и “подводных камней” в ней априори нет: никто не придёт и не выкинет нас отсюда. Дудки! А родительские денежки идти и класть на 8%. И думать тут нечего, голову себе ломать, считать дурацкие варианты. Если уж в доллары не перевели, как все нормальные люди это сделали, так давай хоть тут с тобою чуть-чуть урвём. Чтобы уж совсем не обидно было за ситуацию»…«То есть ты решительно предлагаешь про обмен забывать как про страшный сон, предлагаешь звонить к Резник и отказываться от её услуг, да?»…«Да, предлагаю. И сегодня же. Прямо сейчас. Чего кота за хвост-то тянуть?!… Или ты что-то иное можешь мне предложить, более стоящее и перспективное?»…«Да нет, Валюш, ничего не могу другого. В том-то всё и дело. Мог бы – предложил давно. А так… В каком-то дурацком положении нахожусь несколько дней, признаюсь, когда и меняться уже неохота после всего случившегося, когда про альтернативу столько всего узнал, – и не меняться жалко, навсегда оставаться в этой убогой квартире, которая мне порядком обрыдла уже, если по-честноку, которую ремонтировать надобно давным-давно, да всё не доходят руки. Да и денег на ремонт тоже нет, не было раньше, который дорого стоит, как известно»…«Вот и отремонтируем на проценты теперь с Божьей помощью, – ободрила меня тогда счастливая Валентина. – Сами не сможет – так мастеров наймём! Их сейчас столько вон развелось в столице: ходи и выбирай только. Ведь такие денежки нам будут каждый месяц платить, такие денежки! Чего от них и от ремонта отказываться-то? Глупо это, элементарно глупо! Ну, согласись!… А из-за твоей Розы Абрамовны хитрожопой мы вообще на бобах останемся – и без новой квартиры, и без денег, и без ремонта – безо всего! Я такой печальный для нас исход сердцем чувствую, не знаю даже, почему… Ну, какая сейчас квартира, и какой обмен, подумай? – когда рубль рухнул на 10 пунктов, а люди напуганы до смерти и попрятались по щелям. Теперь надо лишь сидеть и ждать, пока всё утихнет и устаканится, пока пыль осядет в стране. Дай Бог, чтобы через полгода хотя бы всё опять успокоилось и улеглось, в привычную норму вошло, чтобы власти ценники пересчитали новые с учётом нового курса рубля и вывесили над прилавками. А ты говоришь: жалко! Забудь пока про покупки и про обмены, Вить, дорогой, забудь: кто в кризисные времена совершает покупки и деньги тратит, кто? Все умные люди, наоборот, их в чулок прячут и до лучших времён берегут. Вот и мы давай с тобой так поступим. Тем паче, что из Сбербанка сами к нам позвонили: то есть там думают и пекутся о нас добрые служащие. Вот и давай не будем с тобою глупыми и неблагодарными, коли Наш Господь сам протягивает нам руку помощи, указывает правильный путь…»

15

– Я тогда послушался супругу, полностью согласился с ней. Хотя и далось мне моё согласие очень и очень непросто… Но… всё ещё раз обдумав и взвесив, хорошенько всё посчитав, я, собравшись с духом, всё-таки позвонил Резник и отказался от её услуг, пояснил ей как можно доброжелательнее, что мы передумали переезжать на новое место: мол, поменялись планы и настроение. «Ваша воля», – холодно ответила Роза Абрамовна и бросила трубку, более не сказав ничего, давая этим как бы понять, что далее она нас ни видеть, ни знать не желает, и на услуги и помощь её мы можем впредь не рассчитывать…

– «Ну что, Валюш, с одним делом вроде бы разобрались, поставили на обмене и Розе Абрамовне крест, – положив трубку и тяжело выдохнув из себя воздух, сказал я тогда сияющей счастьем жене. – Теперь надо звонить в Сбербанк, Артюшкиной Татьяне Яковлевне, и ей назначать встречу. На сколько только? – надо подумать»…«Зачем? – удивилась тогда моя Валентина. – Зачем нам надо кому-то звонить и привязываться к определённому сроку, а потом ещё и в центр Москвы переться: час туда, час обратно, да по толкотне и духоте? – если мы завтра с тобой пойдём в наше местное строгинское отделение Сбербанка, и там оформим новый договор легко и быстро у оператора. Сейчас же все финансовые операции можно проводить в любом отделении Сбербанка. Там у них всё компьютеризировано и автоматизировано, в единое целое соединено давным-давно и управляется из одного места, из Центрального офиса. Забыл что ли про это?!»…«Да нет, не забыл – помню. Но только с Артюшкиной-то тогда как быть? Позвонить и отказаться, да? Предупредить, что у себя всё оформим, чтобы не ждала нас?»…«Зачем? – пуще прежнего удивилась супруга моему новому намерению. – Она тебе кто, чтобы перед ней оправдываться и извиняться? У неё работа такая: сидеть и всем звонить, клиентов к себе заманивать. Она и сидит и звонит: чего ей ещё делать-то? в носу ковыряться? И завтра на работу всё равно придёт – приедем мы к ней в Газетный переулок, не приедем – какая разница! Бросай ты эти свои коммунистические замашки, Вить; а лучше вспомни, как тебя Роза Абрамовна совсем недавно учила жить и с людьми общаться: свысока и через губу, и с неприкрытым презрением! Вот и следуй её урокам – знай и помни, что ты теперь российский миллионер, ёлы-палы, новый русский то есть, почти-что еврей. Вот и веди себя по-еврейски, а не по-холопски. Это только холопы перед всеми оправдываются и извиняются, лебезят…»

– На другой день, позавтракав и дочь накормив, мы с моей Валентиной оделись в парадное и поехали в отделение Сбербанка, что на вашей Таллинской улице расположено, Сань: оно самое крупное в Строгино, и самое пафосное и крутое. Пошли и заключили там новый договор – под 8% годовых… После чего вышли на улицу необычайно счастливые оба, гордые даже, подумав дружно, что кончились, наконец, все наши мучительные ожидания и унижения перед хищниками-риэлторами, и мы нашли с Божьей помощью правильный для себя, немощных стариков-инвалидов, путь – прямой и гладкий, и единственно-верный. Мы правильно решили, продав мою родительскую квартиру, остановиться на этом и успокоиться, не дёргаться дальше, не гомозиться, не пороть горячку с истерикой. Тогда мы и денежки оставшиеся сохраним, и вообще без квартиры не останемся, без своей плохенькой и убогой двушки. А это было реально вполне, если учитывать, какая у нас лихая была риэлторша, Роза Абрамовна Резник – глава финансово-экономического отдела ООО «Роспромстрой», как было написано на её визитке, которую она нам в день знакомства ещё оставила для связи. Человек Дела, да, безусловно, дама пробивная, оборотистая и хваткая, что и не вырвешься, не убежишь, если только она сама тебя не отпустит. Но и циник бездушная и безжалостная в то же самое время, которой на всё и на всех было глубоко плевать, кроме денег; которая нам вполне могла бы и откровенное палево втюхать – и спокойно руки умыть. Чтобы нас троих бомжами в итоге сделать, коих в новой и “свободной” России становится больше даже, чем тех же тараканов и вшей…

16

– Однако радовали мы с моей Валентиной не долго, увы. Потому что ровно черед месяц, в середине декабря 2014 года произошёл новый обвал рубля, куда более круче прежнего. Сначала рубль просел по отношению к доллару до отметки в 55-ть пунктов, потом – до 65-ти. А в январе и феврале 2015-го года он опускался и до 70-ти и даже до 80-ти рублей за одного “американца”. Страх, что в стране творилось! Помнишь же, Сань?! В провинции, если сообщениям дикторов ЦТ верить, ополоумевший народ покупал доллары у спекулянтов и за 100 рублей, и даже за 120-ть, лишь бы сохранить свои скудные сбережения, заработанные честным трудом, а не валютными спекуляциями! А некоторые бедолаги, которые типа меня как огня боялись иностранных денежных знаков, стали скупать в огромном количестве бытовую технику и телевизоры, и заставлять этим электронным хламом квартиры, дачи и гаражи. И всё это делать от страха и от незнания, повторю, хорошо помня ещё алкаша- и иуду-Ельцина и его чёрный 1998 год.

– Я был в шоке, ясное дело, и от обвала, и от порядков в моей родной стране – в новом “свободном” государстве, точнее если, построенном Ельциным и компанией на развалинах “тоталитарного” СССР. С этим новым государством я ВПЕРВЫЕ сталкивался так близко, лицом к лицу: раньше-то я его и не знал по сути, или почти не знал. Видел лишь его внешнюю, ПАРАДНУЮ или ФАСАДНУЮ сторону, ГЛЯНЦЕВУЮ, – витрины супермаркетов и гипермаркетов, понимай, в точности похожие на европейские и американские и битком набитые красочно-упакованными товарами: продуктами питания, пивом и жвачкой, шмотьём и тряпьём, – шикарные иностранные автомобили повсюду, роскошные рестораны, бордели и казино, в точности напоминающие западные. Да ещё видел появившуюся возможность простому россиянину получить себе загранпаспорт и умотать на отдых в Турцию или Египет, минуя свои курорты и базы отдыха, – чтобы попить на чужбине дешёвого пойла, ослиной мочой разбавленного, поесть вонючих креветок вдоволь, устриц… А теперь вот узнал его, моё родное государство Российское, изнутри: через обмен жилья и хранение денег в рублях, не в валюте, – и ужаснулся узнанному, честное слово, оторопел! Той подлости, лжи и коварству на самом высоком уровне, главным образом, что на мою бедную голову вдруг свалились и лавиной накрыли меня…

– Я не понимал, что происходит в родной и любимой России, и почему так подло, нагло и дико новые власти надули лично меня, пожилого заслуженного человека, честного труженика, инженера-оборонщика со стажем, инвалида-сердечника, наконец?! Почему они втихоря, как самые настоящие воры и трусы, подонки и подлецы обвалили рубль, денежную единицу страны, не предупредив население об обвале и девальвации, не обнародовав рецепты спасения? И этим ополовинили мои сбережения, которые мне не воровством достались, не биржевой спекуляцией и игрой в казино, а честным и законным путём – после продажи родного гнезда на Преображенке! А то гнездо, в свою очередь, тоже не воровским было, не криминальным и не отобранным у кого-то силой. Его честно заработали и получили мои трудовые, совестливые родители от прежней Советской власти, всесторонне, огульно, целенаправленно и без-пощадно оболганной и оклеветанной теперь… «Где председатель ЦБ России госпожа Сабездуллина? – мучительно думал я, расхаживая взад-вперёд по старой и тесной квартире, к которой меня привязали навек, и слушая по радио и ЦТ, как всё глубже и глубже проседает день ото дня рубль, и с ним вместе – и вся российская экономика. – И почему она спряталась и его не спасает, что является её прямой обязанностью – стабилизация национальной денежной системы и удержание её в равновесии?! Она же клялась и божилась всю осень, пигалица, что всё у неё под контролем, и она не допустит кризиса и обвала рубля! И народ, мол, может не без-покоиться и не волноваться, про обменные пункты забыть!.. Значит, она подло и нагло врала населению?! – так ведь?! И делала это всё сознательно, не моргнув глазом. И кто она после этого?! И где место ей?!»…

– Я очень хорошо помнил те её выступления, Сань, как снотворным убаюкивавшие меня. Помнил и слова министра финансов Селуанова, повторю, её лукавого и картавого подельника, тоже божившегося перед телекамерами, и не раз, что, дескать, лучше он свою лысую голову положит на плаху, чем допустит обвал и дестабилизацию! И я им обоим верил, старый м…дак, вышедший из советского времени, где руководители отвечали за свои слова, где были хоть какие-то правила, нормы приличия и идеалы… «И что получил взамен своей веры? Где они оба теперь, два этих высокопоставленных прохвоста?! Куда от народа спрятались и почему не держат ответ, за обман и надувательство населения не отвечают?! – раз за разом мучил я сам себя одним и тем же риторическим вопросом, надрывая волнением сердце, еле-еле тогда державшееся от разрыва. – И где, наконец, сам президент страны Владимир Владимирович Путин?! Почему не появляется на людях давно и не принимает меры воздействия, не наказывает лихих своих подчинённых сурово и показно, творящих подобные без-чинства и беззакония у него под носом?! Почему и при нём уже, непьющем патриоте-государственнике якобы, повторяется всё то же самое, фактически, в денежно-финансовой сфере, что и при запойном алкаше-Ельцине в России было, точь-в-точь?!…»

– Президент Путин в те чёрные декабрьско-февральские дни куда-то вдруг взял и исчез от глаз народа и репортёров: я его месяц наверное не видел вообще и не слышал его голоса, будто он в Бозе почил ненароком, не пережив кризиса, что был сродни катастрофе. Или как страус тот же голову в песок засунул – и нет его: он-де ничего не видит и не слышит, что в стране твориться. Хотя до этого его каждый Божий день показывали по телевизору, даже и в субботу: как он встречается с министрами и губернаторами в Кремле или на подмосковной даче, наставляет и выслушивает каждого, проверяет результаты их “царёвой службы”. Народу убедительно демонстрировали через российские СМИ, одним словом, что наш Путин годами не спит, в поте лица парень трудится, “пашет как раб на галерах” – всё видит и всё слышит якобы, всё под контролем держит. Как Сам Господь Бог прямо-таки! И мимо него, мол, и муха не пролетит, и мышка малая не проскочит – не то что казнокрад-ворюга с мешками левых денег!… А тут вдруг взял и исчез президент, да в такой-то критический и страшный момент, когда вся страна на дыбы встала, готовая рухнуть и рассыпаться!… Но Путин взял и пропал, будто бы у нас его уже и нет совсем, как в августе 1991-го подобное Горбачёв сделал, от страха спрятавшийся в Форосе. И чиновники всех уровней и мастей, видя полное отсутствие Власти и президента, кинулись тогда во все тяжкие: огромные кредиты в банках принялись брать и срочно переводить их в валюту, по щелчку сколачивать себе целые состояния. Оттого-то и такой бардак начался в государстве, такая неразбериха с деньгами, финансами… Странно и дико, словом, всё это было видеть со стороны мне, внимательно на протяжении всей своей сознательной жизни следившему за политикой и политиками…

17

– Но особую ярость и злость, перешедшую позже в лютую ненависть и полное и окончательное отторжение от сионизированного российского телевидения, вызывали у меня тогда столичные трепачи-журналисты, ведущие политических ток-шоу на центральных каналах ЦТ – Толстой с Гордоном и Фадеевым, Соловьёв с Брилёвым, Киселёв с Поповым, Балаян с Норкиным и постоянные гости их передач, политологи-“патриоты” так называемые во главе с Прохановым, Прилепиным и Кургиняном, Михеевым, Затулиным и Шахназаровым, Делягиным, Стариковым и Куликовым, Третьяковым, Шевченко и Багдасаровым, и многими-многими другими “шестёрками” и холуями Власти, рангом помельче. Все эти деятели-пустозвоны, понимай, кто засерали народу мозги всё лето и осень 2014-го года своим псевдоаналитическим бредом, и тем самым реальную повседневную жизнь сознательно и злонамеренно заслоняли от зрителей жизнью вымышленной и искусственной, из пальца высосанной, а может и из задницы… Хоть бы одна сука из них тогда прокричала с экрана: «Люди! Граждане дорогие! Славяне-русичи! Земляки! Сородичи и братья! Выключайте вы зомбоящик к чёртовой матери, не слушайте нас, м…даков, и наших продажных министров, не пяльтесь в экраны сутками и месяцами, а лучше живите своими умом и своими знаниями! Вставайте с диванов и бегите быстрее в банки, покупайте доллары или евро, да хоть тот же китайский юань – всё лучше и надёжнее будет, чем наш рубль сраный, которому копейка цена, полкопейки! Знайте, что наша обобранная и разрушенная демократической швалью страна в дерьме по самые уши и накануне грандиозного шухера! Правительство Путина в очередной раз обманет вас, готовится обмануть, залезть и обчистить ваши кошельки и кармашки! Люди дорогие, соотечественники, друзья! Не спите поэтому, просыпайтесь и поднимайтесь с колен, готовьтесь к битве! Объединяйтесь в массы, в партии, дружно сплачивайтесь в ряды – и идите грудью на собственную защиту!»… Нет, никто из них такого тогда не сказал народу, не предупредил народ об опасности, – никто! Наши теле-“патриоты” продажные только над вздыбленной Украиной посмеивались и издевались, предрекая ей скорый крах, да над собственным народом ещё, кто холодильники и телевизоры десятками штук скупал от незнания ситуации и безысходности. «Вот, мол, упрямцы какие в нашей стране живут, – высокомерно вещали они с экрана. – Вместо того чтобы камнем идти на дно безропотно и безвольно, они, простые россияне, ещё барахтаются и руками ошалело машут – спастись пытаются, чудаки, наплаву удержаться! Зачем?! Всё равно ведь им всем хана! Рано или поздно! Так чего и мучиться, значит, собственную гибель напрасно длить?! Толку-то от этого барахтанья и потуг, когда судьба страны давным-давно решена в высоких западных кабинетах»… И по сальным и слащавым физиономиям знатоков-политологов было видно, что сами-то они давным-давно уже всё купили и поменяли, деляги ушлые и пронырливые, в банки западные перевели – безбедное будущее себе и своей семье этим действием обеспечили. И теперь спокойно и уверенно в телестудиях в дорогих костюмах и кожаных пиджаках стоят, сытые и довольные как индюки, все в достатке и шоколаде…

– Такие именно мыли и настроения отлично читались тогда на лукавых и подлых лицах завсегдатаев телешоу, что, повторю, следовали одно за другим безостановочно по всем центральным каналам. Но это, однако, ни сколько не мешало “знатокам”-балаболам ни тогда, ни теперь – при таком-то бл…дском их настроении и поведении! – бить себя кулаками в грудь перед телекамерами – и громогласно объявлять себя патриотами!!!… Они и обеспечивали идеологическое прикрытие дефолта 2014 года – это было ясно как Божий день спустя месяцы! Толстой с Гордоном и Фадеевым, Соловьёв с Брилёвым, Киселёв с Поповым, Балаян с Норкиным и постоянные гости их телепередач, политологи-“патриоты” так называемые во главе с Прохановым, Прилепиным и Кургиняном, Михеевым, Затулиным и Шахназаровым, Делягиным, Стариковым и Куликовым, Третьяковым, Шевченко и Багдасаровым, с неудовольствием повторю эти фамилии ещё раз для Истории, и многими-многими другими “шестёрками” и холуями Кремля, рангом и “весом” помельче. Все они старательно работали на Власть, помогали Власти обчистить и обобрать простой народ до нитки. Они изо дня в день, начиная с марта-месяца 2014 года, с референдума в Крыму, если точнее, пудрили народу мозги своим псевдоаналитическим бредом, и реальную земную жизнь сознательно заслоняли от зрителей жизнью искусственной, выдуманной, сказочной и прекрасной как сон, и такой же, как сон, обманной. Бог им будет теперь Судьёй! Надеемся, Судьёй строгим!…

– Один тогда только и был честный и мужественный человек из всей этой подлой и лживой банды российских лакеев, прохвостов и холуёв – украинский политолог Вячеслав Николаевич Ковтун!!! В течение года и на каждой телепередаче он настойчиво и без-страшно взывал наших языкатых дебилов от политики и пропаганды сосредоточиться на своей собственной стране и её обсудить проблемы. Которых-де накопилось не мало, по его просвещённому мнению. И потом предъявить те проблемы народу вместе с рецептами выхода и спасения, а не искать проблемы на стороне, у соседей, что делать легче и проще всего – у других искать недостатки, “соломинки в чужом глазу”. «Что вы все привязались-то к нам, бедным хохлам?! – истошно голосил он на каждом канале, куда его приглашали в качестве украинского гостя и эксперта. – Вы лучше бы за своей страной и её порядками смотрели, за своей экономикой и политикой, как внешней, так и внутренней! Чем ваша российская жизнь лучше нашей-то, чем?! У вас тот же бардак и разруха, что и у нас, и те же олигархи-евреи верховодят Властью! Вот и обсудите их, наберитесь, наконец, мужества! Фрадкова, Абрамовича и Дерипаску пополощите с экрана, Миллера, Лисина и Михельсона, братьев Ротенбергов и Ковальчуков, – чем они у вас занимаются, выясните, и куда деньги потом вывозят и прячут от налоговой инспекции, в какие офшоры. Чего вы всё к нам-то лезете своим поганым рылом и наши убытки считаете?! Всё пылинки ищете в нашем хохляцком глазу, а в своём и брёвен не замечаете! Ваша экономика тоже на ладан дышит – и может обрушиться в любой момент, и достаточно скоро. Погляжу, что вы тогда скажите, и что запоёте! Как будете народу своему обобранному в глаза глядеть!»…

– И так оно всё и случилось в декабре 2014-го, а потом и в январе и феврале 2015-го, как уважаемый Вячеслав Николаевич предсказывал, которого с потрохами сожрали в итоге наши языкатые “барбосы” с ЦТ, довели до инсульта парня, которого от души жалко: здоровья и счастья ему! Всё не у них, хохлов, а у нас в России посыпалось как карточный дом! А президент и министры наши по щелям как тараканы попрятались, бросив народ на произвол судьбы, на разграбление и поругание сплочённой еврейской мафии… На Украине же, которой наши говоруны-пустозвоны соловьёвские скорый коллапс и распад предрекали, была тишь, гладь и Божья благодать в те роковые месяцы! Поразительно прямо-таки! И в Белоруссии было спокойно и тихо на удивление под руководством батьки Лукаша, и в Казахстане при Назарбаеве… И только у нас, славных великороссов, обвал и разруха в стране наблюдались воочию, и полное отсутствие Центральной власти, больше похожее на паралич… Предприимчивые хохлы, бульбаши и казахи, у кого финансовая система не пострадала, тогда к нам в Россию со всех ног кинулись и принялись всё тут у нас по дешёвке скупать за подскочившие в цене доллары и вывозить в свои республики фурами и КАМАЗами. Сильно они тогда на нас нажились, черти, в первой половине 2015 года, скупая за без-ценок наши промышленные товары, продукты питания и сырьё…

– Можно только представить и догадаться, как нажились на обвале рубля на рубеже 2014-15 годов биржевые и валютные спекулянты, наши и зарубежные, как разбогатели сказочно и баснословно, для которых любой финансовый катаклизм – песня! – которые только катаклизмами и живут, и здравствуют в новой и “свободной” России, плодятся массово!… Не отставали от них, как думается, и чиновники высшего ранга – министры российского правительства, их многочисленные заместители и помощники, губернаторы те же, сотрудники Администрации президента, сенаторы и депутаты ГД, областных и краевых дум, работники многочисленных банков, даже и самые низшие и пустяшные. Люди, понимай, имевшие доступ к информации и возможность легко брать кредиты в рублях, скупать на них доллары по дешёвке – и преспокойненько ждать обвала. А потом возвращать те кредиты по старому низкому курсу, а “навар” от скачка “американца” оставлять у себя и использовать его на личные нужды, умело и со вкусом использовать…

18

– В конце декабря 2014 года в нашей квартире ближе к вечеру раздался телефонный звонок. На этот раз я был рядом, потому и взял трубку, «слушаю» – сказал. «Это Виктор Владимирович? – спросили на другом конце. – Здравствуйте! С Вами говорит Артюшкина Татьяна Яковлевна – старший менеджер Сбербанка; ну, того Отделения, что в Газетном переулке находится. Помните меня? Я к Вам месяц назад звонила»… Я удивился звонку, спросил, что она хочет. «Я хочу напомнить Вам, уважаемый Виктор Владимирович, что я являюсь Вашим личным менеджером, поэтому должна заботиться о Вас и сообщать Вам все важные новости. Вот я и сообщаю, что в Сбербанке повысились процентные ставки по вкладам: теперь максимальный вклад – 9% годовых. Так что Вам выгоднее переоформить Ваш договор на более выгодную ставку»…«А со старым что делать? Я же месяц назад заключил уже договор под 8%»…«Я знаю, Виктор Владимирович, что Вы заключили, ждала Вас в ноябре. Но Вы не приехали почему-то и не предупредили, оформили всё у себя в Строгино»…«Простите, Тань, – с неудовольствием извинился я. – Но мы с супругой старые уже, больные. И нам мотаться по Москве и метро трудно. Вот мы и сделали всё рядом с домом, чтобы было полегче и побыстрей»…«Да я всё хорошо понимаю, Виктор Владимирович, и не сержусь на Вас. Сделали и сделали. Ладно, пусть. Но только теперь я предлагаю всё-таки приехать к нам в Газетный переулок и перезаключить договор у нас в отделении. Потому что у меня, помимо этого, будет лично для Вас очень выгодное коммерческое предложение»…«А в чём оно заключается-то, расскажите? Хотя бы в двух словах»…«Виктор Владимирович. Я не хотела бы финансовые вопросы обсуждать по телефону. Вы должны меня понять. Большие деньги посторонних ушей не любят»…«А со старым-то договором что мне теперь делать, не понял?» – растерянно спросил я, ничего не понимая из происходящего. «Старый договор надо будет расторгнуть, и заключить новый, более выгодный для Вас»…«А с процентами как быть? Мне на сберкнижку уже 43 тысячи перевели за ноябрь-месяц»…«Проценты надо будет вернуть, – легко и просто ответила Татьяна. – Новый договор под 9% Вам впоследствии эти потерянные 43 тысячи окупит с лихвой, поверьте… Ну что – приедете завтра ко мне? Ждать Вас? И если приедете – то во сколько по времени?»… Я ответил расстроенно, что приедем, да. Назвал и время – два часа пополудни, после чего положил трубку и растерянно взглянул на стоявшую рядом жену с убитым видом.

– «Что опять случилось-то, Вить? – спросила меня Валентина испуганно. – У тебя такой мученический вид сейчас, будто тебя только что с креста сняли»…«Меня и сняли наши Кремлёвские власти, – убитым голосом ответил я. – Уже месяц целый вешают и снимают, вешают и снимают, издеваются надо мной, кровушку мою пьют, суки поганые, жить не дают спокойно!… Представляешь, что мне сказала сейчас Татьяна, менеджер из Сбербанка, которая месяц назад к нам звонила? Что они процент по вкладам подняли до 9-ти, и нам надо ехать к ним и перезаключать договор. А это значит, полученные 43 тысячи навара придётся им назад возвращать. Представляешь, картиночка!!! Люди, кто деньги в долларах держат, только богатеют день ото дня, как на дрожжах пухнут и ухмыляются самодовольно. А мы с тобой, два дурочка блаженных, только беднеем и беднеем, только всё отдаём и отдаём биржевому жулью и спекулянтам, транжирим попусту родительскую квартиру, от которой скоро вообще ничего не останется, чувствую, с такой-то хищной политикой наших либеральных властей! Чтоб им всем пусто и мерзко было, как и мне сейчас, упырям завербованным, подлым!…»

– «Что же я за м…дак-то такой, а?! – прорычал я тогда в сердцах на всю комнату. – Почему, ну почему я безоговорочно доверился Розе Абрамовне, сучке этой, и президенту Путину, что он меня защитит от еврейской мафии?! Почему деньги сразу же в доллары не перевёл, как ты мне, помнится, ещё в мае советовала?! А я тебя не послушал, дебил, – всё 200 тысяч, что мы Резник за здорово живёшь отвалили, через проценты вернуть пытался, потраты наши с тобой таким способом окупить. Жалко ведь, такие деньжищи ей отвалили, дуре! За что?!… Окупил, называется, дятел! Накосе, выкуси!!! Бегай теперь вот в Сбербанк каждый месяц, перезаключай договора и возвращай им назад проценты. Перевёл бы в доллары деньги пусть даже и летом – сейчас бы королём себя чувствовал и горя не ведал, не знал. Сидел бы в тепле и светле – и только бы барыши подсчитывал, как другие, у кого мозги имеются, и кто телевизор не смотрит по вечерам, тамошних долбаков не слушает! А теперь вот скрипи зубами и матерись, размахивай кулаками попусту, рви лишний раз сердце, и без того надорванное! Сабездуллиной-то на то насрать! Она своё подлое дело делает – и в ус не дует!… Что же за паскудную жизнь нам эти грёбаные ельцинисты устроили, а?! Куда от неё деваться?!…»

– Но голосить и истерить нам было некогда. Надо было принимать решение: ехать завтра в Газетный переулок или нет, перезаключать или не перезаключать договор… Мы посчитали, что 9% годовых от наших 6,5 млн. – это почти 49 тысяч ежемесячно будет против теперешних 43-х. Выгода существенная, как легко догадаться!… Плюс к этому, Татьяна мне что-то такое особенное пообещала – поэтому, хочешь, не хочешь, а надо было ехать на рандеву и всё узнавать на месте. Может, хоть в чём-то нам, чудакам, повезёт – так мы тогда решили…

19

– На другой день мы с супругой оделись опять в парадное и поехали в центр Москвы, в отделение Сбербанка, в котором продавали родительскую квартиру в мае-месяце. Был рабочий день, как сейчас помню, и отделение было пусто. Мы могли бы подойти к любому окошку и переоформить договор за минуту – и уйти. Но мы обещали Татьяне встретиться и поговорить, поэтому и спросили её, как только переступили порог помещения… Наша Артюшкина появилась быстро, поздоровалась подчёркнуто вежливо и задорно, внимательно осмотрела и оценила нас: кто мы, сколько нам лет и что из себя представляем. Потом предложила нам спуститься с ней на этаж вниз, в vip-зал, где они, по её словам, всех важных посетителей принимают. С первых минут знакомства она вела себя с нами так, стерва ушлая, хитрожопая, как только с самыми желанными и дорогими гостями люди себя ведут. Не скрою, нам это было очень и очень приятно!… «Надо же, как приятно богатыми-то быть, – подумали мы про себя оба. – Вон как тебя встречают везде и как перед тобой прогибаются и расшаркиваются. Лучший кусочек тебе и лучшую комнату с персональным обслуживанием! Хорошо, да и только!…»

– Мы с Артюшкиной спустились вниз, зашли в просторный и богато-обставленный зал с огромным рабочим столом в конце, заваленным многочисленными папками и бумагами. Татьяна наша по-хозяйски уселась за этот стол, а нас посадила перед собою в кресла, после чего предложила нам поближе с ней познакомиться. Стала расспрашивать нас про работу и про семью, про здоровье. Попутно узнала, где мы живём и как живём, и делала это всё подчёркнуто вежливо и внимательно. Очень старалась девушка, это было видно, расположить нас обоих к себе, сломать психологический барьер, что неизменно возникает у незнакомых людей в первые минуты общения… И только через полчаса где-то после вступительного разговора, когда барьер был сломан, а мы с супругой растаяли от её напускной галантности и внимательности, она наконец перешла к главному – к деньгам: принялась рассказывать бодрым, уверенным голосом знатока, куда их лучше, надёжнее нам положить, чтобы в дураках не остаться…

– «Вы как намерены ими распорядиться, решили уже?» – смеясь, спросила она, лукаво на нас посматривая…«Что значит, как? – не поняли мы вопроса. – Вы нам позвонили вчера и сказали про 9%. Мы и приехали новый договор заключить, а старый расторгнуть: мы согласны»…«Про 9% я помню, – продолжила скалиться девушка, хозяйка шикарного кабинета. – Но я Вам, уважаемый Виктор Владимирович, вчера намекнула и про то ещё, что хочу предложить Вам куда более выгодный вариант, более для Вас заманчивый»…«И какой же?» – в один голос переспросили мы, удивлённые. «Сейчас объясню, – последовал лукавый ответ. – Внимательно слушайте и запоминайте! 9% – это всё ерунда: вы их всегда получите. А я хочу предложить вам обоим куда более выгодный вариант вложения денег – инвестировать их в наши проекты. Сбербанк России – самый крупный банк в стране, как вы знаете. И он постоянно инвестирует свои капиталы в различные проекты, чтобы получать потом прибыль от них. Вот я и предлагаю вам в этом деле поучаствовать, то есть вложить часть своих средств в один из выбранных нами проектов – чтобы получить потом хорошие проценты от вложения, куда большие, чем цифра 9-ть. Ну как, вы согласны?»…

– Мы с супругой опешили, ясный перец, задумались и побледнели: какие-то проекты левые и какие-то инвестиции! Зачем они нам, коли мы в этом деле ни черта не смыслим. Мы так ей и сказали, я ей сказал, что это дело для нас незнакомое, и участвовать в нём мы боимся. Но Татьяну это не смутило ни сколько: к этому она готова была и с подобной реакцией сталкивалась не единожды, вероятно. Она опять широко улыбнулась и принялась ласково нас с супругой стыдить, что мы, мол, пришли в солидный банк и к солидным людям, а ведём себя оба так, будто бы в казино сидим или на Черкизовском рынке с барыгами тамошними стоим и торгуемся. «А я-то здесь для чего сижу, как вы думаете? – сидела и смеялась она, обнажая белые крепкие зубы. – Я для того и стала вашим личным менеджером, получила на то полномочия от руководства, чтобы заботиться теперь о вас и подсказывать вам правильные пути в мире бизнеса, давать советы финансовые. И мой вам совет такой: 5,5 млн. положите под 9% на три года – тут я согласна; а один миллион вложите в какой-нибудь наш проект – рискните. Уверяю вас: вы не пожалеете. На моей памяти ещё никто не жалел: топ-менеджеры в нашем банке хорошие, знающие, деньги умело вкладывают – люди не жалуются».

– Когда она рассказывала всё это, она пристально смотрела на меня, не на жену, давая этим понять, что от меня ждёт решения и ответа. «Ты, дескать, мужик, – говорили её смеющиеся глаза. – Ты и думай, на жену не надейся. Жёны – они все жадные и глупые; чего от них путного ждать»… Но я опять попытался уйти от её предложения: стал честно ей объяснять, что я уже старый и не понимаю в новой жизни ничего, и не хочу понимать. Поэтому-то, давайте, мол, положим на 9% всё – и разбежимся, не будем морочить друг другу головы, время у каждого отнимать, которого и так остаётся мало… Но Татьяна хотя и молодая, но достаточно цепкая была девушка – и упорная. Она не хотела нас просто так отпускать: не входил наш скорый с супругой уход в её тёмные планы.

– И она, чтобы сломить наше упорство, предложила нам для начала выпить хорошей воды, для чего достала из холодильника три бутылки дорогой импортной минералки. Откупорила одну из них, налила нам в чистые стаканы, стала ждать, пока мы выпьем вкусную воду и подобреем… И как только мы выпили и подобрели действительно, она опять пристала к нам, стала показывать лежащие на столе папки, в которых лежали будто бы подписанные с клиентами договора, которых было на вид и впрямь достаточно много. «Вот видите, сколько желающих поучаствовать в наших проектах, – с лёгкой досадой в голосе и на лице рассказывала она, как карты игральные тасуя руками папки, скорее всего бутафорские, чем реальные, в которых и не было-то ничего, как мы потом догадались. – Только вы упрямитесь и мне не верите. Я понимаю вас: вы – люди пожилые уже, к новой жизни не приспособленные, не привычные. Ну, так и доверьтесь мне, скажу ещё раз, специалисту в своем деле с немалым стажем работы. Не просто же так меня тут держат на такой-то должности, не за красивые же глазки, – как вы думаете?»… Когда Артюшкина с пафосом произносила всё это, она почему-то, не мигая, смотрела опять на меня, меня глазами как бы упрашивала и зомбировала…

– И я сломался, увы, поддался ей, дурачок, не выдержал её уговоров. Я и вообще-то не люблю, когда люди долго меня упрашивают, когда стоят и канючат рядом, слёзно просят о чём-то – любые люди, хоть старые, хоть молодые. Нет, и не было во мне никогда этого смердящего еврейского высокомерия, чванливости, барства. А уж когда передо мной сидит молодая симпатичная девушка, заложив ногу на ногу, как проститутка перед клиентом, и всем своим видом показывает, что она мне добра желает от всей души! А я, старый пердун-маразматик, ей не верю – упираюсь по какой-то неясной причине! Нет, маразматиком и неблагодарной свиньёй я выглядеть перед ней не хотел. Увольте, как говориться! Как не хотел я быть и богатым жлобом с миллионами в кармане, который, однако ж, за копейку удавится… Мне чем-то понравилась эта девушка сразу же, с первых минут, признаюсь честно. Я где-то даже и влюбился в неё на какое-то время, утерял над собой контроль. Так у нас, у мужиков, частенько бывает, согласись, Сань, – сиюминутные влюблённости, похожие на сладкий сон, на сказку, когда мы теряем голову от наваждения и совершаем глупости несусветные, роковые. Недаром ведь говориться, что красивых баб придумали враги! И недаром их ведьмами называли и жгли потом на кострах!… Вот и я тогда голову потерял от чувств внезапно нахлынувших: что было, то было – каюсь. Ухарь-купец удалой вдруг во мне отчего-то проснулся! И мне захотелось ей угодить, сделать приятное… А это значит: сделать всё так, как она того хочет. Чтобы и у неё обо мне осталось доброе впечатление – не как о жлобе, маразматике и пердуне, а как о широком и покладистом дяде… «Неужели ж она обманет меня, такая красивая, статная и желанная? – крутилась тогда в моей чумной голове одна-единственная мыслишка. – Навряд ли! Да и Сбербанк – это не та контора, как представляется, где честных людей обманывают на раз-два-три. Я Сбербанк ещё по советскому времени хорошо помню: там всё было всегда и у всех по-честному и без проблем. А почему сейчас-то тут проблемы должны возникнуть?»

– Словом, я духовно сломался тогда – и согласился поучаствовать в инвест-проектах Сбербанка. Согласился сделать всё так, короче, как она нам с супругой советовала более получаса, устав её лукавые уговоры слушать и откровенные намёки на стариковскую тупость, граничащую с идиотизмом, – и этим своим согласием необдуманным сильно тогда порадовал Артюшкину и воодушевил. «Так, отлично! – сказала она, сияющая, быстро выпрямляясь в кресле и готовясь бумаги соответствующие заполнять. – А в какие проекты хотите вложиться?»…«Не знаю, – обречённо ответил я, – не представляю даже. Вы-то сами что нам порекомендуете?»… Татьяна схватила со стола папки, лежавшие по бокам от неё, и начала нам перечислять их названия: «Можно вот в покупку золота ваш миллион вложить, можно в строительство жилья, можно…»…«Давайте в золото», – перебил я её, назвав первое, что услышал. «Хорошо, в золото. А на сколько лет заключим с Вами контракт: на три или на пять лет?»…«На сколько лучше, подскажите? Я тут тоже не знаю»…«Ну, чем дольше – тем выгоднее, естественно, – не задумываясь, ответила мне Татьяна. – Поэтому, самое выгодное для Вас – на пять лет. Там дивиденды, как правило, максимальные». Я согласился с ней, вспомнив, что в советские годы всё оно так точно и было в сберкассах, и сдался уже окончательно, решив заключить долгосрочный договор на 5 лет, чёрт с ним. «Что будет – то будет, – подумал. – Бог не выдаст, свинья не съест»…

– И тогда, придя к обоюдному согласию сторон, мы принялись заполнять бумаги, которых оказалось много на удивление – целая кипа, на заполнение которой у нас ушло около часа по времени. Мы с Валентиной моей успели даже устать и проголодаться… Когда всё было заполнено и подписано, мы убрали бумаги в пакет с облегчением, вышли из-за стола и стали прощаться и одеваться. Счастливая и сияющая Татьяна тогда даже помогла супруге надеть пальто и потом пошла провожать нас до выхода. «Если будут какие вопросы, – ещё раз заверила она нас на лестнице, – звоните, не стесняйтесь: отвечу и помогу, чем смогу. Я ваш личный менеджер теперь на все пять лет. Буду нести за вас полную ответственность». После этого мы вторично с ней попрощались, уже у выходных дверей. И она вернулась в банк, а мы с Валентиной поехали домой в Строгино…

20

– «Ну и как тебе инвестиционный договор, который мы только что дуриком с тобой подписали, да на целых пять лет ещё?» – спросил я супругу на улице, высвобождаясь от любовного наваждения и глотая морозный воздух всей грудью, тряся головой очумело и приходя в себя. «Да никак, – равнодушно ответила мне Валентина. – Откуда я могу знать, что там из всего этого получится. Тем более – через пять лет. Что-нибудь да получится, я надеюсь. Не кинут же они нас: Сбербанк всё-таки, солидное госучреждение, а не какой-нибудь шараш-монтаж»…«А мне что-то это всё не нравится, не спокойно как-то на душе, муторно даже», – честно признался я… «А зачем же тогда подписал? – искренне удивилась супруга. – Отказался бы и не подписывал, коли так, послал бы её. Она же тебя силком-то не заставляла, так ведь?»…«Не заставляла, нет – это правда… Да только мы в гости ведь к ней пришли, оказались на её территории. Да и встретила она нас по-доброму, приветливо очень; в отдельный кабинет отвела, водой дорогой напоила как дорогих гостей. Как такой радушной хозяйке откажешь?! Вот я и сдался в итоге… Я всё сидел и ждал, признаюсь честно, что ты у меня вдруг взбунтуешься и откажешься от её предложения, или время на раздумье попросишь хотя бы, ну там денёк-другой. Я бы тебя тогда с радостью поддержал и ушёл бы от неё с чистым сердцем. Но ты почему-то сидела и молчала как сыч – на меня переложила ответственность. Вот оно всё так дуриков у нас и вышло»…«Здравствуй, мой дорогой! Приехали! Давай теперь виновных искать и перекладывать всё с больной головы на здоровую, на меня то есть, меня во всём обвинять! Молодец! Я-то тут причём?! И чего я буду в ваши с ней дела и разговоры вмешиваться, если я и сама сидела и ни черта не понимала, что происходит, у самой голова кругом шла от её трескотни без-прерывной. Понимала б чего – взлезла бы и взбунтовалась, не сомневайся, не постеснялась бы её, эту молодую зассыху… Успокойся, Вить, успокойся, прошу тебя! Не гоняйся за тенью и вчерашним днём, не занимайся самоедством по всегдашней своей привычке. Не трепи себе и мне нервы сомнениями, не надо: у нас больная дочь на руках, о которой кроме нас двоих больше заботиться некому. Первым делом помни об этом, береги здоровье своё и моё… А про договор забудь – ну его к лешему! Хуже уже не будет, я полагаю, потому что хуже уже и некуда. Столько денег с тобой потеряли из-за обвала рубля. И квартиру старую на новую не обменяли, не успели обменять. Вот чего жалко-то!… А теперь уже всё равно: тысячей больше получим, тысячей меньше – какая в сущности разница?! Что-нибудь да получим в итоге – и то хорошо»…

– Но я не успокоился словами жены и, приехав домой, сразу же взял калькулятор и стал считать плюсы и минусы сделки… Один миллион рублей Артюшкина убедила нас вложить в золото. Хорошо, ладно, пусть так. Ну а если бы мы не послушали её. Если бы, как и хотели и планировали заранее, положили бы его, свой миллион, на 9-ти % вклад, – то получили бы через 3 года 270 тысяч рублей законной прибыли… Неужели же, – задумался я, – нам Сбербанк заплатит в 2019 году больше?… Навряд ли… 270 тысяч рублей – огромные деньги даже и для Сбербанка. Да и сохранится ли он к тому времени в теперешнем своём виде?… Почему я сразу-то о том не подумал, все расклады и риски не посчитал? А только дома хватился… Не дала мне Татьяна о том подумать – заговорила и засрамила меня, цапля длинноногая, как дятла последнего зачморила! Уговаривала лишь об одном целый час: рискните, мол, Виктор Владимирович, не трусьте – будьте мужиком! И получите тогда значительно больше прибыли, или можете получить. А на сколько больше – не сказала, не уточнила цифру. Случайно это? – или как?… А если не больше, а меньше дадут – что тогда? С Германа Грефа станется: он же из собчаковской банды вышел. А там в этой их гоп-компании питерской совести ни у кого нет – и не было никогда. Там жульё такое подобралось, особо-выдающееся и эталонное, что с ними рядом стоять – и то страшно! Карманы надобно обоими руками держать, чтобы ненароком не обчистили…

– Нет, наверное, надо завтра всё-таки позвонить ей, этой Артюшкиной, от греха подальше, извиниться и сказать, что мы передумали в их левых проектах участвовать, что не понимаем в них ни черта и не хотим понимать: старые мы для этого стали, глупые. А потом приехать к ней, я один завтра и съезжу и расторгну договор, переложу миллион под 9% – и успокоюсь на том. Завтра ещё не поздно будет: день только всего и прошёл… Так я запланировал вечером и так решил, и перед сном уже осторожно сообщил Валентине об этом своём обратном решении… «Да делай, как хочешь, Вить! Чего ты ко мне пристаёшь, голову мне нагружаешь своими сомнениями и предчувствиями? – отмахнулась от меня смертельно уставшая за день жена. – Мне теперь уже всё равно, что там дальше с нашими деньгами будет, если с новой квартирою пролетели. Нам и деньги-то теперь с тобой не особо нужны. Разве что на питание только, да не лекарства тебе и дочери»…

21

– На другой день я встал с кровати пораньше, взволнованный, позавтракал сам, дочь одел, умыл и покормил на кухне, пока супруга спала, промучившись полночи без-сонницей… Потом помог поднявшейся и позавтракавшей Валентине с дочкой на улицу погулять выехать. А это значит: в лифт коляску дочуркину затащить, потом из лифта её вытащить, что делать было даже и мне, мужику, тяжело: лифт-то в нашей 9-этажке был очень старенький, узкий. После чего нам нужно было ещё и спустить коляску с первого этажа по лестнице вниз, к входным дверям подъезда, так как у нас не было тогда ещё подъёмника. И такое мы вынуждены были делать с супругой два-три раза в неделю в течение многих лет: все животы свои от этого изорвали, и сердца вдобавок. Потому-то и мечтали страстно оба переехать в новый, куда более комфортный дом, с просторными и широкими лифтами и подъездами. Да не получилось, увы, из-за этого проклятого дефолта.

– Но сейчас не об этом речь, о другом. Итак, Валентина с дочуркой поехали гулять по аллее, дышать предновогодним воздухом, а я вернулся домой скорым шагом, имея уже чёткий план в голове. Зашёл в квартиру, разделся, подошёл к телефону и сразу же позвонил Артюшкиной – в надежде договориться с ней о немедленной встрече и расторжении договора, который мне с каждым новым часом не нравился всё больше и больше, казался откровенно стрёмным и мутным каким-то. Не знаю даже – почему, но моя чуйка мне подсказывала как-то уж больно настойчиво, что сильно ошибся я, доверившись сопливой девчонке, и надо ошибку исправить, пока не поздно, пока много времени не прошло. Я почему-то не сомневался, что у меня всё получится.

– Но каково же было моё удивление, Сань, ты этого даже и представить себе не можешь, когда такая ласковая и любезная ещё вчера Татьяна на этот раз, услышав цель моего звонка, стала жёсткой, сухой и холодной. «А Вы не можете уже договор разорвать без штрафных санкций, Виктор Владимирович, – произнесла она с расстановкой. – Тогда Вам придётся, согласно пункту пятому, нам большой штраф заплатить в размере 20% от вложенной суммы, то есть 200 тысяч рублей. Вам это надо, подумайте, 800 тысяч всего на руки получать вместо вложенного ещё вчера миллиона?»… Мне, разумеется, это было не надо – такие умопомрачительные штрафы платить вдобавок к тем 43 тысячам, которые я вчера уже потерял, расторгнув старый договор. Это не считая того, сколько я в принципе потерял за ноябрь и декабрь из-за девальвации, держа деньги в проклятых российских рублях, не в валюте… «А почему Вы мне вчера про штрафные санкции ничего не сказали, Татьян? – бледнея лицом и чернея душой, спросил я Артюшкину. – Только про одно хорошее мне тарахтели с час наверное без умолку и остановки, упорно договор подписать советовали»…«Я и сейчас Вам советую то же самое, и не отказываюсь от своих слов, – послышалось насмешливое на другом конце. – А не сказала потому, что Вы и не спрашивали, ни Вы и ни Ваша супруга. Наоборот, были со всем согласны, как мне показалось со стороны, и рады до смерти… Так что успокойтесь, Виктор Владимирович, уважаемый, возьмите себя в руки давайте, и к встрече Нового года начинайте готовиться не спеша. Встречайте Новый 2015 год с семьёй и ждите больших дивидендов через пять лет. Вот и всё. Это самое разумное в Вашей теперешней ситуации. Всего Вам хорошего». После чего в телефоне послышались короткие гудки. Разговор наш на том и закончился, не начавшись даже…

– Вот тогда-то именно я впервые и почувствовал, Сань, что меня нагло надули опять, как сопливого пацана развели, ловко воспользовавшись моей старческой слабостью и неосведомлённостью, отсутствием знаний в банковском деле – и моей природной доверчивостью ещё. Но делать уже было нечего: поезд, как говорится, ушёл. Оставалось только сидеть и ждать, чем вся эта наша инвестиционная затея в итоге закончится. «Свои-то 9% мы от них получим, надеюсь, – успокоила меня вернувшаяся с прогулки жена, когда я ей разговор с Артюшкиной передал слово в слово. – Не свиньи же они там в конце-то концов, в Сбербанке нашем, чтобы стариков-пенсионеров и инвалидов вдобавок надувать так примитивно, пошло и дёшево»… Я согласился с ней, что надо и впрямь успокоиться, продолжать жить дальше и ждать, на лучшее будущее надеяться. Других вариантов у нас просто не было в наличии: новая российская власть, демократическая и народная якобы, нам обратного, спасительного хода элементарно не предоставила…

22

– 20 марта 2015 мне исполнилось 60 лет: я стал пенсионером уже и на официальном уровне. Хотя до этого я 3 года уже был на инвалидности и не работал, уволившись из КБ.

– Мы отпраздновали мой юбилей в узком кругу семьи, с женой и дочкой то есть, и сделали это достаточно мрачно и скучно: не до юбилея нам было, не до веселья. Ведь 17 марта 2014-го матушка моя умерла: какие тут могут быть праздники и какая радость?! Тут впору было сидеть и плакать за обеденным столом, что бабы мои и делали украдкой… А тут ещё и рубль российский опускался всё ниже и ниже по ценовой шкале, а министры и банкиры наши попрятались как зайцы. Страна была на грани распада, простой народ в ужасе. Мне в это время волком хотелось выть и волосы на голове рвать от отчаяния и обиды, видя, что вокруг творится и происходит…

– И вот в это-то как раз время – 23-го или 24-го марта это произошло, не помню точно, – к нам домой опять позвонила Артюшкина. «Виктор Владимирович! Добрый день! Это Татьяна Артюшкина звонит, Ваш персональный менеджер из Сбербанка. Вы меня ещё не забыли?»…«Не забыл, не забыл, – неласково ответил я, смотревший в это время новости по телевизору и бывший мыслями там, в экране, ждавший очередных биржевых и курсовых обвалов со страхом. – Чего Вы хотите?»…«Виктор Владимирович! Я хочу Вам сообщить по секрету, нарушая служебные инструкции, что сейчас люди, богатые клиенты Сбербанка, свои сбережения в строительство жилья вкладывают, а не в золото, как Вы это с супругой сделали в декабре. Строительство жилья, по моим наблюдениям, скоро станет в нашей стране самым прибыльным делом»…«И что из этого? – не понял я такого её вступления, ещё не отойдя от новостей. – Что Вы мне предлагаете-то?»…«Я предлагаю, хотя и не должна была бы этого делать, не имею права, предлагаю Вам переложить Ваши деньги с золота на жильё. Вы мне понравились, Виктор Владимирович. Вот я и хочу помочь Вам деньгами правильно распорядиться. Чтобы они пользу Вам и Вашей семье принесли, а не провалялись у нас мёртвым грузом»…«Вы хотите этим сказать, что мне надо опять к Вам в отделение ехать и переписывать договор заново, да?» – недовольно поморщился я от такой отнюдь не радужной для себя перспективы. «Нет-нет, Виктор Владимирович, дорогой! – затараторила менеджер на другом конце провода. – Никуда Вам ехать не надо! – не без-покойтесь! Если Вы только поверите мне, в искренность моих советов, и согласитесь ваш миллион переложить с золота на жильё, – то я переоформлю договор задним числом, как будто бы Вы это сразу сделали: строительства жилья выбрали для себя… Ну как, Вы согласны переложить?»…«Да делайте, что хотите, – обречённо махнул я рукой, расстроенный, что пропустил из-за звонка все новости. – Вы же в банке работаете, Татьян, специалист, и лучше меня всё знаете. Вот и делайте, как считаете нужным: я согласен»…«Спасибо Вам, Виктор Владимирович, за доверие. Я всё сделаю в лучшем виде. До свидания»… И в трубке после этого послышались короткие гудки. Больше я Артюшкину Татьяну Яковлевну с тех пор не слышал и не видел.

– «Кто это звонил-то?» – с любопытством спросила меня тогда моя Валентина, пришедшая на звонок из кухни и остановившаяся рядом со мной с мокрой тряпкой в руках. «Да менеджер наша, Артюшкина Таня», – недовольно ответил я, смутную тревогу в душе чувствуя, которая от звонка и от разговора осталась. «И чего она хочет опять от нас?»…«Сказала, что мы с тобой неправильно сделали, вложившись в декабре в золото. Надо, дескать, в строительства жилья вкладываться – это будет надёжнее, по её мнению, и верней»…«И чего ты ответил, чего решил?»…«А чего я могу решить, Валь, сидя дома на диване и не понимая из происходящего ни х…ра, что там у них, в их банковской сфере происходит и делается? Ответил, что пусть поступает, как знает. Если надо переложить – пусть перекладывает, если уж она взялась помогать нам и о нас заботиться»…«Странная какая-то у неё забота о чужих людях, тебе не кажется? – презрительно хмыкнула тогда Валентина, недоверчиво покачивая головой. – С чего? Кто мы ей, в самом деле, чтобы она добро-то нам без-платно делала? Залетим мы из-за неё в чуднушку, чувствуя я, вообще без денег останемся»…«Да мы и так уж на бобах остались с нашим гнилым и продажным правительством: чтоб оно всё сгорело там, в Белом доме, в полном составе! Я бы только порадовался! в ладоши похлопал!… Э-э-эх! знать бы заранее, кто теперь нами руководит, какая подлая и гнилая шушера! – я бы доллары точно ещё в мае прошлого года купил, как ты мне и советовала, как просила. Тогда б и горя мы с тобою не знали, Валюш, как и эту Артюшкину Таню сраную – нужна она была бы нам тогда сто лет, дурочка малахольная! А я вместо этого тупо проценты сбербанковские считал и копил всё прошлое лето и осень, и про кровные 200 тысяч, потраченные на обмен, истерично думал, дурак! Вот теперь и расплачиваюсь сполна за свою тупость и жадность!… Да-а-а, хорошую мы себе помощницу по блату нашли, знатную: объегорила нас Роза Абрамовна капитально. Такие деньжищи с нас за здорово живёшь содрала, не отрывая задницы от стула фактически! И не постеснялась, тварь, не поперхнулась! Они-то меня год назад и добили, признаюсь, всё перепутали в голове, одержимым фанатиком сделали. Не будь тогда их, потрать мы тогда на продажу родительской двушки значительно меньше, – глядишь, и я бы поспокойнее себя вёл, тебя бы во всём слушал. Купили бы мы доллары в прошлом году по 35 рублей за штуку по твоему совету – представляешь, как наша семья сейчас бы озолотела, когда за одного “американца” по 70-т или даже 80-т рубликов отдают с лёгкостью спекулянты, когда деньги наши российские в фантики превратились! У нас бы сейчас с тобою, Валюш, 14-ть миллионов было бы на счету, будь я чуток дальновиднее и хитрее. И мы запросто смогли бы теперь на них просторную трёшку себе купить напрямую, без этой дурацкой альтернативы… А потом бы и эту двушку продали легко, и тоже напрямую, как и на Преображенке… Купили бы шикарную трёшку себе, да ещё и с деньгами остались немаленькими, если бы я не был у тебя таким дураком и не верил бы правительству и президенту безоговорочно, что они у нас такие крутые и сердобольные: о народе русском заботятся и печалятся день и ночь. Хрен-два они о ком заботятся, кроме собственного кармана!… Теперь же вот ни денег нет, ни квартиры – ничего, абсолютно! Всё я, дубина, просрал и профукал. Что родители своим горбом и трудом зарабатывали! Подыхать теперь с тобой будем здесь, в этой нашей убогой берлоге… Да-а-а! чем-то я сильно перед покойной матушкой своей провинился, видать, что Господь меня за неё по самому идиотскому пути пустил, самому проигрышному и убыточному… Прости, Валюш, что я у тебя такой м…дак уродился, прости, от которого деньги как от чумы бегут, который и на пару шагов вперёд жизнь просчитать не умеет. Обидно, чёрт возьми, до слёз мне за такое моё слабоумие и “близорукость” обидно! Как и то ещё, что ничему я так и не научился за свои 60-т лет, ничего не знаю и не умею, ничего в нашей жизни не понял даже и близко. Бортовые программы когда-то только и мог читать для без-пилотных космических аппаратов, написанные не мною, выуживать в них ошибки и недочёты. И хорошо ведь это делал, знаешь: военные заказчики из министерства Обороны никогда на мою работу не жаловались, полностью доверяли мне… Но теперь и этого дела меня Бог лишил, отняв у меня здоровье… Умирать пора, наверное, земной срок мой к концу подошёл. Чего небо-то даром коптить таким блаженным ушлёпкам, как я, которые в новую жизнь никаким боком не вписываются…»

23

– Весной 2015-го, если ещё помнишь, Сань, финансовая система страны, пережив декабрьско-февральские потрясения, стала восстанавливаться потихонечку и приходить в себя после ужасающего обвала. Стабилизировался и российский рубль, благополучно освободившийся от волатильности и остановившийся в итоге на отметке 65-ть за одного “американца”, а к лету и ещё поднявшийся на 5-ть пунктов вверх. И хорошо, что хоть так, хоть к какому-то берегу он прибился. Издёрганный народ вздохнул облегчённо, истового перекрестился и свечки в церквах поставил: кончились, наконец, его очередные мученья, большими финансовыми потерями обернувшиеся… Кризис, по всем внешним признакам, миновал, короче, – и, слава Богу, как говорится. Я стал мало-помалу успокаиваться вместе со всеми, освобождаться от боли и от терзаний за ополовиненные Набиуллиной деньги; ну и от самоедства – тоже, которым я с детства страдаю, увы. Обида моя на Центральную Власть к лету ослабла и улеглась, чему немало поспособствовали проценты от вклада, что мне на сбербанковский счёт регулярно капать начали в виде солидной прибавки к пенсии. Мы с женой в магазин почаще стали ходить, питаться получше и повкуснее.

– Но осенью, Сань, опять моя истерика началась и в прошлых ошибках копание, отзывавшиеся регулярными болями в сердце – и острыми. Это когда молодёжь нашего дома, не верившая Путину и Набиуллиной с Селуановым ни грамма и державшая деньги в долларах или евро, отдохнув за лето и набравшись сил, стала покупать себе новое, лучшее по качеству жильё и переезжать от нас с радостью и гордостью превеликой, на обвале рубля удвоив свои капиталы. Половина дома съехала и поменялась в итоге к Новому 2016 году: новыми соседями нашими стали люди из провинции, из других областей, такие же ушлые парни и девушки, благодаря кризису перебиравшиеся на ПМЖ в столицу… А из прежних жильцов одни немощные старики и остались только в клетушках своих куковать и молодым москвичам завидовать, которые новую жизнь понимали лучше и вернее нас, которые без труда и проблем в неё вписались и ориентировались…

24

– 2018 год стал и вовсе знаменательным для страны: в марте-месяце были выборы президента России, В.В.Путина, которые я сознательно пропустил – не увидел в этом для себя смысла. Я к тому времени уже хорошо понял, что окружение Путина будет держать его в Кремле до последнего, как когда-то держали партийные бонзы на посту Генсека Брежнева Леонида Ильича, пока уж его, в маразм от снотворных таблеток впавшего, из кремлёвского кабинета вперёд ногами не вынесли… Вот и с Путиным всё в точности повторится, как мне это с очевидностью представляется, – не отпустит его с поста президента его жуликоватая свита, питерцы так называемые во главе с Кудриным, будет держать всеми способами на российском властном Олимпе. Любой процент ему нарисует на выборах Центризбирком, любую явку избирателей. Ну и чего тогда на эти потешные выборы мне ходить, тупо участвовать в пошлой игре в демократию? Демократия – вещь лукавая и коварная, – понял я. – Побеждает в ней тот, у кого больше денег. В СССР в этом плане всё гораздо проще и честнее было, как это теперь хорошо понимаешь на склоне лет. Да только вот пользы-то уже нет никакой от этого моего понимания.

– Замечу для ясности тебе лично, Сань, что противником Путина я не стал – упаси Боже! Я ему от души благодарен за Чечню и за Крым, за то, наконец, что пенсии старикам теперь регулярно платят его подчинённые, чего при алкаше и ворюге-Ельцине и близко не было, при котором одинокие старики массово умирали от голода… Но и сторонником его я тоже перестал быть после пережитого финансового кризиса – потому что ясно понял, убедился на собственной шкуре, что президент Путин мне, старику, не защитник; что наш правительственный финансовый блок, где всем заправляет Сион под прикрытием грефов и набиуллиных, куда сильнее и могущественнее его, и может вытворят в России всё что захочет.

– А ведь в 2012-м ещё я за него, за Путина, ходил и глотку рвал на Поклонную гору, на стадион Лужники даже ездил на митинг в его поддержку. Это когда, если помнишь, Болотная площадь зашевелилась и ощетинилась тысячью сальных харь – оранжероиды наши продажные и прозападные на дыбы когда дружно встали, не желавшие допускать его к власти после Медведева. А я за него тогда грудью шёл на всю эту злобную нечисть, готов был в горло вцепиться любому! – так он мне тогда сильно нравился, наш Владимир Владимирович, так я безоговорочно верил ему, так надеялся!… А теперь всё – вера моя закончилась, как вода утекла в песок: вороватое окружение Путина убило её безжалостно и безвозвратно. И мне теперь как-то без разницы стало, Сань, кто там в нашем ожидовевшем Кремле будет в кресле президента сидеть для вида: Иванов, Петров или Сидоров. Одно лишь знаю твёрдо, наверняка: хорошего и честного, сугубого патриота своей страны всё равно туда не посадят: евреи этого не допустят ни под каким соусом… Ну и чего на выборы тогда ходить, в еврейских пошлых играх участвовать, в “тараканьих бегах”? – включать дурочка перед смертью. Нет уж, избавьте меня от этого политического цирка-шапито, уважаемые наши руководители…

25

– В конце 2018 года, после того, как Путина выбрали президентом большинством голосов (а кто бы сомневался в этом? – особенно, после дефолта 2014-15 годов), случилось и ещё одно знаковое событие в жизни России: в стране началась знаменитая «Пенсионная реформа». Её российские колониальные власти решили в точности скопировать с западной. Как и всё остальное, впрочем, что теперь происходит у нас: не попугайничать на западный манер мы уже не можем. Суть реформы – в переносе сроков выхода на пенсию для женщин и для мужчин на более позднее время: когда мужчины должны будут выходить на пенсию в 65-ть лет, а женщины – в 60-т. А доживут ли наши мужички-работяги до 65-ти, не доживут? – разработчиков реформы, министров социального блока, это не интересовало.

– Не знаю, как тебе, Сань, а мне бы хотелось в глаза им всем посмотреть, лукавым бездельникам-дармоедам нашим из социальных министерств и ведомств, – и потом напрямую спросить их: «Господа-товарищи дорогие! А вы наш рабочий класс хоть когда-то видели, знаете, каков он есть в действительности, а не в отчётах? Или вы живёте там, возле Кремля, как в дорогом стеклянном аквариуме, где вокруг вас лишь золотые рыбки чинно плавают, и где как в Раю комфортно, уютно и празднично, сытно, вольно, солнечно и светло? А людей вы видите лишь в Куршавелях и Ниццах, на Канарах и на Сейшелах, таких же сытых и гладких как вы сами, и таких же без-печных и глупых. Или в театрах столичных на них от скуки любуетесь, на худой конец, где на сцену 100-летний Зельдин выскакивал до последнего дня и отплясывал как молодой в «Учителе танцев». Или в «Ленкоме» том же, куда дети и внуки 90-летнего Броневого привозили в коляске, слюнявого, невменяемого, выжившего из ума и под себя много лет ходившего. Но хорошее “бабло рубившего” для них для всех, однако, сроду нигде не работавших… Вот они и привозили его в театр регулярно, на заработки, вытаскивали больного старика на сцену, и он там весь спектакль в коляске и сидел где-нибудь на заднем плане, мучился, бедолага, головою очумело тряс и что-то несвязное под нос буробил. А зрители на него смотрели вынужденно – отводили на сторону глаза и тихо про себя матерились… Вот вы и решили, господа-товарищи министры, ничтоже сумняшеся, что если Зельдину с Броневым можно было работать до таких-то преклонных лет и такого неприкрытого бл…дства, то почему бы и трудовому народу не предоставить подобного “счастья”, не “одарить” народ им? Пусть, мол, и он из последних сил работает и до последних дней – славит новую власть и денежки зарабатывает лежебокам- и бездарям-внучкам.

– Но только хочется заметить нашим министрам-капиталистам, просветить их чуть-чуть в социальных вопросах, что российский трудовой люд и до 60-ти годков с трудом дотягивает, с неимоверным напряжением сил. Я это хорошо помню и знаю, ибо пришёл на работу в КБ им.Лавочкина в 1977 году ещё молодым инженером, часто и подолгу общался там с простыми людьми, рабочими многочисленных цехов, кто честно простаивали всю жизнь у станков токарных или фрезерных, да и тех же ЧПУ. Так вот, могу ответственно заявить, что работа у станков крайне тяжела и утомительна во всех смыслах – это вам не по сцене всю жизнь дураком прыгать, как Зельдин и Броневой, и рожицы зрителям до смерти строить! К 60-ти годам люди физического труда, простые русские граждане, не евреи, превращались в настоящие развалины в советское время, если кто вообще доживал до 60-ти лет из них. Потому что мастера все соки из работяг выжимали: лишний раз расслабиться и покурить не позволяли даже, не то что отгул какой взять или тот же бюллетень. И выходя на пенсию в 60-т лет, они, работяги, почти сразу же и умирали, не имея в наличие жизненных сил… А теперь, как легко догадаться, никто из них, из простых работяг, до пенсии вообще не доживёт в пореформенной России: все прямо под станками умирать станут, и их с заводов прямиком на кладбище повезут под музыку и стенания родственников. Если этого хотели министры из социалки – рабами простой народ сделать, скотом тягловым и без-словестным, без всякой надежды на пенсию и заслуженный отдых! – то это им вполне удалось: они молодцы, и Запад будет ими очень доволен! Потому что лет через десять, действительно, когда «Пенсионная реформа» полную силу свою наберёт, всё оно так точно и будет – гроб с музыкой для русского тяглового народа, итоговая сырая могила как награда за каторжный подневольный труд…

– Было и ещё одно знаковое событие, Сань, в 2018 году, личного, так сказать, характера, которое, тем не менее, нашу семью сильно напрягло и расстроило. Событие это – стремительное удорожание золота, о котором трубили весь год российские СМИ, утверждая, что наше правительство скупает в огромных количествах золото про запас, во избежание нового кризиса и девальвации национальной валюты. И золото из-за этого резко подскочило в цене; и каждый день всё только дорожало и дорожало.

– «Неужели же Артюшкина Таня, сучка драная, и тут объегорила нас по совету своих начальник, когда уговорила меня перевести вклад с золота на жильё в марте 2015-го? – гадали мы весь год дружно, с замиранием сердца слушая новости по телевизору. – Вот уж будет обман так обман, если это действительно так. Теперь уже и со стороны Сбербанка…»

26

– Весь следующий 2019 год, конец пятилетнего срока моего миллионного вклада, мы были взволнованны и возбуждены – и я, и супруга моя, и дочка Вера, – всё пытались предугадать: сколько же дивидендов в итоге нам Сбербанк заплатит как своим акционерам?… «Не думай, что много, не надейся даже, чтобы не разочаровываться потом, – советовала мне Валентина. – Кто мы им, Грефу этому, чтобы нам с тобой большие деньги платить? Они их лучше себе возьмут и прогуляют потом в Куршевеле со срамными девками… Те же 9% заплатят – и то хорошо, и за то им всем будет от нас спасибо»… «Какой-то у тебя пессимистический взгляд на процесс, – расстроенно отвечал я. – А на какой ляд тогда нужно было Татьяне нас от этих 9% упорно отговаривать в декабре 14-го, которые они нам, по твоим словам, теперь заплатят? Она же нам хитро так намекала, вроде бы, вспомни, что 9% свои вы-де и так получите. Проинвестируйте, мол, один из наших проектов – не пожалеете. Она нас что, за нос водила что ли, в наглую сидела и обманывала тогда, дурачила?»… «Да почему обманывала-то, почему? – отмахивалась от меня супруга, которая не любила сидеть и гадать, считать варианты. – Когда говорила – было дело одно. А теперь может там всё у них десять раз поменялось… Она там кто? – большой начальник что ли, у председателя правления зам? Нет! Так, десятая вода на киселе, девочка на побегушках, которой все помыкают и понукают: “поди – принеси, говорят, или вообще уйди – не мешайся”. Там Греф всем заправляет, понимаешь, Греф. А что у него, у Германа Оскаровича, в гнилой его башке – один Дьявол только и знает… Себе-то он, может, и платит большие дивиденды, да своему ближайшему окружению, топ-менеджерам так называемым. А нам наши 9% вернёт – будет уже хорошо: 270 тысяч всё-таки. На большее ты не рассчитывай, Вить, не надо, чтоб потом не расстраиваться»…«А за каким хреном, скажи, нам надо было тогда целых 5 лет целый миллион там держать? Из-за 9% мы бы его уже в декабре 17-го из Сбербанка взяли и в ВТБ положили. Ты считаешь, что зря я тогда Татьяну послушал и в инвестиционную аферу вляпался, да?»… «Я думаю, я предполагаю, что зря. Не заплатит нам Греф большие дивиденды – помяни моё слово, чувствую я»…

– За такими вот кухонными гаданиями и сомнениями мы весь 2019 год и провели – год окончания нашего вклада. В конце договорились и домечтались даже и до того уже, что сколько нам Греф Герман Оскарович ни заплати – всё будет для нас хорошо: ведь нам деньги-то и не нужны уже, после облома с квартирой, потому что их тратить попусту уже некуда и не на что… А сколько-то заплатить он должен: человек же он, всё-таки, не зверь двуногий, не сволота, чтобы обирать стариков-инвалидов. Хотя бы те же 4% годовых, которые он всем российским пенсионерам регулярно платит за одно то уже, что они свои пенсии на сбербанковские счета ежемесячно перечисляют. А 4% за пять прошедших лет – это 200 тысяч рубликов будет. Хорошие денежки, как-никак, за которые печалиться нечего…

– В конце декабря мы с супругой встали пораньше, взволнованные, покормили дочку, сами покушали поплотней, после чего поехали в отделение Сбербанка на вашей, Сань, Таллинской улице, как я уже говорил: Газетный переулок нам уже был не нужен. Приехали туда и сразу же направились в vip-зал как vip-клиенты. А двери и стены у них там, в vip-залах сбербанковских, стеклянные, через которые всё видно как на ладони, что внутри и снаружи делается… Не удивительно, что, заметив нас с супругой через стекло, к нам сразу же выскочила длинноногая шикарная деваха в короткой обтянутой юбке и в лубутенах, главное, ну-у-у, в туфлях на высоченной платформе и каблуке, на которых стриптизёрши в борделях по подиуму обычно ходят. «Вы что хотите, граждане? – спросила она нас делово. – По какому пришли вопросу?»…«Мы свои деньги снять хотим после пятилетнего договора, – ответил я ей. – Ну и проценты свои узнать ещё, что нам за это время накапали»…«А вы только лишь снять хотите, да? Продлевать договор не собираетесь дальше?»…«Нет, только снять, – подтвердил я, и потом почему-то добавил для пущей важности: – Нам нужны деньги»…«Ну тогда это не ко мне, а вон к той девушке, – ответила нам расфуфыренная менеджер, указывая пальцем на сидящую за открытым столом зала молоденькую сотрудницу банка, при этом теряя к нам всяческий интерес. – Она вас обслужит и всё, что надо, сделает и подскажет: она у нас закрытием договоров занимается»… Сказавши это, менеджер vip-зала развернулась и ушла к себе в кабинет. И больше к нам не выходила.

– Она ушла, за стол свой уселась важно: старший менеджер Сбербанка, как-никак, фигура! – а мы с супругой направились к девушке за столом, поздоровались с ней, отдали ей выданный нам пять лет назад договор, сказали, что хотим его закрыть и получить назад свои деньги вместе с процентами. Девушка всё поняла, взяла документы, прочитала мою фамилию, после чего полезла в компьютер и стала там мой кабинет искать с внутренней обо мне информацией. Обычное и знакомое всем клиентам любого банка дело… Нашла, наконец, принялась информацию изучать, потом попросила предъявить мой паспорт. Я полез за паспортом, а потерявшая терпение супруга спросила сотрудницу про проценты, что начислили нам… «А вам ничего не начислили, – спокойно ответила девушка. – У меня один миллион всего и стоит к выдаче, ваш миллион. И сверх того ничего нет, никаких процентов и дивидендов»… Мы с супругой опешили, подумав, что мы ослышались. Пот обильно выступил у нас на лицах, стало тяжело дышать… «Посмотрите повнимательнее, девушка, – попросила её супруга. – Мы же вам на 5-ть лет миллион свой доверили, как же так! Нас уверяла менеджер из Газетного переулка, что мы не прогадаем, и нас ваше руководство хорошо отблагодарит. Проверьте, пожалуйста, ещё раз. Там непременно должны быть какие-то проценты».

– Молодая сотрудница ещё раз погрузилась в компьютер, пробежала экран глазами внимательно и заинтересованно, после чего развернулась в кресле, взглянула на нас прямо и просто и подтвердила первоначальную информацию, что никаких дивидендов у нас нет, не начислено. «А кто был вашим менеджером?» – спросила она нас участливо, жалея, видимо, нас, почерневших и осунувшихся сразу же, на несколько лет постаревших. «Артюшкина Татьяна Яковлевна», – тихо ответил я, чувствуя обильный пот по лицу и спине, и слабость в ногах от заболевшего в ту же секунду сердца. «Ну, так позвоните ей и узнайте, в чём там дело, и почему вам ничего не начислили»…«Куда я буду звонить, девушка, милая, и к кому? – чуть слышно пролепетал я дрожащими от волнения губами, чувствуя тошноту и дурноту из-за сердечной недостаточности. – Мы эту Артюшкину вашу пять лет уж в глаза не видели, как и она нас. Чего я ей скажу, когда она уже и думать-то про нас забыла? Кто мы ей? А может, она и вообще уже уволилась, не знаю»…«Ну тогда позвоните в Центральный офис, спросите у них, в чём дело. Там-то должны знать всё точно и наверняка, что с их клиентами происходит»…«Перестаньте шутить, – отмахнулся я, которому становилось дурно по-настоящему и побыстрее захотелось на воздух. – Кто я такой, подумайте, чтобы звонить в Центральные офисы банков? кто станет там со мной разговаривать?»…«Ну хорошо, ладно, я сейчас сама позвоню и узнаю, в чём там дело», – сжалилась над нами молодая сотрудница, видя наше критическое, почти пред-инфарктное состояние.

– И действительно, она быстро набрала нужный номер, поздоровалась там с кем-то, по-дружески поболтала чуть-чуть о своём; потом назвала мою фамилию и попросила переговорщика разъяснить ситуации с нашим вкладом… Потом она долго сидела и слушала, что ей разъясняли на другом конце. А потом со вздохом сказала: «Ладно, я всё поняла. Пока, до встречи», – и положила трубку, после чего грустно и как-то обречённо даже взглянула на нас… «Не начислили Вам процентов, Виктор Владимирович, извините: правление так решило. А почему? – неизвестно: оно перед нами, рядовыми сотрудниками, не отчитывается… Так что извините ещё раз за такой исход и пишите заявление, чтобы свой вложенный миллион назад получить. И учтите, что это не быстро будет, не прямо сегодня же. Месяц целый уйдёт, пока Правление ваши бумаги рассмотрит и даст согласие на выдачу».

– Последние слова сотрудницы о месяце ожидания собственных средств нас добили окончательно. Как я себе инфаркт тогда не получил прямо там же, за столом? – загадка! Ведь легко было и получить в том моём состоянии: и дивидендов ноль, да ещё и месяц ждать, чтобы забрать свои денежки. Большего унижения и обмана для нас руководству Сбербанка трудно было и придумать… Свои 5,5 млн. ровно два года назад я получал легко и без проблем. Пришли, помнится, с моей Валентиной в это же отделение, сказали, что хотим деньги с процентами забрать, так как срок договора закончился, – и уже через 15 минут всё до копеечки получили и домой, счастливые, вернулись, трапезничать сели втроём… А тут в такой откровенный блудняк нас Артюшкина Таня втравила, стерва подлая, что как-то сразу жить расхотелось обоим, кончились силы жить…

27

– В общем, не знаю и не помню, Сань, как у меня хватило сил тогда нужное заявление накатать, забрать паспорт у девушки и побыстрее выйти на улицу, на свежий воздух из этой гнилой и воровской конторы, что носит гордое имя «Сбербанк России». Постеснялись бы такое название оставлять и его похабить современные либеральные руководители! Взяли и придумали бы своё: «Заходи – не бойся, выходи – не плачь», к примеру! Чтобы подумали граждане сотню раз, перед тем как нести туда свои деньги. Ведь это кредитно-финансовое учреждение, Грефом захваченное и приватизированное наглым образом, и им же умело превращённое в воровской шалман, было наследницей и правопреемницей «Сбербанка СССР»! А в нём, напомню, вся советская страна хранила трудовые сбережения долгие годы – и не испытывала проблем: подвохов с каверзами, подлых и грязных обманов, тем паче, со стороны молодых сотрудниц-операционисток. Многократно оболганные и обруганные демократическими СМИ товарищи коммунисты за этим строго тогда следили, сурово наказывали за обман, за денежные аферы с клиентами. А теперь… Теперь всем и на всё насрать, кроме собственного кармана: грабь кого хочешь и как хочешь – никто и ухом не поведёт, не пошевелит пальцем в защиту! Потому что в новой и “свободной” России, России Ельцина и Путина, это всё называется уже бизнесом и умением ловко и красиво жить: когда немощных стариков и детишек малых объегоривают по-чёрному под самыми благовидными предлогами! И совсем не испытывают страха и угрызений совести при этом такие двуногие человекоподобные существа, как Набиуллина с Грефом и Силуановым, или Артюшкина Таня та же, их сопливая подельница…

– Итак, накатав заявление по нужному образцу и отдав его девушке для Правления, я пулей выскочил тогда на улицу из духоты, чтобы чистого воздуха побыстрее глотнуть и напитать им больно-занывшее сердце, готовое разорваться от горя и от обиды. Моя же Валентина направилась было следом, но потом остановилась вдруг на половине пути, развернулась и направилась прямиком в кабинет старшего менеджера, ну-у-у к той манде длинноногой на лубутенах, что нас в первые минуты встретила, думая, что мы с большими деньгами пришли. Так вот, супруга моя, разъярённая до крайности, какой я её никогда и не видел-то прежде, не знал, широко распахнула дверь, ворвалась в кабинет решительно и заявила с порога громко, чтобы все слышали: «Передайте вашему Грефу, скотине безрогой, что такие паскудные вещи, которые он придумал в своей воровской конторе, чтобы население обирать, даром ему не пройдут – пусть себе так и знает! Его подельник Егорка Гайдар подох в 50 лет, наказанный Господом Богом за всё то зло, что он причинил народу, – и ваш Герман Оскарович окочурится скоро от какой-нибудь страшной болезни. Я абсолютно уверена в том! Отольются ему, сволоте, наши народные слёзки! Так ему и передайте!…» И только после этого она направилась следом за мной на выход, зло хлопнув стеклянной дверью менеджера так, что было удивительно даже, как эта хлипкая дверь не рассыпалась от удара.

– Мы с ней вышли на улицу злые и чёрные от случившегося, ничего не видевшие вокруг и не слышавшие, ничего из происходящего не понимавшие: сильно пьяные будто бы или пыльным мешком треханутые, – и, не сговариваясь, направились на трамвайную остановку, чтобы ехать домой. И там, стоя под остановочным козырьком, Валентина моя не выдержала и произнесла решительно и сурово, не обращаясь конкретно ко мне, к Богу будто бы уже обращаясь: «Завтра же пойду в церковь и поставлю там свечку рублей за сто, не пожалею денег. И слёзно попрошу потом Святого Заступника нашего, Иисуса Христа, чтобы покарал Он сурово этих наших гнид из правительства – Набиуллину с Грефом, а заодно и проститутку их, Артюшкину Таню, за всё то горе и те убытки, что они сознательно доставили нашей семье. Обязательно это сделаю, всенепременно! Клянусь! Пусть не радуются, скоты, и не думают, что они такие ушлые и удачливые уродились, и им это всё с рук сойдёт – подобное их плутовство и делячество! Не сойдёт, нет, пусть даже и не надеются. Нас-то обмануть и дураками выставить можно, и легко: мы люди слабые и беззащитные, и у нас больная дочь на руках, об которой все наши мысли. Но уж Бога-то им не обмануть и не одурачить: Он поругаем не бывает! – и их сурово накажет, чертей! Попомнят тогда нас, твари, да будет поздно…»

– А свой миллион в итоге я лишь в 20-х числах января получил уже этого 2020-го года. То есть он ещё месяц почти лежал в Сбербанке сверх тех пяти лет, обязательных по договору, – успешно прокручивался в тамошних финансовых схемах, как я понимаю. И за этот сверхурочный месяц они нам тоже ни копейки не заплатили, тамошние дельцы, представляешь! – попользовались нашими денежками по максимуму и на халяву, нелюди! Молодец эта их Таня Артюшкина, короче, молодец! В хороший блудняк затащила нас, знатный, – будь она проклята, сука!…

– Я тогда вышел с полученным миллионом на улицу в самых расстроенных чувствах, остановился на остановке и думаю: «Хорошо бы наказать этих сбербанковских тварей за такое-то их откровенно-наглое поведение – к прокурору пойти и пожаловаться, или же в суд на них подать исковое заявление. Ну не может же такого быть, в самом деле, чтобы за пять лет хранения они от моего миллиона прибыли не получили. Да чушь это всё! – не верю! Там же такие аферюги работают знатные: любому фору дадут и обведут вокруг пальца! Они из воздуха деньги делают небось… А если получили – то почему мне не платят проценты, почему всё прикарманили себе, сволочи нечистоплотные? Это же обман в чистом виде, настоящее плутовство!»… Но так никуда я в итоге с жалобою и не пошёл. Жаловаться на Грефа, сообразил быстро, – это всё равно что в лесу с медведем бодаться: выяснять, кто ловчей и сильней. Исход-то заранее ясен… К тому же, чтобы такие тяжбы вести, адвокаты проверенные нужны, подкованные юристы. А где их взять? У меня их на примете нет. А через Интернет их искать – дело самое гибельное и опасное. Там такие кидалы, наверное, крутятся годами – похлеще моей Розы Абрамовны. Они у меня последнее отберут – не постесняются и не заплачут… Да и что я им скажу, адвокатам и судьям гипотетическим, как объясню дело? – когда я даже и самого договора не читал – Артюшкиной Тане доверился, которая меня упорно уговаривала рискнуть, не жадничать и не трусить. «Про-инвестируйте, – уговаривала, – наш проект, Виктор Владимирович, – не прогадаете!»…

28

– Но это я уже далеко вперёд забежал, Сань, в январь-месяц. А в конце декабря 2019-го, вернувшись домой не солоно хлебавши, я почувствовал себя плохо: прихватило сердце. Да так, что я чуть было копыта тогда не отбросил, и супруга хотела уже даже Скорую вызывать и меня отправлять в больницу в срочном порядке. Но я ей это делать запретил и категорически отказался в казённый дом ехать, да на казённую койку. Там, в больнице, мне одному ещё хуже было бы: в себе нашу общую обиду и унижение носить, в одиночку их переживать и переваривать. Дома-то, при родных стенах и членах семьи, это делать как-то приятнее и спокойнее. Попросил только свою Валентину в аптеку сходить и купить мне сердечных лекарств и шприцов побольше. И проколоть потом рибоксин и панангин с милдронатом, чтобы поддержать меня, не доводить ситуацию до смертельного исхода. Что она в итоге и сделала сразу же: сходила, купила и принесла, и колола потом неделю целую мне уколы в вены. Мы с ней хорошо научились оба это делать из-за больной дочурки, которой инъекции требуются постоянно, как та же еда и вода. А медсестёр вызывать всякий раз – дело дорогое и для нас неподъёмное. И не вызывать тоже нельзя: она же, дочка, у нас не ходит совсем, как я уже говорил: или на койке лежит бревном, или на коляске по квартире ездит. В этом только и состоит вся её физкультура. Вот сердечко её и пошаливает от неподвижной жизни – и давно уже. Так что, похоже, мы с ней от одной болезни скоро умрём – от разрыва и остановки сердца.

– Но сейчас не об этом речь, не о больной дочери, а о Сбербанке России, в котором нас откровенно надули тамошние дельцы, объегорили как сволочей последних. В декабре прошлого года это случилось, как я уже сто раз говорил, а началось и вовсе пять лет назад. Но я, чудак дотошный и суетной с рождения, успокоиться всё никак не могу, каждый день к той паскудной истории мыслями возвращаюсь. Хожу и думаю дома ли, на улице ли, в магазине ли: какое же сучье и волчье государство мы строим взамен разрушенного СССР! И нужно ли оно – такое? и можно ли в нём будет жить-то в итоге? Нам, православным русским людям, в первую очередь, людям труда, носителям Божьей Правды, Святости и Чистоты, в горний мир отчаянно и очумело стремящимся?… Рухнувший Советский Союз почему-то всегда вспоминаю при этом с большой теплотой – на контрасте, наверное, – где я родился и вырос, приличное образование получил, и где прошли мои лучшие годы, которые до сих пор до мельчайших подробностей помнятся. Там пионером я был, как и все, а потом – комсомольцем, носил светлый образ Ленина на груди, Вождя мирового пролетариата, по проектам и заветам которого и было выстроено в итоге то наше советское социалистическое государство. Надёжное, светлое и справедливое, каким был и сам Владимир Ильич, как бы его теперь ни хаяли и ни чернили новые воровские власти. А ещё: народное и родное – не волчье и не сучье! – как это теперь уже хорошо понимаешь, по прошествии 30-ти лет, когда народ его потерял безвозвратно. Там нас воспитывали родители и педагоги с первого класса, – вспомни, Сань, – быть честными, умными, грамотными, добрыми и великодушными с окружающими, порядочными, стойкими и всесторонне-развитыми людьми. Заставляли всех хорошо учиться, стараться на уроках, старших слушаться, заниматься спортом; стремиться к высотам Гордого Мирового Духа, уважать стариков, защищать слабых. А ещё: не ловчить, не выгадывать, не воровать, не быть нахлебником и иждивенцем – а жить исключительно своим трудом, жить с чистым, открытым и щедрым сердцем… Духовно-нравственными ориентирами для нас с детских лет, если помнишь, были советские пионеры и комсомольцы-герои: гайдаровский Тимур, в первую очередь, защищавший народ от происков прохиндея-Квакина и ему подобных социальных паразитов и хищников, помогавший детишкам малым и немощным старикам. Мы и сами были такими же, или хотели быть, стремились к этому всей душой: я же хорошо помню те годы, в маразм ещё не впал, слава Богу! Старики для нас, советских юнцов, были людьми глубокоуважаемыми и почитаемыми всегда. Мы им старались помочь по необходимости: и в магазин за продуктами бегали, и в транспорте уступали места, как только их издали замечали. Быть благородным, великодушным и щедрым было модно у нас, было в почёте. Жуликов, прохиндеев и ловкачей, двоечников тех же, мы, советские пионеры и комсомольцы, дружно все презирали и осуждали, стыдили и прорабатывали на собраниях.

– И сберкассы для нас были большим подспорьем: мы все там деньги свои держали, получали хорошие проценты за них. Советскому государству огромное спасибо за это и тысячу благодарностей от нас, бывших его граждан, – за отеческую заботу, которой теперь уж нет… Я тоже там деньги держал, со стройотряда ещё, и потом, когда работать пошёл после института. И родители мои держали, и дед с бабкой, пока живые были и могли ещё туда ходить. Это было, элементарно, выгодно: деньги в сберкассе держать, а не дома, где их могли и утащить лихие и злобные люди… И не было там у нас никогда и никаких проблем со вкладами и самими кассиршами, когда они нам советы давали искренние и профессиональные, куда лучше и как свои трудовые рублики положить, под какие проценты и на какие сроки. Всё нам толково расскажут, бывало, всё разъяснят – без какой-либо выгоды и чёрной мысли, без подвоха… Я к этому и привык, к советской кристальной честности, открытости и порядку – приучили меня товарищи коммунисты без-хитростным и доверчивым быть. Получается, что напрасно. Ведь я невольно спроецировал те братские отношения на сегодняшние, демократические, дурачок. Решил по незнанию и по дурости, что «Сбербанк России» – по-прежнему надёжная государственная организация, советская почти. Это если по названию судить, которое недаром же оставили на фасаде подельники Грефа, топ-менеджеры его… А значит, решил я, и порядки там остались такие же, как в бывшем СССР. Даже и лучше, скорее всего: возможностей-то теперь больше стало у наших российских банкиров в связи со всеобщей компьютеризацией и централизацией, о которых ещё академик Глушков мечтал в 1960 годы, если помнишь, Сань, – но что ему повсеместно внедрить так и не дали советские евреи во главе с Евсеем Григорьевичем Либерманом, работавшим на Сион.

– Поэтому-то я и настоял в мае 2014-го, чтобы все операции с недвижимостью исключительно в Сбербанке проводить, в котором я был как в себе самом уверен. Хотя и покупатели моей квартиры на Преображенке, и Роза Абрамовна преподобная не понимали той моей настойчивости и каприза: это было хорошо видно по ним. Они-то, наверное, уже знали, что есть такое современный Сбербанк, и что его за версту обходить надобно. Но мне про то не сказали, хитрюги, утаили знание, подумав: «Да чёрт бы с ним! Пусть там дерьма нахлебается всласть! Тогда, глядишь, и поумнеет на будущее»…

– И теперь я действительно поумнел, когда меня в конторе Грефа капитально обчистили, ободрали как липку тамошние дельцы. Но только вот думаю с ужасом и со страхом чуть ли ни каждый Божий день: а жить-то мне дальше как в таком воровском государстве? Ведь у теперешней молодёжи одна только мысль в голове очумело крутится: как бы к какому-нибудь старику половчее в карман забраться и всё оттуда подчистую выгрести. Ни о чём другом они, молодые, теперь и не думают-то, как это мне после всего случившегося представляется. Да и не только мне… Запугали, Сань, они, молодые, нас, стариков, за 30-ть либерально-демократических лет так, что уже и из дома выйти страшно становится. Двери в квартиру последнее время мы категорически не открываем с женой, не реагируем на входные звонки, боимся; к телефону давно уже не подходим – там жулики одни и звонят под разными предлогами и масками, что стремятся нас обобрать любыми способами. Ужас! ужас! что происходит с нами и нашей страной. К чему с такою гнилой политикой катимся?!…

29

– Знаешь, Сань, я теперь на досуге частенько всё эту Татьяну Артюшкину вспоминаю невольно – и думаю: ведь не сразу же она такой подлой и продажной сукой стала, такой аферисткой прожжённой, не с рождения же! По виду-то – хорошая, красивая девка, что и влюбиться можно. Пареньки, наверное, и влюбляются, встречая её на улице или в метро, теряют от чувств головы. Может, она и замужем уже, и детишек собственных нарожала. А душу свою, Божью посланницу, Дьяволу уже продала с потрохами вместе. И когда успела-то, непонятно? Ведь молодая же ещё совсем: от 20-ти до 25-ти лет ей, если судить по виду. А ей уже пробы поставить некуда, кошке драной, уже научилась взрослых людей дурачить и объегоривать по-чёрному, тихой сапой в карман забираться.

– Помнится, сидела передо мной, по-хозяйски развалясь в кресле, смотрела мне, не мигая, в глаза, и с улыбочкой на губах меня умело и ловко так в заранее приготовленный финансовый капкан заманивала. И убеждала, что для моей же пользы. И ведь убедила в итоге, стерва ушлая! Гадина! Проститутка! Учит их, вероятно, Герман Греф подобным манерам на каких-то подпольных курсах – этих своих проституток vip-заловских.

– Из-за неё я столько бобла потерял, что и вспомнить страшно и больно. 270 тысяч только в одном Сбербанке оставил за здорово живёшь – Герману Грефу на марафет, чтоб он почаще вштыривался. А ведь я потом, когда 5,5 млн. снял в декабре 2014-го, отнёс их в ВТБ-банк: там проценты были побольше, 6% годовых. И аккурат целый год там мои не потраченные миллионы у Костина и пролежали, 330 тысяч рубликов мне ещё принесли… Правда, я их потом и оттуда снял и купил на них доллары США. Это когда я узнал из Интернета, что глава ВТБ-банка Костин любовницу себе завёл пучеглазую, дикторшу с телеканала «Россия», татарочку по национальности. И осыпает её деньгами и подарками щедро: самолёты и яхты ей покупает в наглую, загородные особняки в ближайшем Подмосковье, шикарные квартиры в Москве. Да и Лёша Навальный про это рассказывал, фото показывал самолётов и дач этой манды, реальные фото… Я когда всё это бл…дство-то увидел – ненавистью так и воспылал! Ну-у-у уж нет, подумал тогда, свирепея, х…р вы теперь у меня чего получите, господа! Своих любовниц на собственные денежки содержите – не на мои! А свои кровные я перевёл в доллары сразу же в начале прошлого года, закатал их в трёхлитровую банку, отвёз в деревню под Волоколамск и запрятал там понадёжнее в тёщином доме. Пусть теперь лучше там лежат: там они целее будут…

– Но я не про доллары в данном случае разговор веду, а про Артюшкину Таню – “благодетельницу” мою бездушную и сопливую. Из-за неё, гадины, я ведь более 600 тысяч рублей потерял в общей сложности: две мои годовые инвалидные пенсии! Потому что поверил ей, потому что совету её последовал, потому что она мне элементарно понравилась, сучка длинноногая и лукавая! – отольются ей мои слёзки, ох и отольются!… А вот если бы не поверил и не последовал, допустим, если б её послал в декабре 14-го куда подальше – поумнее и поциничнее если бы я был, или бы мне кто подсказал из опытных и бывалых, что есть такое в реальности современный Сбербанк, и каковы его теперешние порядки?! То не поехал бы я никуда, разумеется, а пришёл бы тогда в своё строгинское отделение тихо и мирно с женой, и положил бы там все 6,5 млн. на три года хранения под 9% годовых. Как я это, к слову сказать, и планировал изначально. На кой ляд мне, старому м…даку, были вообще-то нужны этот Газетный переулок грёбаный, и особенно эти vip-залы сбербанковские с их продажными менеджерами, от которых только убытки одни, одни потраты. В декабре 2017-го 6,5 млн. я спокойно снял бы со счёта и отнёс в ВТБ. А через год закатал бы все свои деньги в банку – и всё! Шабаш финансовому блудняку и хождению по мукам! И теперь никаких проблем и тревог не испытывал бы, мирно и тихо жил.

– А сейчас вот хожу уже третий месяц кряду, будто бы кем-то пойманный и опущенный в подворотне, – и терзаюсь, всё успокоиться не могу, надрываю чёрными мыслями сердце, и без того надорванное и задрипанное. Прямо поедом себя ем, честное слово, за свою доверчивость и простодырство – и новую жизнь нещадно кляну, которую нам господа демократы устроили. Сначала Гайдар с Чубайсом нас до нитки ограбили в начале 1992 года – два пидара гнойных, два упыря, два шакала! А теперь вот их подельники и друзья продолжают нас цинично и подло грабить каждые пять или восемь лет, завсегдатаи Гайдаровских форумов – Набиуллина, Селуанов, Греф, хозяева других коммерческих банков, которых я даже и не знаю-то: столько их теперь развелось, швали и мерзости этой, что и не сосчитать и не перечислить. Но цель у которых одна – тотальный грабёж и разор порабощённого российского населения: других видимых целей там нет уже даже и для прикрытия… Сначала Сабездуллина-Набиуллина мои денежки кровные ополовинила, плутовка маленькая и хитрющая как сто чертей, обвалив в декабре 2014-го национальную валюту рубль. А потом я уж в лапы к закадычному дружку её Грефу попал через звонок Артюшкиной-“доброжелательницы” – и Герман Оскарович, чудище о двух ногах, довершил моё разорение, попользовался мной знатно: обглодал до косточек…

30

– Не знаю, как тебе, Сань, а он мне никогда не нравился – этот лукавый Греф, выкормыш Собчака, который в правительстве РФ ещё с ельцинских времён болтается на ключевых должностях, с 30-ти лет по сути. Представляешь, какая силища его наверх катапультировала, к Кремлёвским покоям поближе, и теперь там удерживает мощно и непоколебимо, как тот же аэростат! Как пробрался во Власть ужом Герман Оскарович, предварительно пройдя хорошую выучку в мэрии криминального и бандитского Петербурга лихих 90-х годов, в команде Анатолия Собчака, – так там и прилип банным листом. И если и перемещается куда теперь – то только исключительно по горизонтали: вниз не опускается никогда, держится крепко, как известный продукт распада. И при Собчаке был правой рукой, помнится, заведовал и торговал имуществом города, и при Ельцине уже сидел в министерском кресле, а теперь вот и при Путине 20 лет уж сидит на разных должностях. Путин уйдёт – а он всё равно останется и дальше сидеть будет, пока ноги носят. Крутые дяди, видно, за ним стоят и его при наших президентах держат как своего соглядатая и проводника идей. И он эти идеи успешно пока что реализует – не подводит благодетелей-кукловодов своих, не разочаровывает.

– Когда вижу его по телевизору, марионетку Ротшильдов и Барухов, – ничего, кроме отвращения и брезгливости не испытываю, честное слово. И настроение сразу же портится – и надолго… Эта вечно сальная морда его тоску на меня навевает, уныние. Он будто бы масло сливочное каждое утро прямо из ведра ест, засунув туда голову. А потом едет на работу, не умывшийся, и так и ходит весь день в жиру – как зеркало отсвечивает. Прямо робот какой-то, машина двуногая, или зомби без-совестный и без-душный непонятной национальности – не человек. Такую подлость и гниль вокруг себя наплодить нормальный человек ни за что не смог бы… Это ведь он, Греф, историю с vip-залами и менеджерами придумал, а может подсказал кто из еврейских кураторов. И распространил эти залы на все отделения Сбербанка в России и за рубежом. Потом набрал длинноногих проституток туда, обучил их на курсах специальных по оболваниванию людей – и платит им деньги хорошие за каждую удачную сделку, премии… И можно только догадываться, какие он через своих продажных шлюшек сумасшедшие деньги гребёт, сколько в лапы к ним народонаселения попадает. В каждой российской семье ведь есть старики, и они, увы, каждый Божий день умирают и оставляют детям и внукам наследство. Хорошо, если дети ушлые, поднаторевшие в финансовых делах: такие Грефу и его менеджерам не по зубам. Но таких ведь мало… А в основном-то наследство достаётся таким, как я, лопухам. И мы не знаем, не представляем даже, как им в итоге правильно распорядиться. Идём прямиком в банки, в Сбербанк России тот же, просим там помощи. Вот тут-то на нас шлюшки Грефа и набрасываются со всех сторон, менеджеры vip-залов на лубутенах и в коротеньких юбках – профессиональные помощницы и “доброжелательницы”. И подчистую обдирают нас, как голодные хорьки курочек. Всё на то и рассчитано и настроено там у них – на людскую доверчивость и незнание. Этим они очень хорошо все пользуются, твари хищные и без-совестные.

– Эта Татьяна Артюшкина, как мне представляется, хорошую премию получила от руководства за то, что сначала в инвест-проект меня силком затащила, в котором я не хрена не смыслил, а потом ещё и в строительство жилья меня перевела со стремительно дорожавшего золота. Пяток таких как я, лопухов, нахлобучит – и машину купит себе, корейскую иномарочку. А нас, стариков с деньгами шальными, наследственными, по всей стране много ходит – только успевай отлавливать и в отдельные кабинеты затаскивать на рандеву. Для этаких подлых дел там всё у них капитально уже оборудовано: денег Герман Оскарович на это не пожалел, раскошелился знатно. Хорошо понимал, пигмей ущербный, моральный уродец, что vip-залы и кабинеты быстро окупятся, а потом и баснословный доход ему ещё принесут: проститутки не подведут – всё отработают честно. Тани Артюшкины своё дело знают туго, вышколены прекрасно… Это я, Сань, ещё с супругой к ней тогда пришёл, с охраною как бы. А припёрся бы один если – так она бы мне и отдалась за тот договор на шикарном столе, не побрезговала: это если бы я кочевряжиться начал, упорствовать, сомнения выражать. Там у них и секс с упрямыми клиентами предусмотрен, я думаю, вино, виноград и гандоны. А почему нет, почему?! С них станется!

– Потом она ещё пяток дурачков доверчивых нахлобучит – и купит уже квартиру хорошую; следом – загородный дом… И будет разъезжать потом гордая и важная по Москве, перед подружками и родственниками козыриться: какая она, мол, ловкая и смышлёная, как хорошо умеет работать и жить. Не то что все остальные, у кого ещё честь с совестью есть и кто душу Грефу и Дьяволу не запродали… И не замечает наверное, дура алчная и пустая, что уже больна духовной проказой давно, что стала, как и её начальник Греф, сифилитиком стопроцентным, только душевным. И что даром это ей не пройдёт, безусловно: ибо меня-то обмануть можно – и легко. Господа не обманешь только… Он это ей и покажет однажды, что Законы Неба и Космоса – не пустой звук. И душа человеческая – не игрушка, чтобы её с лёгкостью продавать или предавать. Это когда у неё дети смертельно больными рождаться будут, с какими-то совершенно немыслимыми недугами. Или сама заболеет раком, или муж. А она от этого будет мучиться, дура, и горькие слёзы лить, ходить и жаловаться на Судьбу, Господа Нашего корить и чернить, что не уберёг её от проблем и напастей. Деньги станет у Благотворительных фондов просить на лечение, на операции дорогостоящие в Германии или Израиле. Сейчас у нас много таких кликуш развелось. Их каждый день показывают по телевизору по всем программам – тошнит уже от них, от их притворных стенаний и соплей на публику; как и от их детишек убогих.

– Мне не жалко их, Сань, поверь, ни сколько не жалко. Как хочешь про меня думай и говори. Больные и дебильные дети – они не просто так рождаются на свет, а за какие-то грехи родителям посылаются, или же дедам с бабками. Точно тебе говорю! Я это по своей убогой дочери хорошо понял. Потому что давно уже осознал свой давний юношеский тяжкий грех, совершённый в 20-летнем возрасте по неразумению, который камнем теперь лежит на сердце и портит и губит жизнь мою. Вот за него-то теперь и расплачиваюсь на всю катушку, терплю уже столько лет земные муки… И Греф с Набиуллиной расплатятся по полной программе: сами или через детей. Они и так уже расплатились – потому что оба прокажёнными стали давно, изгоями, осознанно и до нуля опустив свой эволюционный потенциал, который нарабатывается столетиями. Посмертная участь их будет печальна по этой причине – им не позавидуешь.

– Ну и хрен бы с ними: их-то, греховодников, не жалко. Как и Гайдара с Ельциным, Чубайса с Черномырдиным – и всех остальных перевёртышей-демократов т.н., известных персонажей лихих 90-х годов. Мне жалко молодых парней и девчат современной России, которых они этим своим духовным сифилисом заражают – и быстро… Молодёжь наша осатанела, если со стороны её начать судить нам, старым советским гражданам. Только деньги одни у неё на уме, деньги, деньги и ещё раз деньги! И любыми способами и средствами! И больше ничего уже современную молодёжь не интересует, как кажется, не тревожит. Делячество и материализм в чистом виде господствуют над умами! – не жизнь Духа! Мне страшно от этого становится уже и теперь! А что же нас ждёт с тобою, Сань, в недалёком будущем с такими-то хищными наследниками, которые ошалело стремятся в списки Форбс – и только?! Хотят в 20 лет апартаменты себе заиметь, дома на Рублёвке и на Майями, шикарные машины и яхты, а теперь уже и самолёты личные. В Куршевель с бл…дьми регулярно хотят летать, на Канары. А впоследствии мечтают вообще умотать из страны – сорвать побольше бобла и на Запад переселиться с шиком.

– А где такие ломовые деньжищи молодым и неграмотным соплякам взять? Честно миллионы не заработаешь – это давно и хорошо известно. «От трудов праведных не наживёшь палат каменных!» Только преступным путём разве что – левой торговлей, наркотой, воровством, ростовщичеством, рейдерством и обманом. Вот они все и кинулись грабить нас, стариков, почём зря дурить посредством левых контор. И это всё приняло уже массовый характер. Потому что знают прекрасно, черти, быстро и с успехом поняли, что пенсионера слабенького и беззащитного объегорить – дело самое простое и плёвое…

31

– Нет, сволочное всё-таки мы строим теперь государство, паскудное, подлое и нежизнеспособное, гибельное для простого народа, для нас с тобой, Александр Сергеевич, в первую очередь, слабеющих день ото дня стариков. Загрызут нас с тобой наши звероподобные детки в итоге, чтобы нажитое нами забрать и пустить себе на потребу… А если так, то и нет у такого государства будущего, при такой-то хищной политике наших банкиров, министров и такой молодёжи, главное. Согласись со мной, друг, поддержи! Ведь она, молодёжь, сама уже заразилась мещанством, хищничеством и материализмом от Ельцина и Гайдара по самое некуда, от Чубайса, Грефа и Набиуллиной! А дальше будет активно и массово заражать других стяжательством, развратом и пофигизмом! Безродных космополитов из подрастающего поколения будет активно делать – не патриотов, не защитников Отечества, не строителей Светлого Будущего! Какой там!

– А значит, ломать такое государство надобно к чёртовой матери – и поскорей! Пока ещё не поздно это, пока не всё ещё распродали и растащили чубайсы, грефы и набиуллины. Пока самолёты, бомбы и ракеты «Тополь» и «Ярс», слава Богу, есть у нас в ангарах на случай большой войны – не пустили их ещё под нож господа-ельцинисты, не успели этого, как на той же Украине… Да и мы сами пока ещё живы, советские старики-ветераны, работники бывших оборонных НИИ и КБ, что-то ещё помним и умеем делать, не смотря на подорванное здоровье. Подскажем и поможем, в случае чего, национально- и патриотически-ориентированной молодёжи новую страну возвести – справедливую, честную, русскую, советскую и социалистическую, похожую на бывший СССР, но только гораздо лучше… Они увидят такую страну во всём её блеске и красоте – и возрадуются от души! И будут её лелеять и беречь уже как зеницу ока!

– Тебе же, Сань, хочу сказать напоследок: не ходи в российские банки ни под каким видом, не держи там деньги и не верь никому – потому что там жульё на жулье сидит, и жульём ещё погоняет. Это жульё цинично обманет тебя, старика, с улыбкой на губах до последнего оберёт, до трусов и майки – и не постесняется, угрызений совести не испытает; не поглядит на твой возраст почтенный и твои седины, на 40-летний трудовой стаж и справки об инвалидности. В особенности, Сбербанк обходи стороной с его vip-залами и проститутками-менеджерами – самое подлое, гадкое и гнилое в России место, как я теперь подозреваю, самое из всех гибельное и коварное.

– Сам это хорошенько запомни – и передай всем своим родственникам, соседям, знакомым, друзьям. «Люди русские, добрые, чистосердечные и простодушные! – передай им мой сердечный наказ. – Будьте бдительны! Не разевайте рот! Не доверяйтесь нашим торгашам и банкирам! Помните, что уж больно много в России Ельцина и Путина жуликов развелось. Они только и ждут, шакалы и паразиты, чтобы накинуться и облапошить вас под любым благовидным предлогом, без средств к существованию оставить, безо всего… И вам, облапошенным, не у кого будет помощи тогда искать и просить – ни президент, ни премьер, ни спикеры обоих палат, ни пустозвоны-депутаты, тем более, вам тогда уже не помогут. Они, элементарно, не смогут этого сделать, согласно новым законам, или же просто не захотят. Потому что и сами они давным-давно в эту воровскую и сволочную систему крепко вмонтированы»

Часть вторая

1

Это было тогда последнее, что я услышал от своего старого сослуживца Виктора, с которым, напомню, мы когда-то во второй половине 1980-х годов совместными усилиями разрабатывали марсианский заказ. Мой пожилой товарищ, которому в марте этого года 65 лет исполнилось, очень устал от рассказа, необычайно нервного и тяжёлого, крайне обидного и болезненного для него. И от этого у него опять забарахлило сердце: он быстро стал задыхаться и лицом чернеть, что было со стороны заметно…

– Ладно, Сань, прости, что перегрузил тебя своими болячками, разом все их на тебя вывалив будто бы из мешка, – виновато сказал он мне, возвращаясь из туалета на кухню, где мы с ним сидели и бражничали. – Мне просто в последнее время даже и поговорить-то, поплакаться некому стало: один я совсем остался, не считая жены и дочери. Но им, убогим, мои сопли и слёзы не нужны, категорически противопоказаны. У них и своих соплей и слёз выше крыши: каждый Божий день ноют и ноют обе, дурочки малахольные, – достали уже нытьём… И на работу я не езжу уже 8 лет, не треплюсь там часами на лестницах и в курилках, как прежде, не выпускаю пар из души. Никого из бывших корешей у меня не осталось, фактически, с кем можно было бы выпить по-человечески и расслабиться, как сейчас с тобой, проблемы семейные “перетереть”, совета спросить толкового, душу наизнанку вывернуть и очистить от житейской скверны. Все беды свои и обиды теперь при себе держу и коплю, скрежеща зубами, – вот сердце от них и болит, разрывается на части… А тебя вот увидел позавчера – и как родному брату обрадовался, честное слово! Вспомнил, как мы когда-то с тобой в вашей курилке на четвёртом этаже вдвоём по часу по душам беседовали, а то и больше, – и не уставали, не бежали друг от друга прочь, как другие ваши сотрудники-пустозвоны. Ты умеешь слушать, Сань, слышишь собеседника, сопереживаешь. Приятно с тобой беседовать, очень приятно. И ты не трепло: всё узнанное в себе держишь, не выплёскиваешь наружу, как эстафетную палочку новости не передаёшь. Я это хорошо запомнил и оценил – вот на тебя всё сегодня и вывалил одним махом: обрадовался удаче. Прости – не сдержался, не утерпел, весь вечер без умолку тарахтя по-бабьи. Ведь у тебя, поди, и своих проблем предостаточно… Зато вот душу свою я как на исповеди разгрузил и очистил. Не вру! И сразу же хорошо стало, легко! – как в детстве! Спасибо тебе за это, Сань, искреннее тебе от меня спасибо!… Но на этом хватит. Всё. Давай с тобой, друг, коньячок допьём, и я домой поскакал. Пять с лишним часов ведь болтаем уже. Сколько можно?…

Мы допили с Виктором принесённый им коньяк: это теперь единственный спиртной напиток, который ему, сердечнику, ещё пить можно. После чего он засобирался домой, напомнив, что там ведь его больная дочь дожидается, которая ежедневной заботы требует, помощи. Я пошёл его провожать, довёл до остановки, посадил на трамвай, и он поехал к себе на Исаковского, помахав мне через оконное стекло рукой. И больше я его с тех пор пока что не видел…

2

Он уехал, а я морозным зимним воздухом дышать пошёл – гудевшую голову и мозги, долгим разговором и коньяком расплавленные, студить и проветривать. Гулял по Строгино с час, наверное, дожидаясь супругу Марину, которая должна была к вечеру из гостей возвратиться. Спустился к Строгинскому заливу, помнится, покрытому тонким слоем льда: зимы в этом году практически и не было-то. Там, внизу, по берегу походил не спеша, посмотрел на счастливых детишек, с горок на санях и на лыжах катающихся, – а сам всю дорогу про Виктора думал, который меня своим чистосердечным, но предельно-горьким рассказом за живое крепко задел… и которого мне было искренне жалко.

И одна-единственная мысль разбуженной мухой крутилась тогда в гудящей моей голове: какую же мерзкую и подлую жизнь мы строим теперь, действительно, если таким заслуженным ветеранам, как мой Виктор, в ней не находится места. Если их средь бела дня и в открытую фактически, никого уже не стесняясь и не таясь, обворовывают наши российские власти посредством дрессированных ссыкух, артюшкиных таней, – наглых, продажных, без-совестных дур, алчных, циничных, подлых и хорошо обученных на сбербанковских закрытых курсах воровскому искусству. Или же ремеслу, как людей пожилых и порядочных лучше и вернее дурить, не мигая в глаза им при этом глядя!

И защиты им, бедолагам старым, обманутым, в новой “свободной” России искать и впрямь уже не у кого! – тут Виктор прав. Ни президент, ни премьер, ни министры и ни губернаторы, ни сенаторы и ни депутаты всех степеней, ни пузатые попы-мироеды давно уже не на их стороне: простой российский народ их, лакеев Ротшильдов, Соросов и Барухов, мало интересует на деле, без операторов и телекамер если, без саморекламы.

Как любит, например, наш президент Путин в последнее время проводить пышные парады Победы на Красной площади (при этом, правда, обязательно драпируя ленинский Мавзолей романовско-власовским трёхцветным полотнищем, совсем даже неуместным в такой-то праздничный день, от которого тошно становится нам, вышедшим из советского времени людям). Ветеранов ВОВ на площадь свозит со всей страны, показательно их приветствует перед теле-камерами, обнимает и лобызает, заботится; деньги им огромные выплачивает на домашний банкет (75 тысяч рублей в 2020-м году) – демонстрирует этим перед всей страной своё к ним исключительное почтение и уважение. И это хорошо, вроде бы, это правильно. Так и надо с заслуженными людьми поступать, почётом их окружать, заботой и уважением: в советские годы нас всех так именно и учили.

Но в это же самое время – время шикарных президентских жестов и понтов на публику, регулярных и сверх-дорогих кремлёвских застолий! – заслуженных советских инженеров и конструкторов, создателей советской ракетно-космической техники, из-за которой в униженной и ограбленной ельцинистами России до сих пор ещё царит мир и относительный порядок: не растерзали и не поработили нас ещё западные и восточные соседи из-за наличия межконтинентальных баллистических ракет у министра Шойгу и термоядерных зарядов, – так вот, таких-то состарившихся и обессиленных инженеров-оборонщиков с дипломами лучших вузов страны теперь с улыбкой на силиконовых губах обворовывают в банках новой России 20-летние шлюшки со средним образованием по тайной указке своих лукавых хозяев. Вдумайтесь только в это, граждане дорогие, друзья, глубокоуважаемые мои соотечественники, осознайте мерзость и гнусность теперешней новой жизни! Патриотов великих и работяг, носителей больших знаний и огромного инженерно-конструкторского опыта, людей очень скромных, воспитанных и доверчивых (потому что советскую морально-нравственную школу прошли строителей коммунизма), ветеранов труда, наконец, с 40-летним трудовым стажем, своими заслугами перед страной мало чем уступающих героическим ветеранам ВОВ, – так вот, всех их теперь упыри из правительства, входящие в ближайшее окружение президента Путина!!! – Набиуллина, Греф, Селуанов – ловко обирают до нитки как последних бродяг! И делают это подло, исподтишка, что и комар носа не подточит. И самым циничным и наглым образом – без свидетелей и телекамер, и по одному! – что обобранным и обманутым и обратиться-то потом некуда.

Даже тем же обманутым дольщикам, каких миллионы сейчас развелось по стране, и все они слёзы горькие льют, просят помощи, – легче; или попавшим в лапы частных врачей-косметологов искалеченным горемыкам! Им хотя бы можно в кучку собраться и поорать, горе своё пережить вместе и тем самым облегчить душу, оказать хоть какое-то влияние на власти, заставить услышать себя. Их много! И они – сила! И им помогают по-возможности!… А что может сделать мой Виктор один, старый, немощный инвалид с больной дочерью на руках?! Куда пойти, к кому обратиться?! Один в поле не воин – это общеизвестно! Да и что он скажет в своё оправдание?! Что когда-то давным-давно, пять лет назад, какая-то сопливая манда что-то там ему наплела в кабинете, золотые горы наобещала вроде бы, посоветовав проинвестировать какой-то левый проект. Ну-у-у, во-первых, этой манды уже может и не быть в наличие, не работает она в Сбербанке: уволилась или уволили за ненадобностью, выкинули как использованный презерватив. А во-вторых, ему всегда могут ответить на это, что он что-то там не так понял или услышал по старости лет, что ничего-то ему и не обещали; что надо было договор внимательнее читать, а не кого-то постороннего слушать.

И это будет правильно, увы, если только дело формально рассматривать, с чисто юридической стороны, как это адвокаты и судьи делают, и потом по статьям УКа приговоры выносят людям, – но по совести это будет чистый вздор и бред. Ведь все эти левые договора аферисты пишут, поднаторевшие на обмане, на каверзах, на делячестве и доверчивости людской. И только аферисты со стажем их и могут правильно и до конца оценить и понять – адвокаты, то есть, – которые не менее хищные и лукавые по природе, чем даже деятели Сбербанка, и которые последнее из тебя вышелушат, что не успел или не смог вытащить сатанист Герман Греф…

3

Я это всё по собственному опыту очень хорошо узнал, когда покупал дом в деревне под Можайском в конце 1990-х годов для парализованной тещи, которой врачи прописали воздух. И пока оформлял документы с бывшим хозяином, ушлые и криминальные соседи, местные алкаши-уголовники, перенесли наш общий с ними забор на пару метров вглубь моей территории. Понимай: отхватили у меня, приезжего москвича, в наглую несколько соток земли – и обрадовались дармовому приобретению.

Я это сразу же заметил, естественно, приехал и попросил их вернуть на место передвинутый забор, по-хорошему попросил это сделать, по-доброму, по-соседски. На что они заартачились, угрожать стали, словами обидными обзываться: их много было, семья большая, сплочённая. А я один. И драться я не умею и не люблю. Что делать? Землю-то возвращать надобно.

И тогда я поехал в Можайск – к местному участковому жаловаться. Но он только без-помощно развёл руками, вздохнул тяжело, обречённо и посоветовал мне обратиться в суд. По-иному, мол, не получится: нет у него теперь полномочий соседей к порядку призвать, отобрали их, полномочия, у милиции новые власти, в суды передали уголовные и мировые… А я тогда молодой был, не опытный в сутяжных делах – послушался совета, поехал в суд, веря в нашу Фемиду по прежней советской жизни. Тем паче, что и ехать-то было недалеко. Можайск – крохотный городишко, там всё у них на одной площади расположено.

Судья можайского городского суда, пафосная такая мадам, как сейчас помню, надменная, хорошо упитанная и гладкая, денежная, меня выслушала лениво и предложила написать исковое заявление: она, мол, рассмотрит в очередном порядке и потом позвонит через секретаря и сообщит о дальнейших действиях. «А как это сделать? – спросил я. – В какой именно форме? Дайте мне образец для написания»… Но она мне образец не дала, а вместо этого дала адрес их местного адвоката. «Езжайте, – сказала, зевая, – к ней: она Вам всё расскажет и поможет, возьмётся за ваше дело. Других дел, насколько я знаю, у неё пока что нет, а адвокат Вам всё равно будет нужен»… Я поехал и к адвокату, не мешкая, не откладывая в долгий ящик. Приехал по указанному адресу в какой-то одноэтажный дом, зашёл внутрь, нашёл нужную комнату с вывеской «Адвокат такой-то», постучался, заглянул внутрь и увидел за обычным конторским столом средних лет даму, красящую ногти. Я поздоровался, присел перед ней на стул, вкратце объяснил суть дела… «Я всё поняла и согласна Вам помочь, – услышал в ответ. – Но только сегодня пятница, короткий день, и я домой собралась уже: с Вами мне возиться не хочется. Давайте всё перенесём на понедельник. Договорились?… Вот Вам визитка с моими телефонами. Звоните мне в воскресенье вечером: условимся, когда и где с Вами в понедельник встретиться»… Я взял визитку, поблагодарил, приподнялся на стуле… и хотел уже было уходить, но адвокат опередила меня недовольным голосом: «С Вас сто рублей, гражданин», – сказала она решительно… «За что?» – опешил я, не понимая происходящего… «За то, что я приняла Вас и выслушала, телефоны Вам свои дала, – непререкаемый ответ последовал. – У нас, адвокатов, так принято – за приёмы и консультации деньги брать. Вы что ли не знали этого? Все наши услуги – платные».

Никаких услуг с её стороны ещё не было, кроме визитки, но спорить с ней я не стал – не захотел унижаться и мелочным себя выставлять перед областными жителями: не пристало подобное москвичам делать. Хотя 100 рублей были огромные деньги в конце 90-х годов: я бы на них себе полный бак машины заправил и целый день потом ездил, горя не знал. Но… «коль уж назвался груздем – полезай в кузов». Я и полез в кошелёк с неохотою, достал скрепя сердце стольник, отдал его адвокатше – и вышел на улицу с кислым видом. Там сел в свои «Жигули», завёл их и поехал потом в Москву в расстроенных чувствах, не видя вокруг ничего, добираясь домой на автопилоте… «Это сколько же денег она с меня за написание искового заявления-то возьмёт в понедельник? – ехал и думал я с ужасом. – Если за одну лишь визитку она с меня стольник сорвала. А сколько возьмёт за услуги свои адвокатские, за сам судебный процесс? – про то и подумать страшно! Оберёт до нитки, наверное, не постесняется… А потом ещё посоветует судью умаслить и расположить, позолотить ей ручку для верности. И тоже деньги на это попросит – и не маленькие, вероятно! Судьи много берут, поболее адвокатов. Да сам мой деревенский дом будет меньше стоить в итоге, чем я за отнятые соседями сотки судье и адвокату отдам. И на кой ляд мне такие траты нужны за можайский судебный процесс, за компот без сахара и сухофруктов?!… И кто мне, самое-то главное, станет после этого отнятое возвращать, даже если я и выиграю это дело, к примеру? Судья с адвокатшей что ли, которые и сами на разборку приедут, и взвод ОМОНа с собой на подмогу возьмут? Да чёрта-с два такое случится! Жди! Они про меня сразу же после заседания и забудут обе, денежки получив! – кто я им?! Вручат бумаги с печатями и скажут с ленцой и брезгливой скукой – езжай, мол, Александр Сергеевич, и переноси на место забор, не бойся. Закон на твоей стороне. И всё, и весь разговор на этом закончится… Приеду я с теми бумагами на участок, а там соседи-алкаши с топорами стоят и ждут уже, пьяненькие, – и лыбятся. Им мои судебные бумаги, что носорогам плетень: они их в упор не увидят и надо мной посмеются только, на три буквы дружно пошлют. Дурачок ты, простачок! – скажут. – Сутяжник столичный, гнилой! Засунь свои бумажки в задницу, не зли нас! Ты, парень, – скажут, – жизни-то ни хрена не знаешь, как мы заметили, хоть и Университет закончил, и все науки там превзошёл! А главную науку так и не изучил – науку жизни. Поэтому-то и не ведаешь, дожив до 30-ти с лишним лет, что жизнь наша – одна сплошная борьба, суровая и жестокая, без правил и сантиментов. Или же правило в ней одно, точнее если, и достаточно простое и справедливое: кто смел – тот и съел, тот и довольный ходит. А м…даки и трусы, и чистоплюи совестливые и правильные вроде тебя, кто по судам бегает и правду-матку там ищет, кто на других надеется, не на себя, – такие дятлы пустоголовые пусть голодные ходят и лапу свою сосут, соплями и слезами умываются. Пока мы отобранный у них кусок кушать будем!… Жизнь – она для сильных и наглых, не для слабаков. А слабаки пусть дома на печки сидят и никуда не рыпаются, не покупают дачи и дома в деревне, которые не смогут потом защитить. Запомни это, дурила! И давай, мотай отсюда, пока цел, пока мы голову тебе не оторвали! Суды и милиция тебя не спасут: там сердобольных рыцарей давно уже нет, и вписываться за тебя никто там не станет…»

Прокрутив это всё у себя в голове по дороге в Москву, я решил плюнуть тогда на суд и на отобранные у меня сотки. Бог с ними! Решил, что мне это дешевле всё обойдётся в финансовом и в психологическом отношении: хоть деньги и нервы свои сберегу, по судам и милициям не растрачу, если уж саму землю вернуть не удастся. Вступаться за меня в Можайске и вправду никто не станет – не то, увы, время.

С лихими соседями, правда, потом проблемы большие возникли. Они поняли, что я слабак, – и дружно пошли в атаку, решив вообще нашу семью выжить, а всю землю у нас отобрать, коли я сам за себя постоять не умею. Угрожать стали всякий раз физической расправой, урки махровые, записные! – и мне, и больной тёще, главное, стёкла принялись бить по ночам, днём же пугать собакой: создавать мне и моей семье, одним словом, самые невыносимые условия для проживания… Пожаловаться же было некому в новой и “свободной” России, в которой теперь все так живут от мала и до велика, по таким именно волчьим и сучьим законам, что насаждались сверху сначала алкашом- и дебилом-Ельциным десять лет, а теперь вот и трезвенником-Путиным проповедуются 20-ть годков уже, верным продолжателем его анти-народного, воровского и кабального дела. Бандюки и сволота разная грабит и душит честной народ всеми доступными средствами и всеми возможными способами, а без-правная, а часто и коррумпированная полиция в суды нас всех отсылает – в цепкие и хищные лапы судей и адвокатов. От которых тоже ведь толку чуть, которые такие же бандюки по сути.

Такая у нас в государстве теперь интересная система выстроена – выгодная для правящего класса и только лишь для него одного, к которому ещё и сволота всех мастей приклеилась, – и совершенно убийственная для большинства народонаселения страны, для подъярёмной и порабощённой России! Система, которую в российских СМИ, тем не менее, на все лады славят продажные ведущие и политологи…

4

Я же в итоге бросил свой купленный под Можайском дом через пару лет, устав терпеть скандалы с разбирательствами и унижения, угрозы убийства, плюс ко всему, на которые молодой участковый наш никак почему-то не реагировал. «Вот убьют, – отвечал устало, стыдливо отворачивая глаза, – тогда и приходите. Тогда и будем разбираться, уже по факту как бы. А пока ничем не могу Вам помочь: нет у меня таких полномочий – людей за угрозы наказывать. Уголовное законодательство у нас теперь либеральное – сами, поди, знаете: в Москве живёте, грамотные»… Да и тёща моя уже боялась там жить одна, ради которой мы это всё и затеяли. Так что дом мой соседям даром достался вместе с землёй: они к этому упорно шли, через скандалы открыто добивались этого. И добились, надо признаться, и теперь вовсю халявным добром пользуются – и радуются удаче, волки.

В моей же душе от всей той паскудной и сволочной истории, как и от современной жизни вообще, самое мерзкое и тошнотворное чувство осталось. Да и что другое, хорошее, должен был думать и чувствовать я про своё родное государстве, которое меня даже и от хапуг-соседей защитить не смогло, не то что от врагов внешних, от супостатов? При советской-то власти, помнится, оклеветанной и оболганной тысячу раз прозападной бандой Ельцина, такого в принципе было представить нельзя, чтобы кто-то и у кого-то землю в наглую отбирал среди бела дня! – и без каких-либо для себя последствий! Вся бы карательная машина немедленно вздыбилась и ощетинилась, включилась на полную мощь по одной только жалобе пострадавших. И обидчику не поздоровилось бы, ничто бы его от наказания не спасло, – и это ещё мягко сказано. Государство тогда было о-го-го какое суровое, но и справедливое, нынешнему не чета!

Я это очень хорошо помню и знаю ещё по своей коммуналке, в которой с алкашами жил несколько лет после окончания Университета. Помню, как реагировал на мои жалобы наш участковый-капитан, низкий ему поклон, если он жив ещё, как немедленно прибегал на помощь и тряс за грудки соседей, обещая их посадить, в ЛТП отправить. И те прижимали хвосты по-собачьи, извинялись и кланялись, просили прощенья, понимая, что с ними не шутят, что и посадят в случае чего: если я напишу заявление… Потому-то и преступности тогда у нас не было почти – ибо была реальная Власть в стране, повторю, советская и социалистическая, справедливая. Да и народная милиция хорошо работала, самоотверженно защищавшая простой трудовой люд от всякой смрадной нечисти, регулярно проводившая профилактики среди криминалитета.

А теперь сама Российская Власть такой вот нечистью стала, раковой опухолью и главной криминальной структурой одновременно: сама по-чёрному объегоривает и дурит народ, в раба его превращает, в быдло по образцу Романовских императоров-немцев. А без-правная полиция помогает ей в этом, сама не осознавая того, как и прокуратура, и адвокатура, и тот же минюст со Следственным комитетом, коррумпированные по самое некуда. Дело полковника Захарченко – яркое тому подтверждение! Банкиры, олигархи и бандюки грабят простых людей уже в открытую, а полиция к адвокатам и судьям их направляет словно в насмешку, которые и довершают разор, обгладывают последнее мясо с народных косточек. И это всё “новой”, “свободной” и “счастливой” жизнью у нас теперь словно в насмешку зовётся, которой якобы живут все “цивилизованные народы” земли.

Нет, как хотите, господа либералы и дерьмо-краты, завсегдатаи Гайдаровских форумов и телепередач Владимира Соловьёва, – но в гробу бы видеть такую вашу “распрекрасную” жизнь вместе с её сценаристами и режиссёрами, архитекторами, прорабами и строителями, и горлопанами-пропагандистами с ЦТ – обдолбанными куклами-марионетками…

5

Но я не про себя, а про друга-Виктора шёл и думал, гуляя тогда по набережной целый час, про него первоначально и завёл разговор – да отвлёкся. Простите! Про него, бедолагу, и его историю со Сбербанком теперь вот и хочу досказать, коль уже начал. И этим до-сказом напрямую надеюсь обратиться к читателям, гражданам новой России, с предупреждением об опасности, которой подвергаются они все, покуда в нашей стране правят такие вот особо-опасные деятели-либералы – Набиуллина, Кудрин, Селуанов, Греф и Чубайс – проводники Нового Мирового Порядка, имя которому: Сион! Свой же неудавшийся судебный опыт я исключительно для того предъявил вам, дорогие мои читатели и друзья, чтобы подоходчивее и понагляднее живописать, какое мерзкое государство мы в итоге строим вот уже 30 лет, и как тяжело и без-правно живётся в нём простому честному труженику – не вору.

Подумайте, люди, и согласитесь, что если уж я, здоровый в 90-е годы 40-летний мужик, свой несчастный земельный участок не смог законным путём отбить, в наглую отнятый у меня безмозглыми и дикими алкашами из Подмосковья, хорошо, однако же, организованными и сплочёнными, – то как и чем смог бы мой со-товарищ и коллега по ремеслу Виктор, больной, разбитый, беззащитный и одинокий старик без связей, от козней Германа Грефа защититься, забравшегося в нему в карман законным, да, но самым без-совестным образом?! От Грефа, которого сам президент Путин опасается, как это видится со стороны, с которым не может справиться и совладать, с 2000-го года далёкого занимая первый пост в государстве. И с ним, и с Набиуллиной той же, и с лукавыми Кудриным, Селуановым и Чубайсом, как и со всей этой ельцинской бандой упырей-олигархов, алчных захватчиков общенародной собственности, которых давным-давно уже проклял простой народ за их воровскую и разрушительную политику. Но за спинами которых, однако, Мировой Ростовщик стоит грозно и властно, его величество Сион! А значит – все деньги и тайные связи мiра!

Виктора же мне было особенно жалко ещё и потому, открою секрет читателям, что был он человеком скромным и исключительно совестливым, не от мiра сего. Поэтому-то никогда и не умел за себя постоять – стеснялся этого, – не приставал к людям, к начальству в частности, с ножом к горлу, требуя для себя выгод и преференций, повышений оклада и должностей. В сутяжничестве он замечен не был: никто не сможет в этом его обвинить… И до денег он был не охоч, до водки, харчей и вещей; как и до славы, почестей и тех же баб длинноногих. Он изначально не был рождён материалистом: не был завистливым и циничным хапугою, гребущим всё под себя и только про это думающим ежечасно и ежедневно, как те же евреи это всегда и везде делают. И довольны этим… Зато он был очень талантливым учеником в школе, как он мне это однажды рассказывал, победителем олимпиад; потом – студентом МВТУ, и тоже хорошим; потом – инженером-конструктором солидного оборонного предприятия, работящим, въедливым и дотошным, часто излишне придирчивым, ответственным и щепетильным до мелочей, старавшимся во всём разобраться, болевшим за порученное дело душой, – а не саботажником и халтурщиком, каких у нас тоже много было в инженерной среде, увы. Таким я его узнал и запомнил по совместной работе по Марсу, и за узнанное полюбил.

Товарищи же его по КБ им.Лавочкина, что проработали с ним долгие годы в одном отделе и как человека знали его гораздо лучше меня, рассказывали, что он был и гордым на удивление – перед руководителями предприятия никогда не гнулся и не лебезил, не старался показаться хорошим и знающим паинькой; не бегал в профком ни разу за путёвками в санаторий и материальной помощью, хотя и имел полное право на это в связи с больной дочерью. И в партию он никогда не пытался вступить, что было необходимо для продвижения по служебной лестнице, и в аспирантуре не захотел учиться – этим время у службы отнимать. Приходя на работу, он думал только лишь о ней одной – и ни о чём больше; не подличал, не интриговал, коллег своих не подставлял и не подсиживал, не перекладывал на них вину. Потому и не добился ничего в жизни: инженером пришёл в КБ в 1978 году – инженером же и ушёл в 2012-м по болезни. В то время как его сослуживцы начальниками становились и научными сотрудниками, диссертации ляпали одну за другой и на “ура” защищали. А он этим не заморачивался никогда, ему этого было не надо – мирской маеты и суеты, кривляний, унижений и лизоблюдства. Предложили бы учёную степень ему без защиты за какой-нибудь удачно-выполненный “заказ” – не отказался бы. Но крутиться юлой за неё, унижаться и кланяться перед начальством, холуём представать он категорически не хотел: мечтал по жизни пройти с гордо-поднятой головою… Он был из тех коренных мужиков, одним словом, на ком мать-Россия и держится-то сотни тысяч лет уже. И ещё столько же тысяч лет стоять и держаться будет.

Своим характером и отношением к службе и к Родине он толстовского штабс-капитана Тушина сильно напоминал, про арт-батарею которого во время Шенграбенского сражения начальство просто-напросто позабыло как про ненужную вещь, оставив её без снабжения и боеприпасов, без руководства. Помните? Но который, тем не менее, не растерялся от этого, духом не пал. Наоборот, до последнего в своём окопе стоял, теряя пушки и подчинённых, до последнего снаряда и патрона бился, не отступал, – и заставлял биться солдат своим без-примерным без-страшием и твёрдой ВЕРОЙ… А отступил он только по приказу Багратиона, который ему – о, ужас! – вместо положенной благодарности устроил взбучку… Потому-то мы и разгромили в итоге непобедимого тогда Бонапарта – из-за таких вот скромных и тихих, но на удивление самоотверженных и самостоятельных штабс-капитанов, которых всегда обходят наградами полководцы, не ценят и не видят в упор, но которых награждает уже Сам Господь БЕЗСМЕРТИЕМ и ВЕЧНОЙ ЖИЗНЬЮ…

6

Вот и мой Виктор таким же скромным и тихим трудягой был, не карьеристом, – убеждённым защитником своего Отечества, как и капитан Тушин. Но только не царского, не романовского уже, а советского и социалистического… И не из-за денег он в итоге расстроился, нет, отобранных у него Сбербанком: он никогда из-за них не расстраивался, и деньги всегда презирал, не позволял себе из-за них мараться и унижаться, перед начальством гнуться. Ему было до слёз обидно, как я это для себя твёрдо понял из беседы с ним, он именно это не может и не хочет до сих пор пережить, что какая-то необразованная ссыкуха, дочка его по возрасту, его единокровка и единоверка, откровенно надула его как та же цыганка на рынке. Сопливая молодая девочка с куриными мозгами его объегорила, глядя ему в глаза, которой он доверился как самому себе, совету которой последовал… И вдруг – такой откровенный обман с её стороны. Подлый, наглый, циничный, корыстный! Можно только догадываться и предполагать степень его обиды…

И ведь кого обмануть-то посмела, дурочка, на ком нажиться?! – спрошу уже я её, пусть и заочно только, через статью. – На заслуженном советском инженере-конструкторе с огромным стажем работы, без-сребренике и трудоголике, и со-вестнике великом, одном из непосредственных, именно так, разработчиков и производителей ракетно-космического щита страны, сообщу это ещё раз, для памяти, из-за которого (щита) мать-Россия до сих пор ещё живёт себе мирно и тихо, и таких, как Татьяна эта, оберегает. Это надо нам всем, современным российским гражданам – и обывателям, и руководителям, и бизнесменам, – очень хорошо знать и помнить – про скромных советских итээровцев, я имею в виду, чей трудовой путь пришёлся именно на 1970-е и 1980-е годы, кто эстафету у Королёва принял и дальше понёс её, – а не только про ветеранов ВОВ помнить, которых показно зацеловал и задарил теперь Кремль, славу великого патриота себе на них добывая… А вот про детей и внуков их почему-то напрочь забыл, не менее достойных и героических, на растерзание бросил их голодным шакалам Грефа.

Да таких, как мой Виктор, надобно на руках носить, в пример назидательный их трудовой путь современным детям ставить. А ты что делаешь, что себе позволяешь?! Ты, кто и мизинца его не стоит, волоса на голове! – это я к Татьяне опять обращаюсь. – Кто, кроме как глазки клиентам строить, авансы раздавать, да начальству задницу регулярно показывать для сексуальных утех, ничего-то по сути ещё и не умеешь делать. Дурочка пустоголовая! И если ты обманула его – то это ещё не значит, как говорил когда-то В.М.Шукшин, что ты очень умная, а он, Виктор, дурачок-простачок. Просто, он тебе поверил гораздо больше, чем ты того заслуживаешь. Вот и всё, и вся твоя хитрость!… И даром это тебе не пройдёт – так и знай! Ты ещё даже не знаешь, овца похотливая, на кого подняла руку, и что тебя впереди за этот твой подлый обман инвалида и ветерана ждёт! На коленях к нему приползёшь, сучка ты драная, подлая, вся в соплях и слезах, ноги ему целовать станешь – да уже поздно будет…

7

Такие вот мысли и настроения владели мной всё то время, пока я по набережной залива ходил и гулял, дурной и угарный, – проветривался, жену свою дожидался… Потом вернулся домой, уставший как никогда, поужинал вместе с вернувшейся из гостей супругой; потом ушёл в свою комнату, телевизор включил, а сам всё про встречу с Виктором лежал и напряжённо думал, про рассказанную им историю. И про новую жизнь ещё усиленно размышлял, новое государство, которое мы на руинах СССР вот уже 30 лет возводим, и которое мне, выходцу из советского времени, перестаёт нравиться, ну просто совсем.

Вспоминаю я про Виктора и до сих пор, признаюсь, хотя уже полгода прошло вроде бы с нашей с ним случайной февральской встречи возле Сбербанка на Таллинской и последующей 5-часовой беседы на кухне. А я всё успокоиться никак не могу: хоть убей! Так мне отчего-то муторно и тоскливо на сердце и на душе, будто пять лет назад это не его, а меня Набиуллина с Грефом как пацана надули. Я чувствую, что пока не поделюсь с читателями мыслями о наболевшем, не выплесну из себя накопившиеся за последние годы гниль и хмарь, непроизвольно Виктором взбаламученные, – боль сама собой не пройдёт – заест меня окончательно. И что хуже и горше всего, она писать мне спокойно не даст, за письменным столом тихо сидеть и работать, как раньше, что для меня теперь равносильно смерти… Я даже вторую часть романа «Моя Богиня» начать писать не могу, не облегчив и не очистив предварительно душу…

Итак, мысленно возвращаясь в очередной раз к истории с Виктором, скажу, что мне, в отличие от него, больше повезло в жизни. В том смысле, что не сваливалось на меня дорогое родительское жильё при Ельцине и при Путине: отчий дом в Богородицке с гаражом и сараем вместе мы за копейки с братом соседям продали после смерти батюшки, за гроши. Делить нам было, элементарно, нечего… Поэтому-то и голову мне не пришлось долго ломать, что с родительским жильём дальше делать, как его половчее в дело пустить, а не растратить дуриком. Хотя я по опыту друзей и коллег по работе знаю, в какую проблему превратился сейчас жилищный вопрос в стране, для многих граждан новой России и вовсе неподъёмный и неразрешимый.

В советское время было не так; наоборот, всё очень просто и спокойно было: тут мой обманутый сослуживец абсолютно прав в своём рассказе. Государство наше было мощное и справедливое тогда, не то что сейчас, – и все риски и хлопоты брало на себя, освобождая от них простых граждан. А они должны были ежедневно ходить на работу лишь, честно и добросовестно выполнять текущий план и более ни о чём не думать.

Поэтому-то и поменяться: разъехаться или объединить квартиры в одно целое, или переехать в другой район, – было проще простого в СССР. Приходил человек в Исполком однажды, вставал на учёт в жилищную комиссию – и максимум через месяц всё что заказывал, получал: переезжал из одной квартиры в другую, в зависимости от ситуации, объединялся или же разъезжался, после чего принимался дальше жить в улучшенных условиях, не опасаясь обмана, подвоха и выселения. Я и сам тогда менялся несколько раз, и родственники мои и сослуживцы менялись успешно. И я не помню от них жалоб на то, что так это было сложно и опасно, главное. Система с обменом была отлажена и упрощена до предела: спасибо товарищам коммунистам за то, за ту нашу жизнь воистину райскую…

Но в 1992 году обленившихся и зажравшихся коммунистов прогнали взашей, и в освобождённой от них России к власти пришли младореформаторы из команды Бориса Ельцина – Гайдар с Чубайсом. Пришли и сказали со знанием дела: «Товарищи дорогие! Граждане-россияне! Братья и сестры! Как-то вы уж больно спокойно и хорошо живёте, засыпаете на ходу. Нельзя так, не правильно, не дальновидно. Просыпаться надобно – и поскорей, за ум браться. На Западе, к примеру, так давно уже не живут. Да никогда и не жили-то тамошние людишки, оборотистые и деловые… А Запад для нас – идеал бытия, образчик свободы, правды и демократии, кладезь богатства, мудрости и благоденствия, “град на холме” и святилище, пример для подражания и копирования, пример всего, за кем мы должны безропотно и бездумно следовать по пятам – не отставать: чтобы такими же цивилизованными и высокоразвитыми в итоге стать, не дикарями… Вот мы и хотим осчастливить вас, коммунистами замордованных и обманутых; сиречь, пустить своими благими реформами по западным стёжкам-дорожкам гулять, а не по социалистическим, ленинско-сталинским, извращённым и тупиковым».

И ведь и вправду пустили эти бравые и языкатые парни, воспитанники масонских клубов и лож, сломали хорошо отлаженную советскую жилищно-коммунальную систему, работавшую без проблем и сбоев многие годы, как те же советские часы, а вместо неё возвели новую, либерально-демократическую и через чур “свободную”, на западный манер и по западным же лекалам. И сделали они это достаточно быстро и ловко на удивление: а чего тянуть-то, действительно, с такой денежной и сверхприбыльной сферой услуг?!

Но быстро – не значит “хорошо”. Скорее, наоборот даже. И чего удивляться, что с тех самых пор, с лихих 90-х годов то есть, простая и пустяшная ранее вещь, как обмен квартиры, стараниями горе-реформаторов вдруг превратилась в такую головную боль и такую проблему архисложную, а часто и вовсе неразрешимую, которую до сих пор многие россияне осознать и осилить, переварить и пережить не могут нормально – в бездомных бомжей превращаются в два счёта и обманутых дольщиков, в обитателей ночлежек и временных съёмных квартир. Настолько она, новая жилищно-коммунальная политика и сфера, непродуманная и нежизнеспособная была изначально для большинства населения страны, криминальная по своей сути.

Лукавые были хлопцы, Гайдар с Чубайсом. И система их получилась лукавая. Жилищными вопросами в новой России с тех пор стало ведать Госкомимущество. А все сделки по продаже и покупке жилья оформляются через Регистрационную палату, которая за чистоту и качество сделок не отвечает по какой-то непонятной причине: нет у неё таких полномочий, не наградили проектировщики. Прямой обмен между собственниками жилья и вовсе отменили Егор Тимурович с Анатоль Борисовичем, как это было раньше. Теперь всё происходит только через куплю-продажу: других опций нет… А купля-продажа – это налоги от сделок в казну государства в первую очередь, это многочисленные посредники-аферисты, риэлторы и адвокаты, которым тоже надо платить, и не мало, и это бомжы, наконец, обитатели современных вокзалов, притонов, приютов и канализационных труб, то есть обманутые по какой-то причине граждане – неизбежное следствие любого рынка, любой торговли. Люди, кто на авось понадеялся и не захотел дельцам и юристам платить.

И другая сразу же выявилась и обнажилась проблема в сфере жилищных услуг, в добавок к вышеизложенному. За прописку в паспорте и регистрацию по месту жительства продолжает по-прежнему отвечать МВД – другое совершенно ведомство. И купив квартиру в Госкомимуществе как бы, в новом надзорном ведомстве за жильём, ещё не значит, что ты становишься полноправным собственником в ней. Потому что там вполне могут оказаться люди, которые или сами не захотят выписываться, или же их элементарно нельзя выписывать и оставлять без жилья по причине инвалидности: недееспособности и нетрудоспособности… И даже если квартира “чистой” была на момент покупки, без прописанных там жильцов, это совсем не значит, что через месяц-другой к вам не заявятся тревожные люди, неучтённые родственники продавца, и не попросят вас освободить помещение на основании их собственных прав на него, нарушенных при сделке. Суды Москвы и России завалены такими исковыми заявлениями по расторжению договоров купли-продажи из-за их незаконности – и нет им конца. Как и самим аферистам-риэлторам и квартирным рейдерам, придумывающим всё новые и новые схемы обмана, которые иногда показывают в криминальных сводках новостей.

Так что теперь подумаешь тысячу раз, прежде чем за квартирный вопрос взяться: продать что-либо захочешь или купить, временно прописать кого-то. Сколько уж было таких за последние 30 лет смельчаков, кто вознамерились жилищные условия улучшить себе или родственникам своим: родителям или детям. А в итоге они остались вообще без денег и без квартир: по ЦТ таких бедолаг тоже часто теперь показывают, их неутешные вопли и слёзы… Только одним олигархам это всё теперь и под силу: квартиры десятками покупать в разных частях Москвы, России и света, – у которых целый штат юристов и охранников на кормлении, готовых любому головы отрывать по указке хозяев…

Такую вот дьявольскую систему внедрили в России Гайдар и Чубайс – удобную для меньшинства: для бандитов и жуликов, понимай, для пройдох-аферистов, или же для “новых русских” дельцов еврейской национальности с мешками наворованных денег, если совсем точно; для большинства же жителей нашей страны, новой и “свободной” России, абсолютно невыгодную, нежизнеспособную и крайне-опасную.

В Советском Союзе всё было с точностью до наоборот: там всё было продумано и рассчитано исключительно на честно-работающее большинство, ему и только ему одному государство спокойную и комфортную жизнь обеспечивало. Жульё же в расчёт не брали – складских и рыночных торгашей, спекулянтов мелких и крупных, барыг-перекупщиков и фарцовщиков. Для них были давно приготовлены кандалы и тюрьмы, клифты полосатые и кайло. И это было абсолютно честно, справедливо и правильно, по скромному авторскому разумению…

8

И с деньгами я тоже похитрее Виктора был, признаюсь честно, в российских банках их никогда не держал по принципиальным соображениям – держал дома и только в валюте. Потому что я, в отличие от сослуживца, не верил новой власти сразу же, с первого дня, с зимы 1992-го года, точнее если, когда Егорка Гайдар валютно-финансовую систему страны сознательно обвалил и всех честных россиян – и меня, в том числе, и моих покойных родителей, – в одночасье нищими сделал. Разве ж можно было и дальше верить таким двуногим волкам, перекрывшим народу русскому финансовый кислород, а наш родной национальный рубль превратившим в фантики?! А других в окружении первого президента и не было-то: одни сплошные хищники-волки.

С тех пор я Бориса Ельцина и его сионистское окружение и не взлюбил, стал к ним в оппозицию. Митинги организовывал в составе Фронта Национального Спасения (ФНС), на баррикадах сутками пропадал осенью 1993-го года. А всю первую половину 1996 года за Г.А.Зюганова агитировал москвичей – верил и надеялся, дурачок, что он сможет спасти от иудейского ига Россию, удержать её на краю пропасти.

Но когда Геннадий Андреевич полуживому Ельцину власть уступил под нажимом Чубайса и олигархов, когда продался с потрохами Царю Иудейскому, трусишка жалкий, ничтожный! – я после этого сломался духовно, раскис и обмяк, скукожился. Долго болел душевной проказой, хорошо понимая, что Россию опять крепко опутают воровскими путами мировые финансовые спекулянты с Ротшильдами, Соросами и Барухами во главе – и будут соки из неё сосать до последнего.

У меня от такой перспективы безрадостной, чёрной началась депрессия, и я ушёл в академический отпуск на год, на малую Родину часто стал ездить, в свой любимый и родной Богородицк, – душу свою там лечил и, одновременно, от ожидовевшей Москвы спасался. Ибо при сионисте-Лужкове она, древнейшая русская столица и Духовный Центр мира, на глазах становилась чужой и холодной, как те же Лондон, Париж или Берлин, Рим, Токио, Мадрид или Нью-Йорк вонючий – мерзкий и тошнотворный город, прогнивший давным-давно и превратившийся в мировую помойку. Там много шума, гламура и глянца, казино, рекламы, борделей, негров и проституток, да, а души и тепла там нет совсем, как и в домах публичных. Да и зачем они там – на родине Жёлтого Дьявола! – чего им там делать-то?!

Похоронив батюшку осенью 1997 года, я вернулся в свой институт. Но поскольку работы там фактически не было, я занялся литературой, которой заболевал всё больше и больше, а от математики и космоса уходил – не до них уже становилось, не до внешней государственной оболочки. Срочно требовалось душу свою спасать от навалившейся на Россию ТЬМЫ. И ДУШУ РУССКОГО НАРОДА – тоже…

9

Накануне Нового 2000-го года, последнего в 20-м веке, полуживой реформатор-Ельцин отдал Путину Владимиру Владимировичу бразды правления страной и покинул навсегда Кремль под вспышки фото- и телекамер. Началась новая эпоха в постсоветской России, уже без первого президента, запойного алкаша, подчистую ограбившего и опустившего страну, пустившего её по миру с шапкой, да ещё и залившего её кровью густо: точь-в-точь, как это сделал когда-то и император Пётр, которому при Ельцине в Москве был поставлен помпезный памятник как предтече.

Но особой радости от этого события – ухода Ельцина на покой – лично я тогда не испытал, и накопленные доллары в рубли переводить не бросился. Потому что хорошо понимал, что Борис Николаевич хоть и алкаш, но ушлый, и не отдаст Верховную власть в России лишь бы кому – случайному и не близкому себе человеку: окружение этого не позволит. Уверен был, что его преемника-Путина уже и в Деле проверили сотню раз, кровью помазали и на “крючок” повесили для надёжности. К тому же, я уже знал к тому времени из газет, что Путин из воровского и криминального окружения Анатолия Собчака вышел, первого мэра города, лихо превратившего трудовой Ленинград в “Бандитский Петербург” по меткому выражению режиссёра Бортко. Как, кстати сказать, и Чубайс, и Кудрин, и Греф, и Мутко, и Зубков, и Медведев, и Миллер, и почти всё современное путинское окружение было выходцами из собчаковского гнезда. И за него-то, за питерское окружение, протеже Бориса Николаевича до сих пор крепко держится.

«Ну и чего от такого деятеля путного ждать? – думал я тогда с грустью. – Тот же Ельцин будет, только молодой и трезвый пока. Не буду я за него голосовать. Ну его к лешему – пропущу выборы»…

Однако ж Владимир Владимирович, должное ему надо отдать, за дело тогда круто взялся. И этим он быстро расположил к себе простой народ, перетянув и меня на свою сторону… И Вторую войну в Чечне он как-то лихо и скоро закончил, ликвидировав всех тамошних главарей во главе с Хаттабом и Шамилем Басаевым; и ельцинские олигархи, денежные мешки, совершенно дикие и одиозные люди во главе с Березовским, как-то тоже при нём поутихли и поджали хвосты. Борис Абрамович вообще решил Россию покинуть от греха, спешно собрав манатки. Его примеру последовали Гусинский со Смоленским. А Михаил Ходорковский (племянник Е.М.Примакова по некоторым сведениям) с Платоном Лебедевым и вовсе на нары сели, да ещё и захваченные в 96-м по залоговым аукционам компании государству вернули, налоги, не выплаченные в казну. И это тоже Владимиру Путину приписали – такую расправу лютую с распоясавшимися евреями! – а не восприняли это как внутренние разборки в еврейской алчной среде по образцу 37-го года. Но народ-то этого не знал: он исключительно с молодым и решительным президентом такой смелый шаг связывал.

И пенсии состарившимся россиянам начали регулярно выплачивать, начиная с 2000-го года, чего при пьянчужке-Ельцине не было никогда: при нём по полгода пенсионеры без денег сидели, по-медвежьи лапы свои сосали и массово гибли от голода. И говорил Владимир Владимирович правильные слова под камеры и с трибун, патриотом себя выставлял самым главным и самым яростным – и, наверное, не обманывался относительно своей патриотической ориентации, сам в неё искренне верил.

Я тоже ему поверил в итоге – и ожил, знаете, от душевной хандры избавился, светлого будущего стал ждать. В 2004 году уже обоими руками за него на выборах голосовал, и всю свою семью голосовать заставил. А в 2008 году пожалел, что Медведев его президентское кресло занял. Но быстро успокоился, поняв, что Дмитрий Дмитриевич лишь исполняет роль президента при премьере Путине.

В 2012 году, в феврале-месяце, я, как и мой сослуживец Виктор, ходил на площадь Победы в Москве в лютый мороз – поддерживать Владимира Владимировича, помогать ему стать президентом опять, против которого взбунтовалась вся столичная либеральная шушера, помнится, собравшаяся на Болотной площади и захотевшая нового бардака, не Путина. Эти пустые и примитивные, визгливые и никчёмные деятели, социальные паразиты так называемые, мусор человеческий, только бардаком и живут – порядок и дисциплина им категорически противопоказаны: они от них нищают в два счёта и чахнут. А при бардаках, наоборот, жиреют и здоровеют как пауки, карманы набивают без-хозным баблом – когда власти в государстве нет, и воровать спокойно и безнаказанно можно.

Путина, с Божьей помощью, тогда благополучно избрали на новый президентский срок, и я от души порадовался за себя и страну. «Молодцы мы! – подумал, – что его отстояли, не дали на растерзание сволочам»… Но особенно сильно я радовался и гордился в марте 2014 года, понятное дело, после победоносного и без-кровного присоединения к России отобранного Хрущёвым Крыма. Восторг и радость, и великая гордость народа нашей страны тогда не знала краёв и границ. Авторитет Путина как руководителя государства был поистине космическим.

«Ну-у-у! слава Богу! Свершилось историческое возмездие! – подумалось тогда многим добропорядочным русским людям, гражданам новой России, и мне, в том числе. – Наконец-то сугубые патриоты к власти в стране пришли взамен безродных космополитов из клана Ельцина. Пришли окончательно, всерьёз и надолго! Теперь-то уж с колен точно встанем и заживём, наконец, сытно, весело и свободно. Как, в сущности, и должны жить мы, славяне-русичи, насельники самой большой и богатой части суши, доставшейся нам в наследство от наших великих и славных предков, от пращуров»…

10

На эту крымскую эйфорию многие тогда купились, не только я. В прессе и на ЦТ стали громко раздаваться призывы, к примеру, снести памятник Петру Первому в столице, нагло, кустарно и пошло сляпанный скульптором Церетели, грузинским евреем, густо загадившим Москву своими уродливыми творениями. Главным из которых был именно Император Пётр, возведённый на 70-метровый постамент без желания и воли народной. «Зачем, на кой ляд нам нужно в Москве это бронзовое изваяние упыря, ненавидевшего наш славный и героический древнерусский город лютой ненавистью?! – справедливо возмущались деятели патриотической ориентации на всех углах. – Пётр запретил Москве быть столицей, шарахался от неё как от чумы, а как стал императором-самодержцем – ни разу здесь не был фактически. А ему памятник тут соорудили, ни у кого не спросив, с народом не посоветовавшись! Да ещё какой!!! Его аж за версту видно как то же пугало огородное! Зачем?! Людей им пугать?!… Сломать его! – и немедленно! Или в другой город перенести – в Санкт-Петербург тот же!…»

А ещё хорошо помню, как Ирина Владимировна Лебедева, изумительная русская женщина, академик РАХ, а с 2009 года – директор Третьяковской галереи, возмутилась тогда вместе со всеми, поддавшись всеобщему патриотическому настрою. Но только справедливое возмущение её было по другому совершенно поводу. Она обратилась с коллективным письмом от работников вверенного ей музея к президенту Путину с настоятельной просьбой помочь им убрать из постоянной экспозиции картину И.Е.Репина, еврея по национальности, «Царь Иван Грозный убивает сына» – заказную и откровенно лживую и пошлую, с низким художественным качеством к тому же. Ирина Владимировна в письме написала президенту, просветила его так сказать в историческом ракурсе, что сюжет картины вымышленный и откровенно-провокационный, что это, мол, не искусство, а чистой воды плутовство, историческая фальшивка под заказ, потому как московский царь Иван IV (Грозный) сына не убивал, как это теперь достоверно уже установлено историками. И цель работы Репина самая подлая и низкая по существу, чисто еврейская, – через огульное и ложное обвинение в детоубийстве опорочить великого русского царя, кровью его в глазах народа обмазать. А вся вина Грозного заключалась лишь в том, как это теперь представляется, что он не позволил тогда, в середине 16-го века, мировому еврейству поработить Московию, с потрохами её сожрать, что произошло лишь полвека спустя, при Романовых. Вот рассерженные евреи, ничего, никому и никогда не прощающие, и дали Репину такой заказ – очернить строптивца, – который художник за большой гонорар и исполнил в точности… Но только его откровенная мазня многим тогда не понравилась в России, даже и Александру III, предпоследнему императору из династии Романовых, при котором она была намалёвана. И он запретил её выставлять в публичных местах, что и было исполнено… Но при Николае II, безвольном сыне его, она умудрилась попасть в постоянную экспозицию Третьяковки под нажимом заказчиков, богатых российских евреев. Где и висит до сего дня, русский народ смущает и против Великого царя настраивает.

Вот Ирина Владимировна и попросила Путина исполнить коллективную волю её подчинённых, как и многочисленных посетителей музея, убрать мазню Репина с глаз долой. Особо подчёркивая при этом, что картина сия не отражает никак исторической реальности, наоборот – служит исключительно для очернения честного человека и разжигания межнациональных и политических страстей…

11

Реакция на её обращение последовала незамедлительно. И не от самих евреев, избави Бог, а от их прикормленных холуёв, как это и бывает обычно в жизни: евреи грязную работу другим поручают, как правило, сами же остаются в стороне, не доступные критике и поношениям. Тогда таким холуём стал министр культуры В.Р.Мединский, который в открытом публичном письме, озвученном всеми дикторами ЦТ, дал Лебедевой достаточно жёсткую отповедь в том смысле, что не её это дело – покушаться на творения мастеров: выставлять им собственные субъективные оценки, двойки по сути, и “смертные приговоры” выписывать. И потом согласно этим приговорам действовать, карательные меры предпринимать. Всё это, мол, фашистской Германией сильно попахивает, когда нацисты на площадях, сторонники Адольфа Гитлера, сжигали книги и картины евреев, так же вот посчитав их крамольными и пагубными для себя, откровенно-лживыми… А потом ещё и Пушкина в пример привёл наш бравый министр для пущей важности и убедительности, напомнил Ирине Владимировне и народу, что Александр Сергеевич в «Маленьких трагедиях» тоже вот взял и написал, не подумав и не проверив, что Сальери отравил-де Моцарта. А уж так это было, или не так в действительности – поди теперь, разбери. Мутная история. И что же нам, мол, убирать книгу гения из библиотек и сжигать её прилюдно?!…

Такие вот министры культуры в новой России рождаются и живут, и действуют на своих должностях цинично, волево и решительно! – лукавые, хитрые, скользкие все и изворотливые как червяки, а главное – очень угодливые перед евреями. И других, похоже, не будет у нас – бойцов с патриотической ориентацией. Только такие! – непонятной национальности и вероисповедания угодники! Ну их всех к лешему! – куда от них денешься?! Пусть лакействуют и прогибаются дальше! А потом перед Господом держат суровый ответ.

Хочется лишь напомнить Владимиру Ростиславовичу, вступиться задним числом за оболганную и затравленную Ирину Владимировну Лебедеву, замечательную русскую женщину, умницу и красавицу, осмелившуюся бросить вызов сильным мира сего и пожертвовать за то репутацией и карьерой. Так вот, хочется напомнить Мединскому, ныне уже отставленному с поста, такой очевидный факт, что «Маленькие трагедии» Пушкина и в России-то мало кто знает и изучает, даже и среди специалистов-филологов: не модная это книга, не прибыльная, большого навара и выгоды за неё не получишь, увы. А на Западе они, «Трагедии», и вовсе даром никому не нужны; как и то, равным образом, что в них и про кого написано. К пушкинскому литературному шедевру в Европе относятся так же почти, как к надписям на заборе… А к картине Репина ежедневно и в течение 130 лет уже русских детишек экскурсоводы целыми классами водят: показ этого пасквиля Репина обязателен для них согласно внутреннему распорядку. И на таком-то вот откровенном вранье и пошлятине, на таких исторических фальшивках воспитываются русские дети в собственной своей стране из поколения в поколение, такую-то откровенную мерзость и ложь им вбивают в головы еврейские писатели и живописцы. И не видно этому народному оболваниванию конца. Нет пока что у нас, у православных славян-русичей, подлинной нашей истории в сознании и перед глазами. И, вероятно, долго ещё не будет. Обидно и жалко это, до слёз обидно!…

После такого ответа Мединского, сурового и недвусмысленного, мы с супругой поняли с ужасом: догадаться было не сложно, – что долго Ирина Владимировна Лебедева, святая душа, в своём кресле не усидит – потурят её с кандибобером. На неё ведь, бедную, после министра культуры и ещё каких-то либеральных шавок евреи спустили, помельче и политическим весом полегче, которые тоже “покусали” её изрядно, помазали дерьмом.

И действительно, подождав с полгодика для отвода глаз, она была благополучно уволена в начале 2015 года с должности директора Третьяковки руководством мин-культа, заменена какой-то невзрачной и посредственной нацменкой, еврейкой, скорее всего. Так что более на пасквиль Репина Ильи Ефимовича никто уж не покусится, не потребует его убрать с глаз долой куда-нибудь в запасники. Потому что некому уже будет сделать это: взбунтовавшуюся весной 2014-го года Третьяковку почистили и пошерстили изрядно наши холуйствующие чиновники по указке Сиона. Теперь там работников-патриотов и днём с огнём не найдёшь…

И с 70-метровым памятником Петру тогда тоже разобрались достаточно быстро, рот кому надо заткнули наглухо – чтобы не вякали, не смущали и не дразнили народ, не набивали душу его взрывным политическим порохом. И стоит он себе с тех пор в самом центре Москвы целёхонький, москвичам и гостям столицы будто бы говоря всем своим гнусным видом в форме без-платной рекламы, что к власти в нашей стране опять пришли колонисты-поработители, правнуки и продолжатели грабительского дела Петра. И народу русскому при них не поздоровится…

12

Но в ноябре и декабре 2014 года во взбудораженной и счастливой от одержанной крымской победы России произошёл стремительный обвал и девальвация национальной валюты, про которые мне 5-ть часов кряду рассказывал когда-то сослуживец-Виктор, а я уж вам, дорогие мои читатели и друзья, его рассказ в точности передал в Первой части. Продолжился крах российской кредитно-финансовой системы и в начале 2015-го года, который никто из простых россиян совершенно точно не ожидал: ни президент и ни правительство население о нём не предупреждали заранее, держали в строгом секрете. Предупреждали и клялись казначеи и министры Путина об обратном как раз: что никакой деноминации рубля не случится, не волнуйтесь, мол, люди, не запасайтесь валютой впрок.

Народ был в шоке, как уже подробно писалось ранее, был в панике – и не понимал, что ему, терпиле несчастному, делать и куда бежать: толи доллары скупать по 100 рублей, толи корейские и китайские телевизоры…

Самое неприятное в этом паскудном деле было то, что Путин тогда куда-то исчез, выпал из политического и государственного поля на какое-то время: по телевизору его с месяц, наверное, не показывали. Из чего с очевидностью следовало, что он и сам толком не понимал, что происходит в стране, и что творят лихие его подчинённые, не имел на них рычагов влияния, не подчинялись они ему, увы и ах! – другие у них имелись начальники, в число которых президент “свободной” России Путин не входил. Ну а если он всё понимал и молчал, тем не менее, не вмешивался в ситуацию, позволяя банкирам такое дерзкое грабительство населения средь бела дня и на глазах всего мира, – тогда, извините, это по-другому уже называется: это изменой пахнет чистой воды, предательством собственного народа и собственных же интересов… А иначе тогдашнее путинское исчезновение и не определишь, потому что это ведь к простому народу России продажная Набиуллина тогда в карман забралась, который зарплаты в рублях получает и в них же потом и хранит свои сбережения. Доллары народу нашему, живущему на рубли, то и дело скупать и продавать ни к чему: элементарно не выгодно это – терять на разнице курсов. А вот нашей чиновной знати, культурной богемы, бизнесменов и олигархов это не коснулось никак: они вообще не знают, как думается, что есть такое российский рубль, в руках его не держали, и от обвала национальной валюты выиграли капитально.

И ещё здесь интересен и показателен вот какой прелюбопытный факт, крайне поучительный для историков. Борис Ельцин в августе 1998 года поменял правительство Кириенко, посадив его в полном составе на скамейку запасных, – пусть хотя бы только для вида, для отвода глаз, чтобы от него откреститься. А Путин и этого делать не стал: он даже и не потревожил и не пощунял Набиуллину, председателя ЦБ России, ответственную за обвал рубля как никто другой.

Из чего непреложно следовало два скверных вывода: что он или заодно с ней, и, совместно обвалив рубль и позволив банкирам и олигархам вывезти из России огромные суммы денег на Запад, сотни миллиардов рублей, он таким образом рассчитался с мировой закулисой за отобранный у хохлов Крым, выполнил их жёсткое требование по оплате. Или же он вообще не имеет на неё, сотрудницу ФРС США, в структуру которой и входит ЦБ РФ, никакого административного влияния, о чём постоянно трубит Интернет, и что уже становится похожим на правду.

Свидетельством чему служит такой, например, красноречивый и, одновременно, ужасающий для жителей новой России факт. В конце 2015 года Эльвира Шахипзадовна ездила в Англию, по сообщению прессы, где ей вручили в Лондоне высокую награду от Международного Валютного Фонда как лучшему Председателю ЦБ, взятку по сути дали за отличную работу в 2014 году на благо и процветание Сиона и Ротшильдов. После чего она вернулась в Москву целой и невредимой и продолжила работать дальше, как ни в чём не бывало, встречаться с Путиным регулярно, который тоже её наградил. И Грефа, и Кудрина, и Селуанова президент тогда отметил наградами, и всех банкиров и олигархов наших и не наших – всех! У представителей кредитно-финансового блока нашей униженной и порабощённой страны правительственных наград уже столько, наверное, самых высоких и дорогих, что уже и вешать их им стало некуда. На задницу если только, потому как грудь и спина давно уже и плотно заняты. У Рокоссовского, Жукова, Конева и Василевского орденов куда меньше было после победной войны, вероятно, чем у наших новых господ, разворовывающих и расторговывающих Мать-Россию.

Но в данном случае не про ордена речь: Бог с ними, с побрякушками-то, которые лишь детишкам маленьким в радость, да дятлам тоскливым из министерств и ведомств, – а про саму поездку Набиуллиной в Англию на рандеву со своими тайными кураторами, которые ей премию и выписали тогда за доблестный труд, встречали её там и привечали. Представить подобное кощунство при Сталине: чтобы главный банкир страны, обвалив рубль по чёрному и тем самым ограбив народ, съездила бы после этого в Лондон за взяткой от Ротшильдов и потом вернулась бы назад целой и невредимой, да ещё и продолжила бы работать далее на своём посту! – нет, извините, граждане дорогие, но представить подобное неслыханное поведение, граничащее с предательством, в 1930-е и 40-е годы в принципе невозможно. При всём, так сказать, желании и старании историков и публицистов! Уже в аэропорту скрутили бы её, Эльвиру Шахипзадовну, представители советских спецслужб и на Колыму прямиком отправили бы в кандалах и арестантской робе по 58-й статье, как врага народа, а всё её имущество конфисковали бы в пользу государства за подрывную деятельность. И это было бы абсолютно правильно, честно и справедливо! – если только по-государственному на дело взглянуть, как на подобное и смотрели при Сталине.

А вот при Ельцине и при Путине пожалуйста, сколько угодно, делайте что хотите, господа нехорошие! При Путине наши министры финансово-экономического блока и банкиры с олигархами не вылезают из масонских и мафиозных Давосов и Куршевелей: регулярно получают инструкции там, как им всем повернее объегоривать и доить Россию в пользу Мирового Ростовщика, Мирового Правительства.

Поэтому-то Сталин для них “плохой”, “диктатор и тиран на веки вечные”: занесён в чёрные списки евреями, которые не пересматриваются никогда и срока давности не имеют. А Путин ходит в любимчиках и демократах до сих пор. Ротшильдам он, похоже, нравится. Во всяком случае, пока…

13

Как бы то ни было, но дефолт конца 2014 – начала 2015 годов стал первым мощным ударом по авторитету президента Путина, сильно скомпрометировал его как руководителя в глазах простого народа, так и в среде патриотически-настроенных россиян, заслонив собой даже и блистательно возвращённый Крым в состав России.

Но я всё равно голосовал за Владимира Владимировича на выборах в 2018 году. Хотел ему этим помочь набрать поболее голосов, и через то уверенность почерпнуть от народа, волю стальную и силу. Чтобы он твёрдым и могучим как Сталин стал и смог, наконец, окрылённый и просветлённый, со своим либеральным окружением побыстрее и повернее расправиться. Набиуллиной той же пинком под зад крепко дать, шестёрке Ротшильдов, Соросов и Барухов, а заодно и Медведеву, Кудрину, Селуанову, Грефу, Костину, Шувалову и другими деятелям-ельцинистам, – кто работать ему не даёт спокойно вот уже столько лет, не позволяет поднять Россию с колен и на СОВЕТСКИЙ СОЦИАЛИСТИЧЕСКИЙ ПУТЬ снова вывести. Единственно приемлемый и животворный для Православной России, с которого вороги нас свернули по нашей же собственной дурости при Горбачёве ещё – и отводят теперь всё дальше и дальше. По Интернету гуляли подобные прогнозы и слухи, что всё к этому, мол, и идёт, что после победных выборов Путин обязательно финансово-экономический блок поменяет, поставит во главе его патриотическую команду Сергея Глазьева, например, или ещё кого, кто пока неизвестен…

Но ничего подобного не случилось после избрания, когда были подсчитаны голоса и подведены итоги, победные для Владимира Владимировича, триумфальные, можно даже сказать, если смотреть на цифры… И, тем не менее, все главные персонажи эпохи остались на своих местах, где до выборов и сидели. Окружение Путина не поменялось, фактически, за небольшим исключением, которое лишь специалисты-политологи и заметили только. А простой народ – нет.

«А как и когда он страну-то собирается поднимать – и с кем, главное? – если он воровскую команду не поменял! – неприятно удивился я, перетряски в правительстве не заметив. – Эти парни ничего путного сделать ему не дадут – это же и дураку понятно! Они ему даже и не подчиняются-то напрямую, как приснопамятный 2014 год это нам всем показал: ни Набиуллина, ни Силуанов, ни Греф. А он их всё подле себя держит, не может расстаться. Зачем? Для каких таких целей и планов? Странно это, чудно и нелогично как-то! Неужто “смирительная рубашка” и вправду такая крепкая, в которую его спеленали когда-то? Или “крючок” уж очень опасен, на котором Владимир Владимирович с ельцинских времён висит? Чего он сопли-то жуёт уже второй десяток лет, президент-то наш? И как собирается “ракового больного” лечить? – Россию-матушку то есть. Одними пилюлями что ли? – без операции? И собирается ли вообще?… Или же он современное государство Российское за смертельно-больное и не считает вовсе? Отсюда – и его двусмысленное поведение?».

Такие вот тяжёлые мысли владели мной весь 2018 год, и не было на них ответа…

Пенсионная реформа конца 2018 года – второй мощный удар по авторитету Путина, от которого по этой веской причине всё дальше и дальше отдалялись мои душа и сердце. А ведь Владимир Владимирович клятвенно обещал народу с высоких трибун – и я это лично слышал и отлично помню – не допустить в стране повышения пенсионного возраста, утверждал на голубом глазу, что неразумно это, что замордованные люди наши, мужчины в частности, и так долго не живут согласно выводам статистики, умирают до срока. И о какой дополнительной возрастной нагрузке для них может идти речь? – только через мой труп, дескать… И вдруг такое предательство с его стороны, уступка еврейскому лобби.

На это лицемерие и двуличие президента ежедневно накладывались, плюс ко всему, ещё и оголтелые десоветизация и десталинизация, что приняли гомерические размеры прямо-таки в российских СМИ последние пару лет, по масштабам и по размаху сравнимые с перестроечными. В советское славное время и в Сталина плюют и плюют теперь все, кому не лень, даже и не-евреи, – кто хочет быстро прославится и лёгких денежек заработать, по мiру на халяву поездить, потусоваться. И таких человекоподобных скунсов, шабес-гоев гнилых и продажных, осыпают долларами и шекелями знатно, как когда-то и Солженицына. Из чего с неизбежностью следует печальный вывод, что анти-русская пропагандистская машина Запада работает на полную мощь и перебоев и перекуров не знает, останавливаться не собирается.

То, что Александр Исаевич (Исаакович) в СССР и в Сталина всю жизнь плевал – мне хотя бы понятно и объяснимо: он был евреем по крови и троцкистом по духу. И такие убеждённые патриоты России как Сталин и Шолохов тот же (его личный и кровный враг, подло им оклеветанный через выпуск «Стремени “Тихого Дона”») были ему чужды, враждебны и неприятны на генетическом уровне. Как и само наше великое и процветающее государство, которое его, фанатичного иудея, всю жизнь бесило, мешало спокойно жить… Но вот когда в Иосифа Виссарионовича русские хамы за ним следом смачно плюют – во мне это ничего, кроме злобы и омерзения, не вызывает, честное слово!

«Дешёвки вы все! Подстилки еврейские! Мусор! – так и хочется мне им всем прокричать. – За деньги и славу мать родную готовы продать, не то что честь и Родину, под любого жеребца забраться! Проститутки мерзкие и поганые! Твари! Совести у вас совсем нет, и ума! А желудки огромные – и амбиции! Вот вы и стелитесь перед всеми, кто вам за ваши услуги заплатит: лишь бы платили только! А потом ездите по миру с 30-ю серебряниками в кармане и глазищами без-стыжыми лупаете на пресс-конференциях, что-то несуразное и без-толковое там лопочите продажным своим языком… Ну что ж, ездите и тусуйтесь, радуйтесь и кривляйтесь перед телекамерами, опарыши и гнильё, гениев из себя корчите – пока ваши хозяева позволяют это, пока они свои задницы вами однажды не вытерли и на помойку не выбросили за ненадобностью. Только уж не зовите тогда перед смертью попов: чтобы те за бабло грехи ваши отмаливали перед Господом. Пустое это – Бог не поможет вам! Он опарышам и лизоблюдам принципиально не помогает! Зачем?!»…

В Белоруссии одной такой “кошке драной”, активисте и комсомолке в прежние времена, а теперь вот яростной антисоветчице и антисталинистке согласно моде и веянию времени, даже Нобелевскую премию отвалили, не поскупились, окончательно эту премию дискредитировав и загубив. А после выборов на батьку-Лукаша спустили – денежки отрабатывать: она и брешет, не унимается, правдолюбка хренова, баламутит честной народ!

Да и в самой России хулителей-осквернителей советских деятелей и святынь теперь награждают щедро, не мелочатся. Понимают, что игра идёт по-крупному и стоит свеч: возвращаться-то в советские досточтимые времена евреям-олигархам и казнокрадам совсем даже неохота, награбленное и незаконно-приватизированное в казну возвращать, в общенародную собственность… Вот они и стараются, от души оплачивают и награждают своих холуёв премиями литературными. Наградим и возвысим, мол, – а там видно будет, что с ними, жучками продажными, делать. Пусть пока гавкают и плюют. Чего им ещё делать-то?

Авторшу пошлой повести «Гюльчатай открывает личико» наши евреи зацеловали и зализали до смерти прямо-таки, что она уже и не ходит по земле, а летает как крыловская стрекоза, от радости и от гордости ног под собой не чуя. Смотреть на это её потешное кривляние тошно и больно бывает в вечерних новостных программах: хоть совсем теперь не включай телевизор, не порть себе настроение перед сном отвратным и мерзким видом таких вот двуногих макак. Наверное, и вправду решила, дурочка пустоголовая, что она что-то путное из себя представляет в творческом плане, что стала вровень с Шолоховым или Львом Толстым самим, тем же Леонидом Леоновым. И её исключительно за талант приподняли на щит лукавые деятели типа Д.Л.Быкова (так она на полном серьёзе думает), которого нет и быть не может по определению: ну какой талант у таких не траханных вертихвосток, обделённых мужским вниманием и любовью? – а не за плевок в Вождя.

Так вот и живут эти бездари и холуи, подстилки-стрекозы еврейские, припеваючи ещё с хрущёвских подлых времён – и всё плюют, и плюют, и плюют безостановочно в Иосифа Виссарионовича нашего и его политику… А теперь вот уже и кровью харкают, желчью и желудочным соком из-за отсутствия слюны. И когда только харкотина-то у них у всех закончится и запал разрушительный пропадёт?! – интересно было бы знать. Рождаются же на свет Божий нелюди с переломанной с рождения психикой!…

14

Стратегию государственной политики и государственного же строительства президента Путина я недавно совсем сумел до конца понять и осознать в полной мере. И произошло это моё осознание случайным, можно сказать, образом.

Полгода назад… или чуть позже – не помню точно, простите, – в передаче «Москва. Кремль. Путин», отрывки из которой рекламировали в новостях, показали единственный раз полностью рабочий кабинет нашего президента в Кремле и его крохотную комнату отдыха рядом с ним. И в этой вот комнатке, над диваном, – о, ужас! – висел портрет Петра Первого на стене, что повергло меня в шок и полное оцепенение. Не Ленина и не Сталина портрет, не Жданова и не Косыгина, что было бы естественно и понятно для человека, вышедшего из советского времени и всем обязанного ему, а именно сатаниста-Петра. На него одного, понимай, наш президент молится ежедневно и под ним “себя чистит”, как Маяковский “чистил себя под Лениным” сто лет назад. Душою и мыслями, разумеется, это делает – не телом своим… И ведь не в наследство же от алкаша-Ельцина этот портрет Владимиру Владимировичу достался, который он не пожелал снимать, нет. Петра Первого Путин, похоже, привёз и повесил лично – и молится теперь на него и ровняется, работу на посту президента с ним ежедневно сверяет, мысленно отсчитывается перед ним. Дела-а-а!!!….

Вот после этого-то я всё для себя и понял ясно, как на духу, что происходит в России и с Россией последние 30-ть лет. Откуда такая оголтелая десоветизация и десталинизация проистекают, широкомасштабные государственные кампании, понимай, на которые бывший советский полковник Путин не реагирует никак, не останавливает и не пресекает – считает их правильными и обоснованными, как легко догадаться. И другое мне сразу же понятно стало: почему вдруг по всей России-матушке в спешном порядке принялись устанавливать памятники западникам-Романовым – Петру Первому, Екатерине Второй, Александру Первому и Александру Второму, кто больше всех перед евреями и отличился и у них в чести. В моём провинциальном, крохотном Богородицке, обезлюдевшем после закрытия шахт и заводов и еле-еле сводящем концы с концами зачуханном городишке, даже и в нём установили шикарный бронзовый памятник Екатерине Второй в самом центре городского сквера, из которого улица Ленина проистекает. Очень дорогой и очень помпезный монумент, который, скорее всего, на федеральные деньги отливался где-то и потом уже привозился и устанавливался у нас заезжими работягами. У местной администрации таких финансовых ресурсов в наличии нет: давно всё разграбили… Так вот, даже и до глубокой провинции докатилась волна оголтелой и спешной романизации, представляете: торопятся новые власти советскую эпоху понадёжнее и поглубже похоронить, сильно торопятся.

Саму же Москву Романовыми они, кремлёвские власти, давно уже заставили густо. Петру-“реформатору” и вовсе уже второй памятник оборотистый Церетели установил где-то в спальном районе: первый-то уж больно огромным у него получился, как Гулливер в стране лилипутов, так что и не разобрать из-за облаков, кто там наверху маячит – человек или космическое чудовище. И ведь опять втихаря это сделал наш неугомонный скульптор Зураб: я установку второго Петра имею в виду, – по-воровски прямо-таки, по-еврейски. Потому что справедливого возмущения москвичей на свои уродства боялся – и правильно. Поэтому ставил по принципу: «Установлю ночью и без свидетелей, а там пусть только попробуют сломают – по судам, сволочей, затаскаю!» И делает он это всё не по личной прихоти, разумеется, а по указке и с разрешения президента и мэра, горячих Петровых сторонников и поклонников.

Переубеждать и перевоспитывать Путина и Собянина я не стану, ясное дело. Люди они уже пожилые и многоопытные, убеждений не поменяют легко – насмерть будут за них стоять и биться. За них – и за Власть, которая из тех убеждений напрямую и вытекает. Да и кто я такой, действительно, чтобы учить наших руководителей уму-разуму! Лузер и мелкота, букашка крохотная в сравнение с ними обоими…

15

Поэтому-то я и не к ним обращусь письменно, через статью, а к думающим и алчущим правды молодым читателям, кто способен и хочет ещё что-то анализировать и понимать, у кого мозги совсем не отшибли пока либеральные российские власти своей разнузданной пропагандой общемировых и европейских ценностей. Обращусь к тем парням и девчатам, словом, кто голову на плечах носит, чтобы думать и запоминать, анализировать события прошлого и настоящего, а не только затем, чтобы ей пиво и водку глушить, сырокопчёную колбасу кушать и взасос целоваться…

Так вот, молодые русские парни и девушки, наши патриотические наследники и друзья, верные продолжатели дела борьбы за Святую, Праведную и Самобытную Русь, что является Подножием Престола Господня, как хорошо известно, должны теперь твёрдо знать и понимать главное: Романовы были наши враги, поработители и истязатели русского народа, за спинами которых все 300 лет маячили уши хищного и злобного Запада. Они, Романовы, ничем не отличались по сути от тех же испанцев, поработивших народы Латинской Америки в 16-м веке и сосавших соки из них, от хищных и подлых англичан, поработивших Индию на сотню лет и индейские племена Америки Северной, от французов, колонизировавших Африку и закабаливших негров для собственной пользы и выгоды. Вот и Романовы-Захарьины были точно такими же хищными, злобными, коварными и кровожадными колонистами, если не хуже тех, плясавшими под дудку Сиона. И повторно начинать нам славить их и честить, добровольно восстанавливать их колониальную и грабительскую систему, тем паче, – смешно, преступно и глупо. Знайте и помните это, друзья!… {1}

Уже Алексей Михайлович Романов, второй по счёту из романовской династии, ввёл крепостное право на Руси, понимай – навечно привязал русского мужика к земле, к сохе и лошади. После чего тягловый русский мужик должен был только тупо землю пахать, сажать, выращивать и собирать урожай – кормить и поить новую Династию и стоящую за ними Европу. А наукой, культурой, религией, техникой и промышленностью занимались у нас другие на протяжении 300-т лет. Сначала – чопорные хохлы-малороссы, присоединённые Алексеем Михайловичем для помощи и поддержки себе, чтобы они поспособствовали ему удержаться на Троне; а после Петра Первого – европейцы, немцы по преимуществу. И за подобными порядками и нововведениями поставили наблюдать помещика, всё того же нацмена, как правило, представителя Романовых на местах: цербера по сути, местного князька-господина… Понятно, что подневольного русского мужика Романовы не учили наукам, ремёслам и культуре – зачем? Им нужны были тупые и безмозглые рабы исключительно, с которыми легче справиться!

Пётр Первый, кумир и обожатель наших российских евреев и президента Путина, пошёл ещё дальше в деле глумления над страной – разрешил помещикам торговать крещёной собственностью на невольничьих рынках империи, как это делали англичане и французы с неграми и азиатами. И крестьян после его именного Указа картёжники, развратники и гуляки-помещики начали массово продавать за карточные долги и пьянки в дорогих ресторанах с цыганами, за путешествия по Европе, – продавали целыми семьями и поодиночке, как самый настоящий скот. Представляете, как чувствовали себя навечно разлучаемые родители и дети, каково было их тогдашнее настроение! А ведь это всё были наши далёкие и славные предки, дорогие мои читатели и друзья, давшие нам с вами жизнь и здоровье через десятки поколений и сотни лет! Помните всегда об этом, не забывайте свою трагическую Историю, не поддавайтесь на провокации тех, кто пытается выставить её теперь исключительно в розовом свете!

А молодых подневольных девушек, своих без-правных рабынь, помещики-деспоты насиловали без-пощадно – и это было массовое явление тоже, почти повсеместное, через которое прошли все бары от мала и до велика; а строптивых мужиков и парней – на конюшнях секли за непослушание и косой взгляд, а часто и забивали до смерти батогами. Скот – он ведь и есть скот! Чего с ним церемониться-то?! И длилось такое паскудство в нашей стране до 1861 года включительно, когда было отменено наконец крепостное право царя Алексея Михайловича.

Пётр Первый, помните об этом всегда и передавайте другим, был чистый садист и маньяк, которого ненавидела Святая Русь лютой ненавистью, за глаза называла Дьяволом, при котором она вымирала – и численно уменьшилась в итоге на треть. Куда там Сталину до такой дьявольщины: да наш Иосиф Виссарионович чистым ангелом был в сравнение с кровавым деспотом Петром Алексеевичем! Ведь Пётр – вдумайтесь только и ужаснитесь! – был единственным Верховным правителем, который лично участвовал в пытках и казнях неугодных ему стрельцов, повторю: ЛИЧНО!!! – то есть опустился, нелюдь и зверь, до роли профессионального палача, маравшего руки кровью. Ни до него, ни после таких маньяков и упырей в России на Троне не было больше, Бог миловал!!!

А ещё Пётр затравил единственного сына, царевича Алексея, своей маниакальной подозрительностью до того, что тот в ужасе вынужден был убежать в Европу, чтобы спастись от расправы. И тогда разгневанный Пётр обманом выманил его оттуда под честное слово не трогать, а потом схватил, заковал в кандалы и долго пытал – опять-таки самолично!!! И САМ же потом и казнил, и пьянствовал долго, радовался, мерзавец! И это не сказка, не миф, не вымысел, как в случае с Грозным, – быль! Про это написали все даже и либеральные историки, с Карамзина начиная!… Представляете, что это был за зверь лютый – Пётр!!! Чудовище настоящее!!! Вурдалак!!! Исчадие АДА!!! Вот бы еврею-Репину чей портрет написать, просветить петровской сатанинской кровожадностью и жестокостью Россию. Портрет бы у него получился знатный и очень правдивый, главное: выдумывать бы ничего не пришлось, подключать фантазию. А не морочить вместо этого несведущим людям голову лживой и заказной мазнёй про “тирана” и “палача”-Грозного и его мифическое детоубийство, которого реально не было, как я уже говорил! И этот факт теперь уже доподлинно установлен!

Гоголевский Тарас Бульба, русский национальный герой, – тот тоже родного сына убил: правильно, да, согласен! Но… в открытом и честном бою, в рубище настоящем. И убил как отступника, предавшего веру и Родину, боевых товарищей, и переметнувшегося в стан врага, готовившегося убить отца и брата, и их боевых друзей. И у кого повернётся язык бросить тень сомнения на мужественного Тараса, обвинить его в кровожадности, в детоубийстве?! Даже и лукавые иудеи тут отступают со своею вечной критикой и поношениями…

А как Пётр Первый свой Парадиз возводил, послушайте, как Санкт-Петербург строил, ненавидя и боясь патриотическую Москву, от неё как чёрт от ладана шарахаясь. Место выбрал (он, или его еврейское окружение) самое что ни наесть гибельное и гнусное – чухонские гнилые болота, где солнце появляется на небосводе лишь на несколько дней в году, где туманы и сырость такие, что даже и комары дохнут. В подобных местах жить невозможно нормальному, здоровому человеку – я это по себе знаю, по собственному печальному опыту: заболеваю в Петербурге в момент – и телесно, и духовно. Только такие душевнобольные маньяки, как Пётр, психи и извращенцы там и живут – и насылают на Святую Русь из века в век смуты и революции.

И вот на такие-то болота и хляби стали сгонять массово без-правных крепостных крестьян из Центральной России – из Тамбовской, Курской, Воронежской, Харьковской, Липецкой, Тульской, Калужской и Рязанской областей, где круглый год сухо, тепло и светло, где нет ни сырости и ни туманов вечных, балтийских затяжных ледяных дождей. От ужаса, тоски и мрака которых человека ничто не спасает: питерские дожди и теперь, при современных специальных одеждах, пробирают путника до костей и чахоточным моментально делают.

А крестьяне-рабы, как легко догадаться, приезжали на стройку в чём мать родила, голодные и холодные, незащищённые, никому не нужные и не интересные – и заболевали и умирали тысячами, десятками тысяч от лютого и враждебного им климата, от нехватки одежды, пищи, тепла. С ними не церемонились, не жалели и не отпевали – бросали трупы в болото безжалостно жестоковыйные мастера-немцы, использовали покойников вместо бута и свай, и на их освободившиеся места сгоняли других, молодых и здоровых, пока не построили город. Строили же его более ста лет, напомню. Санкт-Петербург по факту – это огромная братская могила, без-прецедентное по масштабу и гнусности мировое кладбище, где покоятся миллионы безвинно замученных подлецами-Романовыми добропорядочных русских людей. Знайте и помните про это, мои дорогие читатели и друзья, и передавайте по наследству детям и внукам своим сию информацию!!! Чтобы не повторилось подобное варварство никогда на нашей с вами Святой земле и в нашей будущей жизни!!! Как и само КРЕПОСТНОЕ ПРАВО чтобы не возвратилось, которого наши предки нахлебались вдосталь!!!

Итак, Санкт-Петербург – огромная братская могила, многомиллионное кладбище православных славян-русичей, романовских без-правных рабов, помимо воли согнанных сюда с южных областей страны. Но на кладбищах жить нельзя, как это давно и хорошо известно, категорически не позволительно никому тревожить покой усопших – ибо добром такое житьё-бытьё и такая тревога покойников для живых не заканчиваются!!!

И чего удивляться, в этой связи, что град Петра с момента его основания стал самым криминальным и страшным городом на земле, поставщиком в Россию маньяков, убийц, извращенцев, растлителей и душевнобольных людей, на всю голову трахнутых и отмороженных? А ещё – революционеров и реформаторов так называемых: Базаровых и Рахметовых, Лавровых и Нечаевых, Бакуниных и Кропоткиных, Старовойтовых и Собчаков. Имя им – Легион. Чего удивляться, спрошу ещё раз, что в 1941-1943 годах произошла трагическая БЛОКАДА города, во время которой погибло и умерло от голода и холода 900 тысяч горожан?!

И это не Гитлер в том виноват, нет, – он сам был пешкой по сути, слепым орудием в руках Господа. Это была фактическая плата за безвинно-загубленных здесь русских крестьян: иной причины нету! Господь-Вседержитель сурово покарал сей город уже за одно то только, что современные его жители рождаются и проживают на кладбище, на костях и черепах людских, на страданиях, которые никуда не исчезли, естественно, – повсюду летают там в виде миазмов, исходят из каждой расщелины и канала, из подвалов жилых домов… Но не чувствуют ленинградцы-питерцы до сих пор угрызений совести и стыда по этой достаточно мрачной и веской причине, наоборот – кичатся и гордятся красотой города и собой, и на все лады восхваляют и превозносят могильщика русского народа, получившего зловещую кличку ПЁТР. К которой потом прозападные историки добавили и ещё одну – ВЕЛИКИЙ…

16

Знают ли про это всё президент Путин и мэр столицы Собянин, без устали и печали клонирующие памятники сатанисту-Петру в Москве?!… Знают ли они, что Пётр, будучи закоренелым атеистом, дебилом и развратником, наркоманом и алкашом, силой заставил нравственно и морально чистую Россию богохульствовать и прелюбодействовать, пить и курить, брить бороды импортными лезвиями (своих-то в стране не было: зачем они нам были и нужны, бородатым?), в европейские одежды по-клоунски одеваться – поднимать европейскую экономику этим, кусок хлеба с маслом ей помогать добывать в ущерб себе и собственным интересам?… А ещё он запретил мыться в банях православному русскому человеку, заботившемуся о чистоте тела не менее даже, чем о чистоте души, заставил нас ходить вшивыми, грязными и вонючими, как в Европе; а вшей и грязь несмываемую закрывать париком и камзолами, одеколонами заливать… С него же, с Петра, скорее всего подменённого во время Великого посольства на европейского еврея без имени и без рода-племени, пошло и правление евреев и немцев на Святой Руси, вдобавок к хитрюгам-хохлам, приближенным к Трону отцом Петра, царём Алексеем Михайловичем, – которое, чужеземное правление я имею в виду, кончилось лишь в Феврале Семнадцатого только. И хорошо, и слава Богу, как говорится: это давно было бы сделать пора, не тянуть так долго!

———————————————————

(*) Здесь стоит заметить вскользь, что не зря и недаром, по всему видать, современные евреи так любят ляпать памятники сатанисту-Петру, своему сородичу, вероятно: в Петербурге Шемякин отметился, в Москве Церетели всю задницу изорвал, чтобы своего кумира прославить. Будут и другие ваятели-иудеи, как представляется, кто на этом поприще отметится и лепту свою внесёт. Деньжищи-то огромные платят – чего не вносить и не лепить! А вот русские скульпторы и художники к этому мрачному типу не прикасаются, не марают руки и души…

———————————————————

В прошлом 2019-м году произошло печальное событие в жизни нашей страны! В Москве скоропостижно скончался 17-го сентября замечательный русский историк-патриот Александр Владимирович Пыжиков (1965-2019), изучивший, понявший и описавший Романовский период русской истории лучше и глубже всех, на скромный авторский взгляд, лучше В.Ф.Иванова (1885-1944), И.Л.Солоневича (1891-1953) и Б.П.Башилова (1908-1970) даже. Уже потому, хотя бы, что к их изумительным мыслям и прозрениям он добавил ещё и свои собственные: архи-важные и архи-нужные всем нам, славянам-русичам, кто любит и ценит, и увлекается Русской Историей по-настоящему, а не показно, не на потребу публике. Низкий ему поклон за эту его проделанную поистине титаническую работу и тысяча благодарностей от всей национально-патриотической России, Великому русскому Человеку и Гражданину!!! Царствие ему Небесное!!! Всех отсылаю к его трудам, кто с головой дружит: много чего нового узнаете и поймёте – не пожалеете!!!

Так вот, перед тем как засесть за свою предпоследнюю книгу – «Взлёт над пропастью», – глубокоуважаемый Александр Владимирович несколько лет проработал в архивах Петербурга – изучал там национальный состав правящего класса царской России времён императоров Александра II, Александра III и Николая II. И пришёл к прямо-таки ошеломившему его выводу: в тогдашних правительствах, банках и при Дворе не было вообще русских людей, выходцев из Центральной, Северной и Восточной России. На 50% петербургский чиновничий аппарат, согласно его исследованиям, состоял из хохлов, на 25% – из немцев, а остальные 25% были евреи, поляки и за-кавказцы. Представляете, что творилось у нас при Романовых, которых теперь опять раскручивают и поднимают на щит современные российские власти как наших радетелей и благодетелей. Коренные русские люди при них были в рабах у разной смрадной нечисти на протяжении 3-х веков. И Пётр Аркадьевич Столыпин был первым русским человеком по сути, оказавшимся на вершине Власти за этот долгий период – ПЕРВЫМ!!!

Для русских патриотов это было тогда в диковинку, что наконец-то «после долгого времени… явился на вершине власти человек, который гордился тем именно, что он русский, и хотел со-работать с русскими. Это не политическая роль, а, скорее, культурная». Так писал великий В.В.Розанов о Столыпине, который был для философа не столько даже экономист и премьер: ибо вокруг вклада, значительного или пустяшного, Петра Аркадьевича в экономическое оздоровленье России до сих пор кипят жаркие споры; и не напрасные, как представляется, не безосновательные, которым не видно конца, – сколько фигура знаковая для страны именно в плане духовном, или национально-патриотическом, сравнимая с вкладом в духовное возрождение нации первых деятелей-патриотов романовского периода русской культуры, – Ломоносова и Державина, Пушкина и Лермонтова, – с их безграничным позитивным влиянием на народ, на разум его и душу….

17

Про петровские антинародные мерзости, как в целом и про романовские, можно долго сидеть и рассказывать, – но это не является целью данной работы. Простите! Я про эти дичайшие и вопиющие факты для того только поведал читателям, совершил небольшой исторический экскурс в прошлое, – чтобы молодое современное поколение, мальчики и девочки новой России понимали ясно и чётко, как дважды два: Революцию Октября Семнадцатого и большевиков во главе с Лениным наши чумазые прадеды, простые русские люди то есть – не бары, не их благородия и святейшества! – на УРА встретили! Именно и только так, а никак не иначе!!! Как к долгожданному избавлению от романовской тирании и деспотии к той Революции отнеслись, от романовского прозападного ига! Или как к тому же Святому Божьему Промыслу, если совсем уж пафосно написать, освободившему их всех от рабства. Лучшие люди страны, духовно чуткие и зрячие: Блок, Клюев, Есенин, Горький, Маяковский, Розанов, Пришвин и многие-многие другие (к которым бы и Лев Николаевич Толстой всенепременно присоединился, будь он тогда ещё жив) приветствовали её в своём творчестве – в прозе, поэмах и стихах. А они чувствовали настроение и душу народную лучше нас всех, теперешних “всезнаек” и циников: тут и спорить нечего…

 

А теперь вот захватившие власть евреи и их прихвостни-либералы нам пытаются с пеной у рта доказать обратное: что советских период Русской Истории якобы смертельной ошибкой был, кровавой диктатурой большевиков, историческим тупиком или “цивилизационным вывихом” даже! Вот ведь какое мудрёное слово придумали борзописцы для очернения Советской Власти, и усиленно вбивают его нам в мозги со времён Горбачёва.

Люди! Не слушайте их, не верьте! Заклинаю вас! Революции не свершаются просто так, по тайному замыслу или капризу кого-то, желанию на дурнячка захватить Власть и ей попользоваться. Глупости это! Бред! Гнусная пропаганда завистников и врагов России!

Революция – это роды! Тяжёлые и кровавые, да, мучительные для любой страны и народа! Но за ними стоит рождение нового мiра взамен мiра старого – больного, дряхлого и отжившего, не стойкого и не жизнеспособного уже, всем давным-давно уже опостылевшего и осточертевшего… Так именно Революцию Владимир Ильич Ленин всегда понимал – самый великий революционер, политик и государственный деятель за всю Мировую Историю. Человек, которого нам, славянам-русичам, не хаять надобно с евреями в унисон, а гордиться….

18

Фрагмент передачи «Москва. Кремль. Путин», одним словом, мне на многое глаза открыл, о чём я раньше лишь смутно догадывался, осветив ярко, чётко и достаточно откровенно современную политику Кремля, в нужном и правильном так сказать ракурсе. И я, прозревший и просветлённый, но сильно опечаленный, понял тогда, к ужасу своему, что на просторах современной “освобождённой от коммунистической тирании” России восстанавливают Романовскую Империю под №2. Не много и не мало! И наш президент Владимир Владимирович Путин принимает в этом восстановлении самое живое и самое горячее участие – потому что Романовы нравятся ему по какой-то непонятной причине, как и их время и само 300-летнее правление. Свидетельством чему, помимо всего прочего, служит открытие памятника А.И.Солженицыну в Москве, в котором он лично участвовал в декабре 2018 года.

Больно было, знаете, на Путина смотреть в этот скорбный момент, больно и обидно за президента, стоявшего в окружении жалкой кучки холуёв, отщепенцев и лизоблюдов, – а других на открытии и не было-то, не пришли, не захотели честные россияне еврейским дерьмом мараться. Ибо Солженицына ненавидят в России все, от мала и до велика, у кого душа и совесть ещё имеются, и голова на плечах – не репа! О чём наш православный, духовно-зоркий и мудрый народ и заявил громко, твёрдо и недвусмысленно в 2008-м и 2018-м годах, во время проведения двух широкомасштабных общероссийских конкурсов. Как бы власти его тогда ни зомбировали и ни оболванивали на всю катушку!

В 2008-м году телеканалом «Россия» проводился конкурс «Имя России», если помните, где всем жителям нашей страны предлагалось определить трёх самых популярных в народе деятеля из культурной и военно-политической среды, что оказали самое большое и самое глубокое влияние на потомков. Более 100 имён было названо первоначально, а потом в результате рейтингового голосования в несколько этапов судьи оставили трёх победителей, которых громогласно и объявили народу в конце. Иосиф Виссарионович Сталин тогда всех далеко обогнал, как потом утверждали политологи в Интернете, чем поверг власти новой России в шок и, одновременно, в ужас. И они путём махинаций и откровенной подтасовки результатов передвинули победителя-Сталина на третье место, который им, упырям, что бельмо в глазу или геморрой на заднице; которого они всё пытаются дерьмом завалить что есть мочи – да только напрасно это! Наш Иосиф Виссарионович от их дерьма и хулы только лучше и краше делается как Иван-царевич из сказки.

А бородатый и пока ещё живой маньяк-Солженицын, помешанный на собственном величии и русофобии, тогда споткнулся уже на первом шаге, не прошёл самый первый рубеж: не попал наш “лагерный пророк” даже и в первые 50-т наиболее популярных имён. Представляете, какую напоследок этот клеветник и патологический лжет получил оплеуху от русского народа! Чего он вынести и пережить не смог, как это теперь со стороны видится, такого откровенного позора и унижения: 3 августа 2008 года умер от горя и старости, не дожив 4 месяцев до своего 90-летия.

Следующий удар он, уже усопший, получил от народа в 2018 году, знаковом для Солженицына, когда его семья и Кремлёвские власти хотели с шиком и помпой отметить его 100-летний юбилей! Да какой там! Ни одна область и не один край и республика не захотели славить этого “литературного власовца” и иуду, тратить деньги напрасные на торжества, которые простой народ повсеместно и принципиально проигнорировал бы. Так и утёрлись соплями и супруга его вторая, и российский мин-культ: юбилей отмечали в узком семейном кругу на бывшей даче Тухачевского в Троице-Лыково, которую “пророк” по возвращении в Россию по-хозяйски облюбовал и занял.

Но унижения клана Солженицыных и чиновников от культуры и Администрации президента на этом не кончились: народ им отплатил по полной за их пресмыкательство перед Сионом и за наглый и подлый поклёп на Советскую власть. В начале декабря 2018-го последовал новый мощный удар по авторитету Александра Исаевича в “обустроенной по его рецептам” России: были объявлены результаты другого общероссийского конкурса: 42-м аэропортам страны присваивались имена знатных русских людей прошлого, которых народ знает, помнит и любит, которых жаждет видеть по прилёту в воздушные гавани страны… А Солженицын тогда баллотировался по Кисловодску – городу его детства. И его амбициозная супруга ночей не спала, вероятно, мучилась и терзалась надеждами – мечтала увидеть имя и лицо “пророка” на крыше аэровокзала его родной колыбели в 100-летний юбилей мужа. Вот уж подарочек был бы ей и ему знатный, воистину царский!

Но и тут у них произошёл полный облом. Да какой ещё, позор вселенский больше напоминающий!!! Смачно и густо, от всей души им жители города в морды их продажные тогда плюнули, посмеялись дружно над ними обоими, показали кукиш!!! Ибо победил в Кисловодске за явным преимуществом Михаил Юрьевич Лермонтов, светлый русский гений и всеобщий народный любимец, истинный РУССКИЙ ПРОРОК, а не рекламный, как конкурент, набравший 95% голосов, то есть почти-что единогласно выбранный горожанами ПЕРВЫМ. А маньяк-Солженицын, и мизинца лермонтовского не стоящий в смысле народной любви и таланта, волоса на голове, лишь 3% набрал – это в районе т.н. статистической погрешности, как любят говорить политологи на своём языке. Одни кисловодские евреи за него и проголосовали, наверное, – и всё! На этом и кончилась его грустная песня, ещё и не начавшись даже! Представляете, граждане, друзья и дорогие мои соотечественники, с какой лёгкостью и запасом делают РУССКИЕ ПИСАТЕЛИ и ПОЭТЫ этих Сионом раскрученных пустозвонов. В одни ворота, что называется!!!…

19

Но президент Путин, открывавший памятник патентованному предателю, лжецу и клеветнику СОВЕТСКОГО СТРОЯ вопреки воле народной: депутаты муниципального района «Таганский», к примеру, единодушно проголосовали против установки памятника на их территории; против были и многие депутаты Мосгордумы во главе с Николаем Губенко, народным артистом и режиссёром, последним министром культуры СССР, – наш президент вроде как этого не знал. Или же делал вид, что не знает – как страус тот же, что голову засунул в песок, и вроде бы ото всех спрятался.

Не знает Путин и того, по-видимому, что наши мудрые, честные и прозорливые русские люди из высшего эшелона культуры заслуженно и справедливо считают Солженицына ЛИТЕРАТУРНЫМ ВЛАСОВЦЕМ ещё с далёких 1960-х годов, на которые и пришлось начало его необъятного литературного творчества. С письма Михаила Шолохова в Секретариат Союза писателей СССР, если точнее, с просьбой исключить свихнувшегося на русофобии Солженицына из этой влиятельной творческой организации, оказывающей могучее влияние на духовное здоровье нации, на его крепость, силу и чистоту.

Письмо Михаила Александровича, глубоко-любимого и почитаемого мной ещё с ранних лет, от 8 сентября 1967 года хочется привести полностью ввиду его особой важности для будущих поколений и времён. Итак:

«В Секретариат СП СССР.

Прочитал Солженицына «Пир победителей» и «В круге первом».

Поражает – если так можно сказать – какое-то болезненное без-стыдство автора. Свои антисоветские взгляды Солженицын не только не пытается скрыть или как-то завуалировать, он их подчеркивает, выставляет напоказ, принимая позу этакого “правдоискателя”, человека, который, не стесняясь, “режет правду-матку” и указывает со злостью и остервенением на все ошибки, все промахи, допущенные партией и Советской властью, начиная с 30-х годов.

Что касается формы пьесы, то она без-помощна и неумна. Можно ли о трагедийных событиях писать в оперативном стиле, да ещё виршами, такими примитивными и слабенькими, каких избегали в своё время даже одержимые поэтической чесоткой гимназисты былых времён! О содержании и говорить нечего. Все командиры, русские и украинец, либо законченные подлецы, либо колеблющиеся и ни во что не верящие люди. Как же при таких условиях батарея, в которой служил Солженицын, дошла до Кёнигсберга? Или только персональными стараниями автора?

Почему в батарее из «Пира победителей» все, кроме Нержина и “демонической” Галины, никчёмные, никудышные люди? Почему осмеяны солдаты русские (“солдаты-поварята”) и солдаты татары? Почему власовцы – изменники Родины, на чьей совести тысячи убитых и замученных наших, прославляются как выразители чаяний русского народа? На этом же политическом и художественном уровне стоит и роман «В круге первом».

У меня одно время сложилось впечатление о Солженицыне (в частности после его письма съезду писателей в мае этого года), что он – душевнобольной человек, страдающий манией величия. Что он, Солженицын, отсидев некогда, не выдержал тяжёлого испытания и свихнулся. Я не психиатр, и не моё дело определять степень поражённости психики Солженицына. Но если это так, – человеку нельзя доверять перо: злобный сумасшедший, потерявший контроль над разумом, помешавшийся на трагических событиях 37-го года и последующих лет, принесёт огромную опасность всем читателям и молодым особенно.

Если же Солженицын психически нормальный, – то тогда он по существу открытый и злобный антисоветский человек. И в том и в другом случае Солженицыну не место в рядах ССП. Я безоговорочно за то, чтобы Солженицына из Союза советских писателей исключить.

М.Шолохов.

8.IX.67 г.»

Дружно поддержали Шолохова и другие видные деятели культуры тех лет.

Сергей Михалков: «Солженицын с нашей земли снабжает Запад гнусными пасквилями, публикациями, клевещущими на нашу страну, наш народ. Он твердит заведомую ложь… Человек, переполненный яростной злобой, высокомерием и пренебрежением к соотечественникам».

Константин Симонов: «Деятельность А.И.Солженицына приобрела неприкрыто антикоммунистический и антисоветский характер».

Георгий Товстоногов: «Шумиха, поднятая на Западе вокруг антисоветской книги Солженицына “Архипелаг ГУЛаг”, призвана помешать благотворным переменам в мире… Книга играет на руку сторонникам “холодной войны”…»

А.Т.Твардовский: «У вас нет ничего святого. Если бы зависело только от меня, я запретил бы ваш роман».

А вот что написал о Солженицыне истинный мученик ГУЛАГа Варлам Шаламов в записных книжках, человек, чьи изумительные по без-примерному мужеству, авторской честности и без-пристрастности «Колымские рассказы», которые невозможно читать без содрогания и слёз, котируются на порядок выше заказного и пошлого «Архипелага…», именуемого не иначе теперешними критиками, как лагерный фольклор:

«Почему я не считаю возможным личное моё сотрудничество с Солженицыным? Прежде всего потому, что я надеюсь сказать своё личное слово в русской прозе, а не появиться в тени такого, в общем-то, дельца, как Солженицын…»

———————-

«Через Храбровицкого сообщил Солженицыну, что я не разрешаю использовать ни один факт из моих работ для его работ. Солженицын – неподходящий человек для этого».

———————-

«Деятельность Солженицына – это деятельность дельца, направленная узко на личные успехи со всеми провокационными аксессуарами подобной деятельности…»

———————-

«Ни одна сука из “прогрессивного человечества” к моему архиву не должна подходить. Запрещаю писателю Солженицыну и всем, имеющим с ним одни мысли, знакомиться с моим архивом. В одном из своих чтений в заключение Солженицын коснулся и моих рассказов.

– “…«Колымские рассказы»… Да, читал. Шаламов считает меня лакировщиком. А я думаю, что правда на половине дороги между мной и Шаламовым”.

Я считаю Солженицына не лакировщиком, а человеком, который не достоин прикоснуться к такому вопросу, как Колыма…»

Подобные разоблачения Шаламова дорогого стоят. Потому что это был человек незаурядный, прошедший лагеря по-настоящему и севший по действительно серьезному политическому делу, а не из-за письма с хулой на Вождя, которое друзья Солженицына расценили не иначе как самострел. Человек, который находился в лагере не в 1950-е годы, когда от них осталось лишь одно название, а в 1938-м, то есть во времена реально суровые и кровавые. Шаламов, напомним, участвовал в подпольной троцкисткой группе и, как действительно опасный политический деятель, сидел не по шарашкам, а в самых суровых и диких местах – на Колыме…

Прекрасную, предельно-честную и объективную биографию “светоча” и “пророка” под названием «Неизвестный Солженицын» написал Владимир Сергеевич Бушин – замечательный советский писатель-фронтовик и человек абсолютно без-страшный и неподкупный, много лет знавший Солженицына лично, всю его подноготную, так сказать, которую евреи-биографы тщательно теперь скрывают, как тот же сифилис или триппер. Кто не поленится, разыщет и прочитает её от корки и до корки – тот столько узнает про Александра Исаевича нового и поразительного, не отрихтованного либералами, каков тот был “удалец-молодец” в действительности, а не в мифах, о чём более узнать нигде и ни от кого нельзя. Ибо мало кому хотелось ранее и хочется до сих пор в солженицынском дерьме копаться, которого – необъятные кучи. В его либеральных биографиях, во всяком случае, изданных в ЖЗЛ массово, вы точно этого не узнаете, где бородатого лауреата Нобеля припудрили и прилизали так густо и тщательно, так обильно пронафталинили и забальзамировали на века, что любого здравого человека сразу же стошнит и блевать потянет…

Не отстают от ветеранов и современные литераторы.

Вот что думает, например, ижевский историк и публицист Владимир Шкляев о наследии А.И.Солженицына:

«Мне ещё не приходилось встречать человека, который бы смог прочитать «Архипелаг ГУЛАГ» от начала и до конца. Все, кого спрашивал, говорят, что муть сплошная… Один американский профессор даже обещал своим детям за это хорошие деньги, но они и за деньги не смогли. Книга производит тяжёлое впечатление, как и всякая ложь. «Архипелаг…» – это как бы неразложившийся труп с кладбища советской литературы.

Только об Иване Денисовиче я прочитал в студенчестве от начала и до конца. И от него осталось некое “послевкусие”. Его герой показался гаденьким и хитреньким индивидуалистом, да ещё посмеивался над искренними людьми – “дураки”. Мы выросли на «Судьбе человека» М.А.Шолохова, поэтому с тех пор ни разу не возникало желания что-то перечитать из Солженицына. И не только из-за его лжи. Его язык как бы собран из мульды на окраине города. В нём слышны сочетания деревенских отживших выражений из совершенно разных говоров нашего необъятного языкового океана, и блатной жаргон. Такая искусственная речь в реальной жизни нигде не встречается…»

А вот какое замечательное стихотворение про Со-ЛЖЕ-ницына (в смысле: солжёт – не дорого возьмёт) опубликовала в печати некто Раевская 20.05.2015 года:

«Какая говорящая фамилия!
И как его фамилия точна…
С пера у Александра в изобилии
Ложь речкой многоводною текла.

На этой лжи вся жизнь его построена
И почести на долгие года.
А памятником ложь не удостоена –
Поставим, чтоб не встала никогда.

И пьедестал бы смастерить повыше,
Чтоб знал народ, как кривда почтена.
Ведь новой кривды <Солжик> не напишет,
А без клевет соскучится страна.

И глыбой завалить потяжелее,
Чтоб не воскреснуть клевете под ней,
Чтобы плоды коварства не созрели,
И чтоб в России стала жизнь честней…»

20

Справедливости ради нужно отметить, коль уж мы прикоснулись походя к этой животрепещущей и наиважнейшей в России Ельцина и Путина теме, связанной с новыми идолами её, с духовными ориентирами и приоритетами, что не всегда Солженицын был ярым анти-советчиком и анти-сталинистом – потому что нос держал всегда по ветру, прохиндей, и выгоду чувствовал за версту как те же хищники жертву. Хотя русофобом был с рождения, как представляется, с малых лет. Да и как ему им было не быть-то, как? – подумайте, люди! – если отец его был евреем, а мать – хохлушкой. Гремучая антирусская смесь во все времена – начиная с момента Крещения Руси, по крайней мере!!! Или анти-великорусская, если совсем точно.

Так вот, в молодости Солженицын, убеждённый и ярый сторонник Л.Д.Троцкого, портрет которого он даже прихватил с собой на войну в качестве оберега и который при аресте в феврале 1945-го года конфисковали органы госбезопасности, – Солженицын был пламенным революционером-марксистом в школе и вузе. Представляете, парадокс его биографии! Он планировал даже, учась в университете, писать роман во славу Великого Октября, предоставившего евреям вольную, да ещё и поднявшего их на вершину власти в стране… Но в 1936-1938-м годах по троцкистам и зиновьевцам, окопавшимся в ВКП(б) и РККА, в НКВД том же, группа Сталина нанесла разящий удар – вычеркнула их из политической и исторической жизни: кого-то поставила к стенке по приговору суда за участие в антиправительственном заговоре, кого-то отправила на Колыму от греха и от глаз подальше. Причём, самое прямое и непосредственное участие в этом очистительном процессе принимал Л.М.Каганович, правая рука Сталина всю вторую половину 30-х годов и, одновременно, смотрящий от Сиона… {2}

Молодой троцкист-Солженицын, которому в те переломные годы было всего-то 20-ть лет от роду, пережил глубочайшую душевную драму, а то и вовсе душевный надлом. Как, кстати сказать, и многие советские евреи тех лет во главе с Пастернаком. Ещё бы! С Октября Семнадцатого они, массово перебежавшие к Ленину под крыло, были хозяевами в стране и жили прямо-таки по-царски в бывших дворянских дворцах и покоях, до отвала ели и пили, крепко спали на бывших барских перинах, а русские аборигены-чушкари были у них в рабах и на посылах. За это-то они, местечковые иудеи из западных областей, и славили советскую власть и лично товарища Сталина, молились на него как на самого Бога Яхве. Почитайте стенограммы выступлений еврейской культурной интеллигенции на Первом съезде советских писателей в августе 1934 года – речи Маршака, Чуковского, Олеши и Эренбурга. Увидите, что т.н. Культ личности Иосифа Виссарионовича именно там и зарождался массово, набрав максимальную силу уже после победоносной войны. И творцами его – сталинского культа! – именно евреи и были, выжимавшие из своего безграничного почитания Вождя максимальную для себя пользу и материальную выгоду в виде немыслимых гонораров и премий за творчество, элитных квартир и дач, без-платных путёвок в санатории и дома отдыха.

Но после 1938 года большинство советских евреев-националистов, и Солженицын – в их числе, погрузились в траур, когда Сталин с Кагановичем и Берией их отодвинули от власти и от кормушки – заменили русскими кадрами, бывшими до того в рабах. Война была на пороге, напомним, – и надо было готовиться к ней, силы и волю собирать в кулак, создавать стратегические запасы с резервами, укреплять оборонную мощь государства, как и дух народный, всепобеждающий, а не барствовать, не языками чесать от безделья и скуки, не сибаритствовать в Подмосковной дачной тиши. В такие моменты критические и переломные самозабвенные, истовые и без-корыстные труженики нужны, а не краснобаи-бездельники и пустозвоны.

И настроение большинства местечковых евреев России, трутней, сладострастников и лежебок, с того момента резко меняется: от славословия Власти и партийных лидеров они переходят в оппозицию – сначала внутреннюю, духовную, а потом уже и открытую – к советскому строю и Сталину лично, набравшему к тому времени огромный политический вес и авторитет в стране. Им категорически не нравится, что их отодвинули на второй план. И кто? Русские свиньи!

Смертельную обиду, психоз и душевный раздрай таких норовистых и гонористых, болезненно-самолюбивых и предельно-амбициозных типов как Пастернак и Солженицын лаконично и честно выразила Анна Абрамовна Берзинь (1897-1961). Удивительная во всех смыслах женщина, единокровка и единоверка Бориса Леонидовича и Александра Исаевича, большевичка со стажем и влиятельная довоенная партийно-литературная деятельница, адресат некоторых писем С.А.Есенина и автор воспоминаний о нём, в 1923-1925 годах стремившаяся “воспитать” нашего Сергея Александровича в большевистско-партийном духе. Её я уже цитировал в работе про Пастернака («Б.Пастернак – баловень Судьбы или её жертва?»). Процитирую и ещё раз.

Так вот эта активная революционная дамочка (по свидетельству С.Ю.Куняева) гневно высказывалась в 1938 году в кругу знакомых так:

«Нет, уж лучше открыть фронт фашистам, чем воевать»… «Я воспринимаю эту власть как совершенно мне чуждую. Сознаюсь, что я даже злорадствую, когда слышу, что где-то плохо, что того или другого нет»… «В своё время в Гражданскую войну я была на фронте и воевала не хуже других. Но теперь мне воевать не за что. За существующий режим я воевать не буду… В правительство подбираются люди с русскими фамилиями. Типичный лозунг теперь: «мы – русский народ». Всё это пахнет черносотенством и Пуришкевичем…»

Подобные же пораженческие и антиправительственные настроения испытывали с конца 1930-х годов большинство советских евреев из сионистского лагеря, и Пастернак с Солженицыным – в том числе. Хотя они и не писали и не говорили об этом открыто, как Берзинь, – затаились и ждали удобного часа, копили силы.

Такой час и наступил для них после смерти Сталина в марте 1953 года, которую евреи-троцкисты с радостью встретили, ликовали долго и дружно на дачах, в квартирах и синагогах, а то и на площадях. И расправивший плечи и “распушивший хвост” Пастернак тут же разразился антисоветским романом «Доктор Живаго», где публично и громко, с неким пафосом даже открещивался и от Советской власти и от Великой Октябрьской Социалистической революции, обозвав её большим для простого народа злом, а для руководителей большевиков – политической и исторической ошибкой.

Партийные вожди во главе с Хрущёвым были в бешенстве от подобной наглости и цинизма борзого рифмоплёта, на все лады восхвалявшего Советскую власть первые 20-ть лет как самую справедливую и народную власть на свете! А попутно обожествившего в стихах и поэмах Ленина и Сталина как гениальных руководителей, настоящих демиургов-творцов нового справедливого государства, – и за то обласканного и одаренного Властью чрезмерно миллионными тиражами, космическими гонорарами и славой первого поэта страны. Как и материальными благами, плюс к этому: огромной 4-комнатной квартирой в Лаврушинском переулке и шикарной дачей в Переделкино, полученной раньше всех. И вдруг такой антисоветский пассаж и переобувание в воздухе, такой откровенный плевок в лицо Власти.

Ренегата и перевёртыша-Пастернака вызвали куда следует и крепко “дали по заднице” за наглость, двурушничество и без-принципность, пообещали и ещё дать, если не успокоится и не заткнётся, не откажется от Нобелевской премии, полученной в качестве взятки за антисоветизм. «В противном случае возвращай назад квартиру и дачу, и деньги, полученные от государства, – сурово сказали ему. – И катись потом из страны на все четыре стороны, живи где хочешь и что хочешь, пиши, дерьмо собачье! Это уже твоё личное дело будет, не наше!…»

А Борис Леонидович, мир праху его, был ужасным трусом по натуре своей, откровенным приспособленцем и угодником перед сильными и влиятельными дядечками, о чём ему однажды и заявил по телефону Сталин, когда обласканный властью поэт не решился арестованного Мандельштама защищать за антисталинскую эпиграмму. Вот и на этот раз Пастернак подумал-подумал – и отказался от премии из-за поднявшегося вокруг него шума, подвёл кураторов из ЦРУ. А потом и вовсе умер от страха и переживаний, испустил дух. Стареньким уже был, не боеспособным…

21

Вот тут-то на арене, как чёртик из табакерки, и появляется троцкист-Солженицын, “страдалец за убеждения”, фронтовик и сиделец, “тираном”-Сталиным сильно обиженный и освобождённый из лагеря перед самой смертью Вождя с липовой справкой о раке, которого, скорее всего, и не было-то у него: не живут раковые больные так долго. Про это вам любой врач-онколог скажет, если он настоящий врач – а не аферист и не профан в медицине. Но Александр Исаевич, ловкач и хитрюга каких поискать, из своей мифической болезни выжал по-максимуму выгод и преференций: и освободился досрочно, и целый роман потом про то накатал – выставил себя в нём без-страшным и несгибаемым парнем.

Вернувшись в Рязань с некоторой задержкой под крыло первой супруги, ушлый зек как-то сразу смекнул, что анти-советизм и анти-сталинизм быстро входят в моду в самой России и на Западе. И место “лагерного пророка” и очернителя Сталина будет хлебным и сытным для него, в отличие от Пастернака, который всю жизнь в тепле и светле просидел, не зная печали и горя, и Сталина на все лады славил. Кто ж такому прохвосту поверит, и кто за таким пойдёт?! А “откинувшийся” Солженицын, хлебнувший лагерной баланды чуток, – это уже совсем другой коленкор: его за двурушничество и ренегатство упрекнуть и осудить будет трудно?…

“Пророк” всё взвесил однажды, по всегдашней своей манере выгадывать и ловчить, прикинул плюсы и минусы, дебет и кредит, взъерепенился, ощетинился и раздухарился от радужной перспективы прославиться на весь белый свет! Ну и потом уж буром попёр на вскормившую, вырастившую и воспитавшую его Власть, вылупив бешеные глазища: принялся “нетленки” одну за другой строчить с критикой сталинской советской системы и “сталинской тирании”. Словом, высоко поднял над головой этот бородатый, психически-неуравновешенный и амбициозный тип и с гордостью и помпой великой понёс по стране и мiру бело-красно-голубое полотнище злобной и пещерной антисоветчины и анти-сталинизма. Полотнище, понимай, под которым и власовцы воевали на стороне Гитлера, и Романовы угнетали народ 300 лет. А теперь вот которое уже и над Кремлём висит в новой и “свободной” России – и падать пока что не собирается.

Это его усердие и патологическую ненависть к усопшему Вождю быстро заметили советские и западные спецслужбы – и по достоинству оценили. А оценив, принялись его раскручивать и наверх поднимать, к большим тиражам и славе, распускать везде слухи о его якобы немыслимой гениальности как писателя и без-примерной мужественности и стойкости как человека. Да ещё и лихого и несгибаемого бойца и отчуги, якобы, не испугавшегося свою судьбу поставить на карту и поломать за “правду” и убеждения. Работники идеологических отделов КГБ СССР и ЦРУ США, короче, принялись внушать через своих тайных агентов массам, что этот парень, мол, о-го-го какой: и в огне не горит, и в воде не тонет. И рак его не берёт, заразу этакого, и лагеря, и вообще что он твёрдый как шанкр – не убьёшь, не согнёшь и не сломаешь.

Не удивительно, что троцкист-Хрущёв (еврей по отцу, как это теперь уже выясняется, и хохол по матери) в него прямо-таки влюбился до смерти, увидев его на каком-то кремлёвском вечере, и дал команду главреду Твардовскому напечатать рассказы и повести Солженицына в «Новом мире» незамедлительно. Плюнуть погуще в Сталина Никите Сергеевичу было и по сердцу, и в масть – он и жался к Солженицыну с нежностью, взятому под опеку Сионом. Да и не выклюет троцкист троцкисту глаз – это общеизвестно; наоборот, поможет, чем сможет.

Вот и Хрущёв бывшему лагернику здорово помогал все десять лет, пока находился у власти; и его протеже не знал при нём печали и горя, как и проблем с финансами и на издательском поле. А в 1964 году, по хрущёвскому же властному распоряжению, его мил-дружок Саша, обласканный и зацелованный Кремлём зек, даже официально был выдвинут кандидатом на престижную Ленинскую премию за свои “шедевры”. А это были деньжищи огромные в СССР, к которым в нагрузку шли элитная квартира в центре Москвы, машина «Волга» и дача в ближайшем Подмосковье… Только вот Хрущёва сняли осенью 64-го, выкинули из Кремля за волюнтаризм, и Солженицын с премией пролетел, хотя и без неё не бедствовал, каторжанин, даже и в СССР жил с шиком и в своё удовольствие…

———————————————————

(*) Историческая справка. У современной Российской молодёжи о Лейбе Троцком-Бронштейне под действием либеральной (еврейской) пропаганды сложилось превратное представление как о пламенном революционере, правой руке Владимира Ильича, революционере перманентном к тому же, мечтавшем-де осчастливить весь мiр, от края и до края, и потому активно противодействовавшем сталинским узко-национальным планам построения социализма в одной отдельно-взятой стране. В России, в частности. За что он якобы и был депортирован из СССР “тираном” и сугубым “националистом” Сталиным.

Так вот, разочаруем молодых россиян, любителей пошлых и заказных фильмов о Льве Давидовиче. Троцкий действительно мечтал и планировал осчастливить мiр, это правда, – но только не весь целиком, а исключительно иудейский, родной, к которому он принадлежал и которому горел желанием вручить власть над планетой Мидгард-земля, выполняя тем самым волю пророка Моисея. А Россию он ненавидел лютой ненавистью, надеялся в порошок стереть, или же превратить в пыль лагерную, что одно и то же по сути. Он-то и был родоначальником советского ГУЛАГа и трудовых армий, что такие подлые и продажные типы как Солженицын и Хрущёв теперь пытаются скрыть всеми правдами и неправдами.

Однажды Троцкий, находившийся под плотной опекой Сиона всё то время, пока жил и работал в России после Февраля Семнадцатого, в припадке ненависти летом 1917-го на одном из тайных еврейских сборищ заявил братьям-евреям буквально следующее:

“Мы должны превратить её в пустыню, населённую белыми неграми, которым мы дадим такую тиранию, какая не снилась никогда самым страшным деспотам Востока. Разница лишь в том, что тирания эта будет не справа, а слева, и не белая, а красная. В буквальном смысле этого слова красная, ибо мы прольём такие потоки крови, перед которыми содрогнутся и побледнеют все человеческие потери капиталистических войн. Крупнейшие банкиры из-за океана будут работать в теснейшем контакте с нами. Если мы выиграем Революцию, раздавим Россию, то на погребальных обломках её укрепим власть сионизма и станем такой силой, перед которой весь мир опустится на колени. Мы покажем, что такое настоящая власть. Путём террора, кровавых бань мы доведём русскую интеллигенцию до полного отупленья, до идиотизма, до животного состояния… А пока наши юноши в кожаных куртках – сыновья часовых дел мастеров из Одессы и Орши, Гомеля и Винницы, – о, как великолепно, как восхитительно умеют они ненавидеть всё русское! С каким наслаждением они физически уничтожают русскую интеллигенцию – офицеров, инженеров, учителей, священников, генералов, агрономов, академиков, писателей!”.

Источник: СИМАНОВИЧ ААРОН САМУИЛОВИЧ. Распутин и евреи. Воспоминания секретаря Григория Распутина. Рига, 1922. Цит. По: ХАТЮШИН В. Рабочий скот для европейского подворья. // Молодая гвардия. М., 1991. №8. Стр. 55.

А вот как болезненно реагировал Лейба Бронштейн на планы Сталина строить социализм в России, не ждать, пока другие страны отелятся. В своей книге «Перманентная революция», изданной в 1930 году в Берлине, возмущённый Троцкий писал на стр.287 по этому поводу: «Теория социализма в отдельной стране, поднявшаяся на дрожжах реакции против Октября, есть единственная теория, последовательно и до конца противостоящая теории перманентной революции… Попытки эпигонов – под ударами критики – ограничить применимость теории социализма в отдельной стране одной только Россией, ввиду её особых свойств (пространство и собственные богатства), не улучшают, но ухудшают дело. Разрыв с интернациональной позицией всегда и неизбежно ведёт к национальному мессианству, т.е. признанию за собственной страной преимуществ и качеств, позволяющих ей будто бы выполнить ту роль, до которой не могут подняться другие страны».

Классно сказано, да, прямо, честно и недвусмысленно! Молодец, мужик! Без интернационального сброда, без социальных паразитов то есть, ярчайшим представителем которых сам Троцкий всю жизнь и являлся, сделать будто бы уже ничего и нельзя. Ни у нас в России и нигде вообще. Мания величия была потрясающая у этого на всю голову больного “товарища”!!! Дурдом по нему определённо плакал…

Такие вот кумиры и душеприказчики знатные были у нашего “лагерного пророка”, у Солженицына А.И. Откровенного и сознательного врага по сути Исторической России, которого ельцинисты и путинцы вот уже 30 лет, тем не менее, безуспешно пытаются выставить перед народом истинным “патриотом – спасителем Отечества от красной чумы”! Толкают и толкают его на литературный Олимп всеми силами – а он оттуда как колобок скатывается, как шарик надувной…

———————————————————

За несколько лет до высылки из страны наш “лагерный светоч” и “правдоруб” покинул провинциальную Рязань и переехал жить на подмосковную дачу к Ростроповичу и Вишневской по их приглашению, масонам самых высоких посвящений и степеней и услужливым лакеям Запада. И там норовистая и чопорная Галина Павловна ухаживала за ним как за ребёночком маленьким, как не ухаживала и за мужем, наверное, никогда – за слюнявым Славой. Представляете! Еду гостю регулярно и самолично готовила, варила крепкий кофе, обеспечивала покой и комфорт… И это само по себе о многом уже говорит людям думающим и ищущим: свидетельствует, по мимо прочего, что за Солженицыным уже и тогда, в первой половине 70-х, если по поведению сионистки-Вишневской судить, прочно стояли спецслужбы Запада (как и России, впрочем), славшие ему лагерные материалы пачками для художественной переработки и ждавшие от него «Архипелаг ГУЛАГ» для последующей мировой раскрутки. Ушлая Вишневская хорошо знала об этом, по-видимому – вот и гнула спину перед будущим Нобелевским лауреатом, выслуживаясь таким образом перед сильными мiра сего: она ведь тоже тайно на Запад переехать планировала – вот и виляла хвостом, зарабатывала репутацию.

Через них же, через западные спецслужбы, “пророк” тогда напрямую обращался и к “мировому сообществу”, выпрашивая Нобелевскую премию для себя как гарантию будущего оглушительного успеха его “нетленок”. Солженицын взывал: «Мне эту премию надо. Как ступень в позиции, в битве! И чем быстрее получу, тем твёрже стану, тем крепче ударю!» Про эти его пламенные призывы к Западу можно прочесть в книге историка Н.Н.Яковлева «ЦРУ против СССР». А Николай Николаевич знал, что писал, “пурги не гнал никогда” в отличие от самого Александра Исаевича. Потому что состоял в тесных дружеских отношениях долгие годы с генералом армии Виталием Васильевичем Федорчуком, Председателем КГБ СССР (1982) и Министром Внутренних дел СССР (1982-1986). Федорчук и снабжал историка особо секретной информацией, желая сделать её доступной простому народу нашей необъятной Родины.

В книге «ЦРУ против СССР» при желании можно прочесть и про то ещё, как Солженицын, объединившись с многочисленными врагами нашей советской страны и строя советского, социалистического, наотмашь бил посредством литературы тяжко болевшую разлагавшимся коммунизмом Мать-Россию – и кайфовал от этого, остервенело выплёскивая на бумагу всю скопившуюся за долгие годы ненависть и злость, что бережно сберегались в его гнилой душонке с памятного 37-го года… А перед тем как уехать на Запад, он изо всех сил выслуживался перед тамошними воротилами: «Нет на свете нации более презренной, более покинутой, более чуждой и ненужной, чем русская».

То, что “пророка” ещё с Рязани плотно опекало КГБ СССР и лично Андропов, а на Западе – ЦРУ, писал не только историк Яковлев, но и тот же Варлам Шаламов, например, не раз заявлявший, что сам он ни за что не пойдёт по этому сколькому и гнилому пути в поисках больших денег и славы… Этого обвинения Солженицын ему простить не смог, не простить и не забыть; и раз за разом злобно “плевался” в Шаламова всю жизнь, до самой смерти…

Высланный на Запад с большой шумихой и помпой, под треск многочисленных кинокамер и объективов, наш “лагерный пророк” был встречен в Европе сначала, а потом и в США с распростёртыми объятиями: его там ждали. Одели, обули, умыли и причесали, графомана юродивого, полоумного, коньяком напоили, накормили вкуснятиной до отвала в дорогих ресторанах и кабаках. И принялись возить потом “на цепи” как живого медведя по лучшим университетам и научным центрам с антисоветскими лекциями, с пропагандой нового “крестового похода” против ненавистного СССР. Литературными пасквилями его – «Архипелагом ГУЛАГ» и «Красным колесом» главным образом – завалили все книжные магазины мiра, и под завязку – до потолков, денег на это потратив немерено: чтобы все прочитали и ужаснулись, от мала и до велика, “тоталитарной” советской системой и страной… И тиражами своими, воистину космическими, и такими же космическими гонорарами Александр Исаевич установил своеобразный мировой литературный рекорд, который никем не будет побит в обозримом будущем. Не было до него писателя даже и на богатом и сытом Западе, у кого имелись бы сотни миллионов продажных долларов на счетах, – и не будет. Никого не охраняли офицеры спецслужб круглосуточно в течение 20-ти лет, пока он сидел и кропал подрывную антисоветскую литературу в Вермонте…

22

«Ну а зачем же ему памятники-то в России ставят, такому предателю и прохвосту? – спросит простодушный читатель, не искушённый в политических хитросплетениях. – И во Владивостоке, вон, поставили бронзового истукана на набережной, которого краской регулярно заливают местные жители в знак презрения и протеста; а теперь вот и в православной и патриотической Москве соорудили в районе Таганки в декабре 2018-го. Да ещё и сам президент приехал и его открывал, речь какую-то произносил несуразную и достаточно унизительную и пошлую. Он что, наш Путин, не знает что ли, не в курсе, кому он кланяется-то и кого прославляет? Матёрого оборотня похлеще Бандеры, Шухевича и Власова! Почему советники-то его молчат, не подсказывают Владимиру Владимировичу, что от такого лжеца, подлеца и иуды подальше держаться надобно, не марать себя?…»

Да потому и молчат, – ответим на эти справедливые возмущения, – что у Путина и советники точно такие же, как троцкист-Солженицын: на довольствии все стоят у мировой закулисы, у Ротшильдов, им в рот смотрят как дети малые и ждут приказов и указаний. А главное, держат на Западе свои иудины капиталы в тамошних банках, в офшорах, где и клан усопшего Александра Исаевича (Исааковича) денежки свои хранит, нажитые “непосильным трудом” главы семейства. Миллионер и прохвост-Солженицын им, российским олигархам и ростовщикам, и кремлёвскому путинскому окружению, как родной по этой причине – да ещё и первый агитатор и пропагандист, плюс ко всему, неистовый и неутомимый глашатай новой жизни. “Лагерного певуна” и “пророка”, и “не по лжи жителя” будут долго ещё чествовать и превозносить до небес в России Ельцина и Путина (тут и к гадалке не надо ходить, тратить время) за два его ключевых произведения – «Красное колесо» и «Архипелаг ГУЛАГ». Тайный смысл и внутренний пафос которых достаточно легко угадывается по одним лишь названиям только специалистами-историками, политологами и публицистами, несмотря на всю их огромность, путанность и непод’ёмность для читателя: поэтому-то их и не читает никто, не ломает себе псевдо-историческими бреднями голову.

Так вот, Революция Октября Семнадцатого, хочет уверить весь мiр Солженицын, не была закономерной и долгожданной реальностью для российского трудового люда, этаким всенародным ПРАЗДНИКОМ СЕРДЦА РУССКОГО и ДУШИ, или СВЯТЫМ БОЖЬИМ ПРОМЫСЛОМ даже для освобождения рабочих и крестьян из-под царского гнёта и тирании. Так это дело великий Блок себе представлял по горячим следам в поэме «Двенадцать», да и не только он – многие честные русские люди так именно думали и писали… Но обиженный зэк и троцкист-Солженицын – в угоду Мировому Ростовщику, испугавшемуся потерять богатства, – всё вывернул наизнанку по всегдашней своей манере всё путать, похабить, чернить, принижать и извращать. Он-то и представил СВЯТУЮ и ПРАВЕДНУЮ РУССКУЮ ОКТЯБРЬСКУЮ РЕВОЛЮЦИЮ настоящей трагедией, или огненной колесницей, что якобы проехалась своим «Красным колесом» по романовской России, в которой до этого якобы царили тишь, гладь и Божья благодать, порядок, достаток и преуспеяние. После чего захватившие власть большевики во главе с “тиранами” Лениным и Сталиным превратили испепелённую огнём страну в пустыню, в каторгу, в один сплошной ГУЛАГ под кратким названием СССР! Или, в “красную империю”, где не было правды, счастья, свободы, достоинства, воли, любви, как раньше, – а была одна сплошная тирания и лагерный подневольный труд, людские слёзы, стоны, горе, голод и кровь, звероподобные охранники, стукачи, сексоты и вертухаи. Кровавый эксперимент над людьми и страной совершился, словом, в Октябре Семнадцатого, которому нет, и не может быть оправдания от потомков. Только одни плевки, проклятия и поношения!!!

Так именно и считал, и пропагандировал с жаром писатель и публицист Солженицын до гробовой доски и последнего вздоха, хлебнувший лагерной баланды чуток; на том он и стоял твёрдо, напоминая куражного Ельцина на броневике в августе 91-го, выпучив кроваво-огненные глазищи. И за эту-то пошлую мутатень, за ложь циничную и откровенную, за плевок “пророка” в РУССКИЙ СОЦИАЛИЗМ и КОСМИЗМ, что стали в переломном 20-м веке (ознаменованном концом НОЧИ СВАРОГА в 1996 году) реальной и мощной альтернативой хищному, злобному и человеконенавистническому западному КАПИТАЛИЗМУ, – за это Солженицына и продолжают печатать и славить, возводить бронзовые памятники по стране. И таскать на их открытие президента.

Только вот сдаётся мне, что Владимир Владимирович Путин согласен с бреднями Александра Исаевича полностью. Это если судить по тому, как он нянчится с его фанатичной и полоумной супругой многие годы, лично опекает её, ставит рядом на торжествах (в качестве кого, интересно? – очень хотелось бы это понять!) и проталкивает по её же настоятельной просьбе в школьные программы страны укороченный вариант «Архипелага…»; как нелестно и грубо отзывается иногда о Ленине и о Сталине на пресс-конференциях, но при этом вешает портрет сатаниста-Петра над головой в комнате отдыха… Значит, он и сам считает Советскую эпоху родной страны тупиковой ошибкой или же “цивилизационным вывихом”. И удаляется от неё всё дальше и дальше в мыслях и планах – и при этом тащит за собой ещё и страну, возвращает её к “истокам” якобы, к “корням”; сиречь – к низложенной и обанкротившейся по всем статьям Династии Романовых, будь она трижды неладна и проклята…

Если это действительно так, как со стороны нам, простым обывателям видится, – то я категорически не согласен с президентом Путиным строить Романовскую империю №2 взамен оболганной и оклеветанной до неузнаваемости Советской Социалистической Державы. Изумительной по качеству, красоте и мощи страны, в которой я когда-то родился и вырос, счастливо и свободно жил, получил прекрасное образование и на самый верх пресловутой социальной лестницы сумел без помощи и поддержки забраться даже и в сверхжёсткой, коррумпированной и неласковой к провинциалам Москве. Страны, которую я до сих пор люблю и ценю, с большой теплотой и благодарностью вспоминаю; и про которую собираюсь теперь рассказать читателям совсем коротко, в общих чертах. Чтобы и они узнали и поняли, бреднями Солженицына одурманенные и одураченные, как там всё было разумно и честно устроено в действительности для простых людей, не для жуликов и аферистов. И как счастливы были мы – простые советские граждане, выходцы из рабочих и крестьян, из самых тёмных и мрачных низов понимай, перед которыми, тем не менее, были широко распахнуты любые двери и кабинеты!

Из телевизора-то люди этого ни за что не узнают теперь от соловьёвых, познеров, радзинских, млечиных и сванидзе: от этих бравых парней правды ждать – что ласки и поцелуев от крокодилов. А живые примеры лучше действуют на молодые умы, чем общие рассуждения и оценки, и цифры сухой статистики. Вот я и расскажу про себя – но во славу Великого Советского прошлого!!!…

Часть третья

1

Итак, родился я в глухой и заброшенной деревушке Каменка, что располагалась когда-то на юге Тульской области, в 25 километрах восточнее Богородицка, и которой теперь уже нет на карте: вымерла моя малая родина и поросла быльём. Теперь уже и не найти её мне одному – без умерших-то родителей.

Родители же мои были самые что ни наесть простые и незнатные люди, выходцы из крестьян. Хотя батюшка, Стрекалов Сергей Дмитриевич, родившийся 17 сентября 1930 года в Каменке, в колхозе (имени Чапаева он тогда назывался) никогда не работал: 15-летним мальчиком-безотцовщиной, потерявшим родителя в первый же месяц войны, был увезён вернувшимся с фронта дядей по матери в солнечный Ташкент осенью 1945-го. Там он прожил 3 года в итоге и получил специальность электрика в ремесленном училище, перед тем как в Армию уйти служить. Служил в Забайкалье на границе с Китаем, а после Армии он планировал зацепиться за Москву. Но ничего путного у него из этой затеи не получилось – не повезло человеку, не приняла его Москва по разным причинам, о чём он сильно всегда сожалел, что споткнулся на первом же самостоятельном шаге и вынужден был отступить. Про это я подробно написал в романе «Немеркнущая звезда», во многом автобиографичном.

Получив от ворот поворот в столице, батюшка вернулся в родную деревню свою, разочарованный, но в колхозе работать не стал – устроился на шахту №2-3 электриком, которая располагалась в семи километрах от его хаты, рядом с посёлком Бегичевский. На шахте он отработал ровно 11 лет, до 1961 года, заработав необходимый стаж для выхода на пенсию в 50-летнем возрасте. Ходил туда ежедневно пешком все эти годы: 7 км туда, семь обратно. Летом это ещё терпимо было, по его словам, такие утомительные прогулки по полю, про которые он нам иногда рассказывал, подвыпивший, со слезами на глазах вспоминая прожитую жизнь свою. А вот осенью, зимой и весной его хождения на работу превращались в сущий ад, в пытку плохо-переносимую! Ибо до шахты пока доберётся батюшка по непролазной грязюке, студёному ветру, снегу и холоду – на доблестный труд сил уже и не остаётся.

И, тем не мене, батюшка сдюжил, шахтёрскую пенсию, максимальную в советские времена, себе заработал на будущее – успел: повезло ему здесь несказанно. Ибо в 61-м году их шахту закрыли из-за нерентабельности, и он остался без работы и без средств. И это с молодой супругой и двумя малолетними детьми на руках. Трагедия настоящая, согласитесь, для молодого главы семейства!

Но батюшка, отчуга природный и сорвиголова, не нытик, и тут не запаниковал и в колхоз устраиваться не стал – поехал по приглашению старшего брата в Богородицк, где его взяли работать электриком в Горэлектросеть и сразу же комнату выделили в бараке. В эту-то комнату он и перевёз семью вскорости, в деревне его дожидавшуюся…

2

С матушкой моей дорогой и любимой, Антониной Николаевной Стрекаловой (в девичестве Гусевой), всё совсем по-другому было. В том смысле, что не увозили её никуда из родной деревни Бестужево (ныне это Узловской район Тульской области): она сама на учёбу ездила, жила у чужих людей. Об этом я тоже в романе подробно упомянул, к которому заинтересованных читателей и отсылаю. Здесь же повторю лишь, что она у меня очень любила учиться с раннего детства, любила книги запоем читать, узнавать для себя что-то новое и интересное, чего не знала и не понимала ранее, – потому и школу-семилетку на отлично закончила, нищая безотцовщина, потерявшая родителя Николая в первый же год войны… В этом отношении они с батюшкой были одинаковые, жизнью и судьбой обделённые с малых лет, отцовской всеблагой защитой, – но только лишь здесь: ибо батюшка мой, наоборот, никогда не любил учиться, всё на практике постигал и на опыте.

После школы матушка в наш Богородицкий Сельхозтехникум поступила, легко и с огоньком там училась, агрономом в итоге стала, уважаемом на селе человеком, вторым по важности и значению после председателя. После чего её, как молодого специалиста, направили работать в колхоз имени Чапаева, на территории которого деревня Каменка и располагалась. Там-то она и познакомилась с моим отцом, местным жителем и молодым шахтёром, влюбилась, замуж вышла, родила двух сыновей друг за другом: в 1958-м году родила меня, а через два года – моего младшего брата… А поздней осенью 1961 года сокращённый с шахты отец перевёз нас троих в Богородицк на ПМЖ, чему мы с братом теперь, по прошествии многих лет, очень и очень рады. В деревне-то наша с ним жизнь совсем по-иному сложилась бы. А уж лучше или хуже? – Бог весть. Нам же обоим кажется, что гораздо хуже…

3

Барак, наше первое городское пристанище, я не помню совсем, как и покинутую деревню Каменку, – был слишком маленький. Но в 1964 году батюшке, как безотказному и добросовестному работнику, ударнику труда и отличному знатоку дела, начальство выделило двухкомнатную квартиру в новом четырёх-квартирном доме в центре города на улице Луначарского. Туда-то мы и переехали летом, там-то и началась по сути моя сознательная городская жизнь, которую я до сих пор и очень хорошо уже, до мелочей помню.

Помню, например, да и как это забудешь, что вокруг нашего дома располагались добротные частные дома местных жителей, коренных горожан, знати, с детьми которых мы, приезжая лимита, ежедневно общались, дружили. И не испытывали напряжения или неловкости в том общении, социального неравенства или высокомерия с их стороны. Всё было у нас, детишек, на равных, всё просто и без затей, и без гонора барского, городского. Мы были абсолютно равными с ними – так нас воспитывала советская власть, и низкий поклон ей за это.

Братья Разгуляевы, правда, Сашка с Вовкой, евреи по матери, нас с моим братом иногда пощипывали словестно, особенно в старших классах, когда мы отличниками были оба, а они, дебилы природные и алкаши, до троек и двоек скатились, до “болота”, и на них учителя махнули рукой как на пустое место. Вот они и бесились от зависти и от злобы – до себя старались нас опустить, не верили в наши способности и возможности. «Если у нас мозгов и памяти нет, – думали оба, – то у других-то откуда?!» Одни девки были у них на уме, начиная с седьмого класса, да пьянки с гулянками, когда гормон начинал играть и заслонять разум. Так они про женский пол всю жизнь потом и продумали, как молодые бычки, живя по принципу: «Лучше баб могут быть только бабы, на которых ещё не бывал». Думают про баб и до сих пор, вероятно, ходят-гусарят всё, если не спились ещё и не померли где-нибудь под забором. На нашей улице они одни и остались век доживать: все остальные мои друзья-одногодки давным-давно поразъехались по разным местам, в люди выбились и чего-то путного достигли в жизни. А эти лодыри пустоголовые навечно прилипли к родным местам – ни ума, ни сил не хватило родительский дом покинуть: все силы на баб и ушли.

Ну да леший с ними, с Разгуляевыми, духовными уродцами и пигмеями: их укусы словестные были сродни комариным и близко к сердцу не принимались, хотя и помнятся до сих пор. Я про социальную атмосферу в родном городе завёл разговор и скажу твёрдо и честно, как на духу, что и родители мои никогда не жаловались на соседей, что те как-то там насмехались или же презирали их, деревенщину “чумазую” и “неумытую”, ущемляли чем-то их права, интересы. Не помню я между отцом и матерью таких разговоров дома.

И когда я в школу учиться пошёл 1-го сентября 1965 года – там тоже не было никогда дискриминации по социальному признаку: поклясться в этом могу! Хотя я учился в элитной 4-й школе, где получала образование вся наша городская знать: её отпрыски, если точнее. А элитной наша с братом школа считалась в смысле суровой дисциплины для преподавателей и учеников – а не в смысле огромных финансовых вливаний, социальных барьеров, статуса родителей или ещё чего. Барство в СССР закончилось после 1938-го года, как это теперь уже хорошо известно, когда был вычищен партийный и чекистский Олимп от большевиков-небожителей из старого ленинского окружения, господ-иудеев по преимуществу. И на освободившиеся места пришли работать скромные провинциальные трудяги без гонора, апломба и спеси, русские люди по национальности со знаниями и образованием, заменившие полуграмотных евреев с их местечковыми хедерами.

Порядки же у нас были и впрямь драконовские – особо не забалуешь и с длинными патлами на урок не придёшь, с тем же грязным воротничком на костюме; не прогуляешь школу без уважительной причины, с преподавателями не поспоришь и не подерзишь, голос на них не повысишь во время урока! Скандал поднимался огромный сразу же – да ещё и с немедленным вызовом родителей на педсовет. Что было, то было, – чего скрывать-лицемерить? Но это было и правильно, как это теперь, повзрослев и поумнев, понимаешь. Суровая дисциплина – залог педагогического успеха и побед, как и побед спортивных, и трудовых – всяких! В классах же были разные ученики – и дети знатных родителей, и простолюдины, как я: половина наполовину.

Но социального напряжения я никогда не испытывал, тем не менее. Скорее даже наоборот. Я хорошо учился всегда, схватывал всё на лету и быстро задачи решал любые – математические, физические и химические. Поэтому-то одноклассники частенько ко мне обращались за помощью и советом, контрольные у меня списывали тайком, но тщательно скрывали это. И спортсменом я был отменным, на доске почёта висел пару лет. Оттого-то и был уважаемым человеком в классе и в школе – и бедность свою не ощущал никогда и ни в малой степени… А ведь рядом со мной учились детки горкомовских работников и руководителей заводских, и разных иных начальников. Но и от них я не помню зла или ядовитого шипения на переменах, каверз каких-либо или высокомерных усмешек. И не я один могу про то заявить: никто из нашей школьной бедноты не мог бы пожаловаться на дискриминацию и притеснения…

В 5-м классе я увлёкся спортом, лыжными гонками в частности. И передо мной широко распахнула двери наша городская спортшкола, предоставив мне в без-платное пользование лыжи, ботинки, палки и мази, как и самих тренеров. И на соревнования нас, пацанов, возили в другие города области, кормили и поили там, обеспечивали формой и улучшенным инвентарём. И всё – абсолютно без-платно, за государственный счёт. Такое же происходило и с теми, кто иные виды спорта для себя выбирал: футбол, баскетбол, волейбол или хоккей тот же. Их тоже тренировали и экипировали без-платно наши городские власти, предоставляли в их полное распоряжение игровые залы, стадионы и катки…

4

А в 7 классе я случайно увидел на стенде возле учительской объявление о приёме во Всесоюзную заочную математическую школу (ВЗМШ) при МГУ имени Ломоносова. Загорелся как порох от спички идеей стать математиком и поступить в Университет, переписал задачи наскоро и месяц их потом решал. Решил, что смог, запечатал тетрадку в самодельный конверт и отослал её в Москву по указанному в объявлении адресу. А летом того же года получил извещение о приёме в ВЗМШ и вдобавок толстую брошюру на 50 листов под названием «Функции и их графики», которую я самостоятельно должен был прочитать и решить приложенные к ней задачи… Так для меня и началась с началом 8-го класса абсолютно новая жизнь, за которую я тоже не заплатил ни копеечки родному советскому государству. В 8-м классе, к слову, мне прислали из университетской школы несколько таких брошюр, и не за одну не попросили денег!!!

На зимних школьных каникулах я, восьмиклассник-провинциал, ездил с товарищем в Тулу по приглашению – сдавать вступительные экзамены в колмогоровский интернат (физико-математическую спецшколу №18 при МГУ им. Ломоносова, основанную в 1963 году академиком-математиком А.Н. Колмогоровым). За экзамены не заплатил ни копейки, которые проводили аспиранты мехмата, между прочим, специально приехавшие к нам, соплякам, с нами весь день возившиеся… Сдал экзамены, поступил и в конце августа 1973 года уехал учиться в Москву, теперь уже очно. И там за учёбу моим нищим родителям пришлось уже деньги платить – и не маленькие: 40 рублей за месяц, полноценную студенческую стипендию в те годы.

Однако же моё родное государство к той финансовой афере, как я теперь ситуацию хорошо уже понимаю с высоты прожитых лет, не имело прямого отношения. Это всё были происки ушлого академика Колмогорова, известного дельца от науки, до денег и славы невероятно жадного, “рубившего бабло” где только можно всю жизнь и хватавшего его потом руками и задницей. Куда вот только его девавшего – до сих пор не понятно! – на какие пускавшего цели?! Не на благие – точно!!!

В конце же 1960-х – начале 1970-х годов неугомонный, упрямый, патологически-самолюбивый и крайне-амбициозный Андрей Николаевич, деятель мафиозный и очень влиятельный, плюс ко всему, в определённых кругах, и вовсе затеял глобальную реформу программы преподавания математики в средней советской школе. Это на словах! На деле же он, ставленник и протеже Сиона, решил всю сталинскую высокоэффективную школьную образовательную систему развалить по указке Барухов и Ротшильдов – убить тем самым фундаментальное советское образование на корню, дававшее ошеломляющие результаты на зависть всем, и, наоборот, не дававшее покоя мировой финансовой и политической закулисе.

Для этого он окружил себя целой кучей столичных псевдоучёных евреев-деляг, выбил им баснословно-высокие оклады в Министерстве образования СССР, огородил от критики и проверок – и те принялись за работу дружно. А Интернат с его неискушёнными новобранцами стал для них тем испытательным полигоном, где эти “засланные казачки” – оборотистые протеже колмогоровские, обкатывали свои разрушительные наработки. В романе «Немеркнущая звезда» я подробно и про это всё написал в Первой части – повторяться не стану. Скажу лишь главное, что я напрасно купился на посулы Андрея Николаевича малолетним гением стать, напрасно так рано уехал в Москву от родителей. Ничего хорошего мне его Интернат не дал, кроме начал мат’анализа и высшей алгебры (в отличие от ВЗМШ той же, которую я до сих пор с большой благодарностью вспоминаю). А вот сил и здоровья Интернат отнял катастрофически-много: их я долго дома потом восстанавливал, да так полностью и не восстановил.

Мои товарищи по спецшколе, кстати, с которыми я потом на мехмате учился, тоже не сильно-то блистали и верховодили на факультете, интернатовскими казарменными порядками выжитые как лимон. Никто из них не оставил заметного следа в науке – известными учёными-академиками не стал. Докторские диссертации и то всего лишь несколько человек защитили в итоге. И сделали они это только к 60-ти годам, когда уже с них песок сыпался, и повести за собой к вершинам знаний они уже никого не могли по причине без-плодия и без-силия. Диссертации же защищали скорее для самоуспокоения, чтобы самолюбие перед смертью потешить, похвастаться перед детьми и внуками умом и умереть докторами, не кандидатами. А ведь многие из них гремели до Интерната, с лёгкостью занимая призовые места на Всесоюзных математических олимпиадах. А потом как шарики сдулись, увы…

Но сейчас, опять-таки, не о них, обманутых бедолагах, речь, а обо мне, на которого колмогоровский Интернат самым негативным и печальным образом подействовал в итоге. И пришлось мне, физически и психологически надорванному и истерзанному до предела 16-летнему парню, бросать учёбу в Москве, возвращаться оплёванным Тотошей домой и школу заканчивать уже дома по настоятельной рекомендации местных врачей, возвращавших меня по окончании 9-го класса к жизни.

Однако в июле 1975 года, получив аттестат зрелости на руки и окрепнув умственно и физически, я опять поехал поступать в Москву, на механико-математический факультет Московского Университета. Не скажу, что поступил туда с лёгкостью, нет: пришлось попотеть и поволноваться на вступительных экзаменах изрядно, после которых я потерял 4,5 килограмма живого веса. Но, тем не менее, я поступил и учился потом в течение пяти лет достаточно уверенно и спокойно, без каких-либо срывов и проблем, как некоторые другие студенты, уходившие в академические отпуска для поправки здоровья. Я это не делал ни разу, как и не чувствовал себя изгоем или же второсортным студентом на факультете ни одного дня, комплексом неполноценности не страдал абсолютно точно! – хотя рядом со мной тогда учились дети высокопоставленных советских чиновников, военных и гражданских, отпрыски университетских профессоров и работников ЦК. Но даже и с ними, знатными жителями Москвы, отношения у меня были самыми дружескими и равными – потому что я, как и в 4-й школе, учился лучше многих из них, и они иногда обращались ко мне за помощью и советом.

Замечу вскользь для полноты картины, что приезжие студенты-провинциалы, как правило, учились лучше студентов-москвичей – уже потому, хотя бы, что для поступления на мехмат нам требовалось набрать на 3 балла больше на вступительных экзаменах из-за ограниченного количества мест в общежитии, которое москвичам не требовалось. Их-то поэтому брали на факультет и на Отделение математики с 18-ю баллами в 1975 году, нас же, иногородних, с 21-м баллом… А 3 балла разницы, как легко догадаться, – дистанция огромная для абитуриентов, как и знаний и талантов запас: мы на вступительных экзаменах как бы давали москвичам заметную фору. Поэтому-то и подготовлены мы, поступившие иногородние парни и девушки, были значительно лучше в итоге, были в целом гораздо способнее москвичей. Я это не в качестве похвальбы пишу – упаси Боже! – а исключительно ради правды: чтобы показать, почему студенты-москвичи никогда не борзели и не ерепенились перед нами, приезжими гостями столицы. Скорее даже наоборот всё в наших с ними взаимоотношениях происходило. Хотя были и исключения, безусловно, которые лишь подтверждали правила.

Про иногородних студентов я и не говорю, про нашу общажную шатию-братию: с ними со всеми у меня вообще отношения были почти что родственные. Высокомерия там не было ни у кого, – хотя и у нас там тоже пареньки не простые водились…

После Университета я остался работать в Москве. Сначала на Авиамоторной улице трудился несколько лет, потом – на Филях достаточно долго. И там, в крутых оборонных НИИ всесоюзного значения, я также не испытывал пренебрежения или же притеснения со стороны коренных москвичей. Всё было наоборот, опять-таки: они на меня, выпускника гремевшего на весь Советский Союз мехмата, снизу вверх смотрели, внимательно ко мне прислушивались и присматривались, искали дружбы со мной, перспективным молодым сотрудником. Не все, разумеется, – но многие. Сослуживцы-бездари, чьи-то детки и внуки, бегали ко мне регулярно до самого моего увольнения: на Филях это особенно часто происходило, – просили задачи помочь решить либо себе, студентам-вечерникам, либо же родственникам-школьникам; проконсультировать по мат’анализу просили, по алгебре или же дифференциальным уравнениям, подправить для руководства отчёт. Да мало ли ещё за чем!

И если б не литература, которой я заболевал с конца 1980-х годов основательно, – я бы и там не пропал в безвестности и пустоте, и многого в космической отрасли добился бы при желании, даже и в разваливающейся на глазах и стремительно теперь деградирующей. О чём мне и говорили начальники с жаром и дружно в начале 2000 годов, когда я уходить от них собрался и написал заявление на расчёт. «Не уходи, Александр, не надо, не совершай глупостей, не оголяй институт, – убеждали они меня слёзно. – Мы тебя на очень высокую должность готовим: потерпи чуток – и потом развернёшься, когда будет власть»…

5

«Для чего он это всё пишет-то так долго и так подробно? – вполне может задаться вопросом читатель, поморщившись. – Кому это интересно и нужно, подобный душевный стриптиз, кроме самого автора, пытающегося вроде как молодость этим вернуть – и годы ушедшие, советские и социалистические, погребённые под руинами СССР, где он, коммуняка старый, чего-то ещё значил и представлял собой? Рухнула Советская власть в 1991-м году – и хорошо, и пусть, и тьфу на неё, постылую и нежизнеспособную: туда ей и дорога! Зачем опилки-то начинать пилить и слёзы лить крокодильи в сотый, в тысячный раз вслед за Г.А.Зюгановым? От него уж устали все – а тут новый плакальщик-слюнтяй появился из дома престарелых».

Отвечу на это так: молодости мне не надо – я не тужу о ней. Потому что никогда не сидел сиднем, не прятался за чужие спины, не выгадывал и не ловчил, лёгких путей не искал, не ждал у моря погоды. Мои работяги-родители, дети погибших на фронте отцов, были оба тружениками великими, которым не за кого было прятаться с юных лет, сидеть у кого-то на шее. Они и приучили меня “пахать” от зари до зари, зарабатывать в поте лица кусок хлеба, ни на кого не надеяться, не рассчитывать, не хитрить, придурком больным не прикидываться – грешно и опасно это!… Я и “пахал”, не унывал, и этим не позорил и не подводил их, старался не подводить. И могу теперь с чистым сердцем сказать на исходе жизни, повторить слова умиравшего Ломоносова, всегдашнего моего кумира и обожателя, указавшего мне когда-то давным-давно в большую науку путь: «Я смерти не боюсь. Пожил, потерпел, поработал – и народ российский меня помянет за то».

Ну, насчёт народной памяти не знаю и с Ломоносовым себя не сравниваю: Господь другим меня промыслом наградил и другие поставил передо мной цели и задачи творческие, которые я ясно видел со школы ещё и изо всех сил пытался их выполнить, не оставлять другим. И вроде как выполнил, исполнил перед Господом долг: ничего на Земле не оставил начатого и незавершённого, во всяком случае, – выложился по-максимуму, без остатка, так что даже сердце своё надорвал в 50-летнем возрасте. Поэтому-то спокойно и тихо буду умирать в назначенный срок – говорю это абсолютно честно и искренне, без кривляния и позы! – не стану бояться Страшного Суда и Кары небесной за праздность, скуку и лень, за Наказ неисполненный и Талант неиспользованный! Этим одним только я с Великим Тружеником Ломоносовым и схож, если схож вообще, а не масштабом понятого и содеянного! Куда там!

Пишу же исключительно для того только, исповедуюсь этим перед читателями, чтобы показать современным мальчикам и девочкам, идущим на смену нам, старикам, что я – счастливейший человек на свете и жизнь прожил долгую, добрую и правильную, за которую ни капельки не стыдно мне и перед Россией-матушкой, и перед детьми и внуками, и перед Самим Господом Богом нашим, даже и перед Ним… И здорово помогло мне в этом моё родное СОВЕТСКОЕ СОЦИАЛИСТИЧЕСКОЕ ГОСУДАРСТВО, из руин сотворённое Лениным и Сталиным сто с лишним лет назад и многократно обруганное и оклеветанное теперь нынешним интернациональным жульём, безродным, без-совестным, коррумпированным и продажным, подлым, без-стыжим, насквозь гнилым и циничным, каким бывают только старые проститутки в борделях! А иных слов и подобрать нельзя: нет у меня для нынешней российской власти иных эпитетов и определений!

Его-то, разрушенное и оплёванное советское государство, я и хочу теперь защитить от упырей-ельцинистов, пока ещё есть силы и жажда творчества, и разум мой пока ещё не померк, гнить не начал и давать сбоев. Ведь пройдёт лет 20-ть каких-нибудь – и нас не будет на свете. Вообще! Мы вымрем все, бывшие советские граждане, чтобы освободить место и удобрить землю, уйдём в мир иной, – кто хорошо ещё помнит 1970-е годы – воистину золотую пору легендарного советского проекта! – кто тогда жил и мыслил, “собирал урожай”, так сказать, ленинско-сталинский. И не останется в стране человека, способного тот проект восславить; или хотя бы правду рассказать стране и народу, как всё там было просто, надёжно и честно устроено в действительности, как мы славно учились, маленькие, и росли, не ведая печали и горя. Как нас воспитывали учителя, какие мы песни пели…

6

Итак, подводя итог своей 62-летней жизни, я могу с полным правом заявить, что она у меня сложилась: я добился всего, чего когда-то хотел и к чему с молодых лет стремился. Всё правильно! Но, однако, лично моей заслуги в этом нет никакой, или она самая что ни наесть мизерная и незначительная: я это очень хорошо понимаю. Ибо произошло сие чудо исключительно и только лишь благодаря Советской власти, благодаря Ленину и Сталину, прежде всего, – творцам великой и уникальной государственной системы, где абсолютно каждый советский мальчик и девочка при желании могли бы повторить мой путь: он не был в СССР единственным и исключительным. Таких провинциальных пареньков, как я, наукою очарованных, насчитывались миллионы!

Подумайте, граждане новой России, ещё разок над таким прямо-таки чудесным фактом, который меня самого поражает порой, приводит в смущение и изумление, когда ночами не спится. Я, выходец из бедной рабоче-крестьянской семьи, рождённый в глухой и забытой Богом русской деревне, уже и стёртой Временем с лица земли, учился в лучших школах страны, а после – в Московском государственном Университете, где до Революции учились одни барчуки, представители белой кости… Далее, закончив Университет, я остался в Москве – и тоже не пропал, не затерялся в столице, извозчиком и дворником тут не работал, трактирным половым, мальчиком на побегушках или даже по вызову: сейчас уже и такие есть. Ну разве ж не чудо это?! не сказка про Иванушку-дурачка, ставшего в итоге “принцем”?!

А теперь вопрос: добился бы я того же самого при Романовых, государственную систему которых теперь настойчиво пытаются возродить в России? Нет, не добился бы! – про это и рассуждать нечего, напрасно транжирить время и попусту трепать языком, хорошо зная, что творилось тогда при князьях и графах, при дворянах и помещиках. Я был бы там свинопасом с церковно-приходским образованием, и это в лучшем случае, чумазым холопом, быдлом и хамом, которого дальше господского порога и не пускали бы слуги в ливреях и париках, которого бы регулярно секли на конюшнях даже и за недобрый в сторону барина или попа-батюшки взгляд. Дожил бы до 37 лет (средняя продолжительность жизни русского крестьянина в ту эпоху) и умер бы в тоске и безвестности от хронического запоя, повторив судьбу большинства холопов империи. По такой незавидной схеме миллионы крестьян тогда жили и умирали – сгинул бы и я, раб Божий Александр.

Поэтому-то я был бы большой свиньёй, или скотиной безрогой и неблагодарной, согласитесь, дорогие мои читатели и друзья, а ещё – грешником превеликим и плутом, если бы теперь уникальную советскую систему чернил и хаял вместе со всеми на потребу дня, в унисон с чубайсами, грефами, познерами и соловьёвыми!!! Если бы не заступился за неё открыто и публично, а не на кухне перед женой…

7

Я и заступаюсь, и заявляю громко и с гордостью, что мои соотечественники и кумиры, В.И.Ленин и И.В.Сталин, были удивительные во всех смыслах люди, да и люди ли? – которым современные руководители не годятся и в подмётки в интеллектуальном и духовном смысле. Все! Отсюда – и постоянные “уколы” и плевки, идущие от ревности и от глупости, которые надо простить, как те же шалости детям.

Ну а если на дело реально взглянуть, по-взрослому что называется, – то про лидеров Октябрьской Революции что ни скажи теперь и ни напиши – всё будет мелко, бедно, пресно и примитивно, фольклорно и фальшиво, плюс ко всему, и не достойно их обоих. И не возвысит, а только унизит их, человекоподобными сделает и смешными, лишёнными ореола святости и величия… И это будет понятно и объяснимо: пигмеям не дано и не позволительно оценивать великанов своими пигмейскими мерками. Кишка у пигмеев тонка! Поэтому-то и я этого делать не стану – позорить себя на старости лет, пошлые сказки рассказывать читателям про Вождей, всезнайку из себя строить, которых в природе в принципе нет, не рождаются.

Скажу лишь самое главное и необходимое, что особенно бросается в глаза при изучении биографий того и другого, мимо чего не пройдёшь, не проедешь, как ни старайся. А потом уже и к описанию сотворённого ими государства перейду, которое я видел и отлично помню, повторю, и которое стало примером и образцом для подражания для многих народов планеты: для огромного Китая, прежде всего, показывающего чудеса экономики при сохранившейся советской системе, и для других стран Азии, Африки и Латинской Америки…

Итак, что в жизнеописаниях каждого больше всего поражает и режет глаз, как тот же солнечный лучик, пущенный через зеркальце? Что и тот и другой были Строители-Демиурги – посланцы Неба, единственные в своём роде за всю Мировую Историю, каких не видела, не рождала Мидгард-земля. Высоконравственные и высокообразованные оба, не работяги, не крестьяне и не холопы; и, тем не менее, выступившие против колониальной Системы, вырастившей и воспитавшей их, и посвятившие жизнь и судьбы свои освобождению народов России от рабства и тирании. Сумевшие широко распахнуть двери в совершенно иной социальный мир – мир духовной свободы, равенства и братства! – чтобы показать землянам его невероятную само-ценность, величие и красоту, заставить поверить в него и его вместе с ними построить.

Ленин, напомню читателям, был сыном действительного статского советника, генерал-майора на военный лад, – был потомственным дворянином то есть, барином и блестящим юристом по образованию, адвокатом, отменным оратором и невероятным умницей, автором сотен первоклассных исторических и философских работ и статей, каждая из которых тянула на кандидатскую или же докторскую диссертации. А Сталин и вовсе был тайным сыном Н.М.Пржевальского, исследователя Средней Азии и Тибета, что уже установлено и подтверждено документально историком царской семьи и бывшим работником спецслужб С.И.Желенковым.

Пржевальский же, генерал Развед-управления Генерального штаба царской Армии в действительности, составитель уникальных карт Востока, приходился внебрачным сыном Александру II, то есть был единокровным братом императора Александра III и дядей свергнутого императора Николая II. Из чего вытекает, что Сталин и Николай II – суть двоюродные братья, хорошо знавшие про своё родство.

Не удивительно, ввиду этого, что юного Сталина и его матушку, после трагической смерти Николая Михайловича Пржевальского 20 октября 1888 года, опекали члены императорской фамилии достаточно долго, помогали деньгами и всем чем могли. Сергей Иванович Желенков утверждает даже, что Сталин после Тифлисской духовной семинарии тайно закончил спец-факультет при Академии Генерального штаба, где учился и Николай Второй до вступления на Престол. После чего Иосиф и был внедрён в стан большевиков спецслужбами царской России, под крыло к набиравшему силу Ленину.

Через него-то, через Сталина, тесно связанного с руководством Разведывательного Управления Генштаба России и его боевыми и штурмовыми отрядами, лидер большевиков Ленин и получил Власть в Октябре Семнадцатого. И без предварительных консультаций со Сталиным Владимир Ильич, как председатель нового правительства, не принял в первые революционные месяцы ни одного самостоятельного и принципиально-важного решения.

Сам же Октябрьский переворот и свержение масонского Временного правительства Керенского, работавшего на Антанту и против своей страны, осуществляло высшее руководство Армии и Флотом России во главе с военным министром генерал-лейтенантом А.А.Маниковским и морским министром контр-адмиралом Д.Н.Вердеревским. Хотя оба они, как члены правительства Керенского, вечером 25 октября послушно сидели в Зимнем дворце для отвода глаз в компании остальных министров, и в случае неудачи заговора имели бы абсолютное алиби. Не удивительно, что и тот и другой были выпущены на свободу победителями-большевиками уже утром 26 октября, а прочие министры-керенцы сидели в Петропавловской крепости до января 1918-го года и в ужасных условиях…{3}

Сталин же спас и Царскую семью от расправы Троцкого, позволил им до старости всем дожить и умереть своей смертью. Могилы их хорошо известны: их можно приехать и посмотреть всем желающим. А подросшего царевича Алексея Сталин и вовсе приблизил к себе, изменив ему биографию, на вершину Власти помог подняться. Советским гражданам он был известен как Алексей Николаевич Косыгин, великий советский премьер, которому, впрочем, так и не дали полностью реализовать все свои задумки и планы, как и свой колоссальный интеллектуальный потенциал…

———————————————————

(*) Историческая справка. Советские, а теперь уже и российские биографы упорно выставляют И.В.Сталина простолюдином, то есть презренным типом, плебеем, сыном сапожника-кустаря Виссариона Ивановича Джугашвили, на гребне Революции поднявшегося-де из грязи в князи благодаря близости к Ленину, к большевикам… Почему это делали в СССР – понятно! Тогда это было элементарно модно: из низов на вершину Власти попасть! Но почему эту байку упорно повторяют и талдычат теперь, когда каждый эстрадный дебильный певец уже придумал себе крутую дореволюционную биографию, – мне не ясно. Тут явно просматривается политический заказ: путём биографических подтасовок унизить и очернить “Вождя всех народов”, выставить его неграмотным босяком, случайным человеком в Истории, не достойным посмертной славы и почитания!

Только стоит напомнить таким горе-биографам, что отрок-Иосиф в сентябре 1894 года блестяще сдал вступительные экзамены и был зачислен в Тифлисскую духовную семинарию, куда категорически не брали выходцев из низов. В Закавказье ведь не было своего университета, и в Тифлисской семинарии училась до Революции 1917-го года вся закавказская знать… Однако Иосифа Джугашвили в неё зачислили – это сына сапожника-то! – и он проучился там до конца. И проблем там у него не было, насколько это теперь известно. Мало того, на старших курсах его духовником был сам настоятель Ново-Афонского монастыря, что было само по себе странно, ибо семинаристы опекались местными чернецами… Так вот, странности отпадут сами собой, если знать, что Ново-Афонский монастырь со дня основания императором Александром II был под защитой и на полном попечении Дома Романовых, главных спонсоров его, возводивших Новый Афон на крайний случай: если турки захватят и уничтожат старый, греческий. Романовы, вероятно, и пристроили не чужого им Иосифа в надёжные руки – так это теперь видится с учётом накопленных знаний.

А матушка Сталина, Екатерина Георгиевна, урождённая Геладзе, от мужа Виссариона родила двоих сыновей. Это правда. Но все они рождались недоношенными, по одному килограмму живого веса всего, и сразу же умирали при родах… Иосиф же, её третий по счёту ребёнок, зачатый от большой и взаимной любви, вспыхнувшей между молодой грузинкой и русским генералом в бытность того на Кавказе, родился богатырём – 5,2 кг веса!!! Новорождённый папу по виду сильно напоминал, мужая и матерея, – такое скрыть невозможно. Уж очень были похожи они между собой, Николай Михайлович и Иосиф Виссарионович: с этим очевидным фактом давно уж никто не спорит.

Сын Сталина Василий, между прочим, когда напивался пьяным, частенько говорил друзьям, что он – не Джугашвили, дескать, он – Пржевальский… Значит, в семействе Вождя прекрасно знали свою истинную родословную, но скрывали…

———————————————————

И, тем не менее, Ленин и Сталин, будучи высокородными и высоконравственными людьми и видя, что что-то неладное твориться в России, что мучается и страдает простой народ из-за отсутствия земли и воли, – так вот, оба плюнули на деньги и на карьеру, на счастливую и сытую жизнь, которая их ожидала в будущем. Вместо этого они, суровые аскеты, потенциальные народные вожаки и великие труженики, глубоко презиравшие земные богатства и смерть, включились в революционную борьбу; читали и писали много, самообразовывались постоянно до последней минуты – и просвещали массы; по ссылкам и тюрьмам мотались, по эмиграции, жили кое-как в основном, а часто и впроголодь… Из чего с очевидностью следует, что оба сознательно и не колеблясь положили судьбы свои не на собственное преуспеяние и обогащение, как другие, а на освобождение без-правного трудового люда из-под гнёта зажравшихся бар, составлявших опору Трона.

И когда настал срок, и они получили в руки Власть над страной по Воле Божьей, они и принялись воплощать в жизнь задуманные в подполье проекты. И получилось это у них хорошо, отлично даже: я это собственными глазами видел, я в построенном ими государстве долго и счастливо жил. И я выставляю им обоим самые высокие баллы за их титаническую и одновременно каторжную работу…

8

Про то, как и где я учился, и потом работал, я уже рассказал. Теперь расскажу коротко, как нас с малых лет воспитывали педагоги, в каком именно духе и атмосфере мы, советские дети, жили, учились и росли. Это тоже будет крайне полезно и важно узнать гражданам новой России – для поучительного анализа и сравнения двух эпох. Ведь дети – как живая глина та же: что из них слепишь в раннем возрасте, что в души их вложишь, то в итоге и получишь себе на смену под старость – мальчишей-Кибальчишей, без-страшных героев, устроителей и защитников Отечества, или же мальчишей-Плохишей, торгашей, предателей, насильников и мерзавцев; благородных Тимуров, из которых впоследствии вырастали Павки Корчагины и Зои Космодемьянские массово, или же эгоистов, негодяев и подлецов Квакиных. Или – или: середины тут нет! Советские учителя про это прекрасно знали – потому-то и старались изо всех сил, работали все на совесть…

И опять, кроме слов благодарности и восторга, я ничего не могу написать по поводу их работы. Ибо учили и воспитывали они нас всех одинаково – и знатных детишек, и самых что ни наесть простых, рабоче-крестьянских. Это, во-первых… А во-вторых, воспитывали исключительно в любви к Родине и родному советскому государству, к людям, что населяли его, вне зависимости от национальности, цвета волос и кожи. Я до сих пор хорошо помню те чудные, мелодичные песни, которые мы разучивали в младших классах – и восхищаюсь ими, как маленький, их подкупающей задушевностью, качеством и глубиной. Такими песнями, например:

«То берёзка, то рябина, куст ракиты над рекой.

Край родной, на век любимый! Где найдёшь ещё такой?!…

Детство наше золотое всё чудесней с каждым днём.

Под счастливою звездою мы живём в краю родном…»

Сейчас таких песен дети уже не поют: они теперь под запретом. А мальчики и девочки новой России поют и слушают рок и реп, с малолетства превращаясь в звероподобных негров…

А в третьем классе нас принимали в пионеры. Отвезли на автобусах за город – к Кургану без-смертия и Вечному огню, что круглосуточно горел в память о погибших в Великую Отечественную войну дедушках, которых многие из моих одноклассников и в глаза-то не видели, не успели этого. Только слышали рассказы о них от родителей – вот всё!

И там, перед Святым огнём и памятью героических предков, отдавших жизни свои за Родину и за нас, мы торжественно произносили такую вот клятву верности:

«Я, (фамилия, имя), вступая в ряды Всесоюзной пионерской организации имени Владимира Ильича Ленина, перед лицом своих товарищей торжественно клянусь:

горячо любить и беречь свою Родину,

жить, учиться и бороться, как завещал великий Ленин,

как учит Коммунистическая партия,

всегда выполнять законы пионеров Советского Союза.

 За дело борьбы Коммунистической партии будь готов!

Всегда готов!» 

А потом, в классе уже, как бы в дополнение к клятве, мы учили под присмотром учительницы ещё и такие духоподъёмные и окрылявшие нас стихи:

«Пионер! Всегда будь смелым,
Не бросай на ветер слов
И проверить слово делом
Будь готов!
– Всегда готов!
Будь веселым, плавай, прыгай,
Жги костры среди кустов,
Но склонить лицо над книгой
Будь готов!
– Всегда готов!
Развивай и ум и руки,
Помни: труд не даст плодов
Без учебы, без науки.
Будь готов!
– Всегда готов!
В жизнь идя победным маршем,
В шуме битвы и трудов
Смену дать героям старшим
Будь готов!
– Всегда готов!
Взглядом ясным и без-страшным
Различать умей врагов.
За друзей стоять отважно
Будь готов!
– Всегда готов!
Будь готов всегда вступиться
За калек, сирот и вдов
И за правду встать, как рыцарь,
Будь готов!
– Всегда готов!
Будь готов отдать все силы
Делу славному отцов,
Послужить Отчизне милой
Будь готов!
– Всегда готов!…»

И дураку станет ясно, что после таких восторженных клятв и стихов мы, малолетки, готовы были наизнанку вывернуться и выше собственной головы прыгнуть, чтобы угодить старшим и заслужить от них похвалу. Чтобы вырасти и стать достойными комсомольцами, сиречь перейти на следующую ступень духовно-нравственного развития и первый свой красный билет от родного и любимого государства с гордостью получить. Для этого мы угорело носились по городу, по квартирам и домам, как сейчас помню, собирали у стариков металлолом и макулатуру и таскали это всё в школу, надрывая спины и животы. Батареи таскали чугунные сообща! – вот ведь до чего доходило! Мы знали, что должны быть трудолюбивыми и бережливыми, что обязаны помогать государству нас без-платно кормить и поить, растить, учить и воспитывать – и не хотели быть нахлебниками-дармоедами, позорить своих работящих отцов и матерей.

Зато мы очень хотели быть похожими на благородного и великодушного гайдаровского Тимура в те годы, а уж никак не на подлеца и мерзавца Мишку Квакина. Не все, разумеется, нет! – но большинство. А старики для нас вообще были людьми почти что святыми и неприкасаемыми. Мы заботились о них по возможности, помогали копать огороды весной одиноким старушкам, воду таскать из колонок, ремонтировать сарай и забор. Так нас тогда воспитывали – в уважении к старикам, инвалидам и детям. Обидеть или обмануть малолетку, старикашку слабого и убогого было для нас, пионеров, грешно (теперь говорят западло): мы себе такого не позволяли…

А в середине 8-го класса меня приняли в комсомол, и мы, старшеклассники, стали петь уже иные песни, не менее первых восторженные и прекрасные. Такие, к примеру:

«Хорошо над Москвою-рекой

Услыхать соловья на рассвете.

Только нам по душе непокой –

Мы сурового времени дети.

Комсомольцы-добровольцы!

Мы сильны нашей верною дружбой.

Сквозь огонь мы пойдём, если нужно,

Открывать молодые пути.

Комсомольцы-добровольцы!

Надо верить, любить беззаветно,

Видеть солнце порой предрассветной, –

Только так можно счастье найти.

Поднимайся в небесную высь,

Опускайся в глубины земные.

Очень вовремя мы родились.

Где б мы ни были – с нами Россия!

Лучше нету дороги такой, –

Всё, что есть, испытаем на свете,

Чтобы дома над нашей рекой

Услыхать соловья на рассвете.

Комсомольцы-добровольцы!

Мы сильны нашей верною дружбой.

Сквозь огонь мы пойдём, если нужно,

Открывать молодые пути.

Комсомольцы-добровольцы!

Надо верить, любить беззаветно,

Видеть солнце порой предрассветной, –

Только так можно счастье найти».

/Слова Е.Долматовского. музыка М.Фрадкина/.

А на первомайских и октябрьских массовых праздничных демонстрациях и гуляньях мы хором и с удовольствием распевали вместе со всем народом великие советские марши все 70-е годы:

«В буднях великих строек,

В весёлом грохоте, в огнях и звонах,

Здравствуй, страна героев,

Страна мечтателей, страна учёных!

Ты по степи, ты по лесу,

Ты к тропикам, ты к полюсу

Легла, родимая, необозримая,

Несокрушимая моя!

Нам нет преград ни в море, ни на суше,

Нам не страшны ни льды, ни облака.

Пламя души своей, знамя страны своей

Мы пронесём через миры и века.

Нам ли стоять на месте?

В своих дерзаниях всегда мы правы.

Труд наш есть дело чести,

Есть дело доблести и подвиг славы.

К станку ли ты склоняешься,

В скалу ли ты врубаешься, –

Мечта прекрасная, ещё не ясная,

Уже зовёт тебя вперёд.

Создан наш мир на славу,

За годы сделаны дела столетий.

Счастье берём по праву,

И жарко любим, и поём как дети.

И звёзды наши алые

Сверкают небывалые

Над всеми странами, над океанами

Осуществлённою мечтой.

Нам нет преград ни в море, ни на суше,

Нам не страшны ни льды, ни облака.

Пламя души своей, знамя страны своей

Мы пронесём через миры и века».

Это знаменитый «Марш энтузиастов» – одна из любимейших моих песен когда-то, слова к которой написал А.Д’Актиль, музыку – И.Дунаевский. Подобные марши и мёртвого из гроба подымут, не правда ли, а больного в два счёта вылечат и работать на благо любимой Отчизны заставят по собственной воле. Они и поднимали, и заставляли, и стимулировали советский труд…

Но самой любимой из всех у меня всё-таки тогда была и до сих пор остаётся изумительная по качеству, красоте и широте, по духоподъёмной мощи песня «Широка страна моя родная», написанная В.Лебедевым-Кумачом и всё тем же И.Дунаевским. Это была и не песня уже, а своеобразный манифест или гимн народный, или же краткая и зарифмованная история нашей родной Советской страны, написанная для потомков; история её качества, единства и мощи, и поразительного внутреннего устройства. Она неслась на праздники из всех репродукторов и громкоговорителей СССР, и мы её дружно и удало на демонстрациях пели.

«Широка страна моя родная,

Много в ней лесов, полей и рек!

Я другой такой страны не знаю,

Где так вольно дышит человек.

От Москвы до самых до окраин,

С южных гор до северных морей

Человек проходит как хозяин

Необъятной Родины своей.

Всюду жизнь привольна и широка,

Точно Волга полная течёт.

Молодым – везде у нас дорога,

Старикам – везде у нас почёт.

—————————————

Наши нивы глазом не обшаришь,

Не упомнишь наших городов,

Наше слово гордое “товарищ”

Нам дороже всех красивых слов.

С этим словом мы повсюду дома,

Нет для нас ни чёрных, ни цветных,

Это слово каждому знакомо,

С ним везде находим мы родных.

——————————————–

Над страной весенний ветер веет,

С каждым днём всё радостнее жить.

И никто на свете не умеет

Лучше нас смеяться и любить.

Но сурово брови мы насупим,

Если враг захочет нас сломать, –

Как невесту, Родину мы любим,

Бережём, как ласковую мать.

Широка страна моя родная,

Много в ней лесов, полей и рек!

Я другой такой страны не знаю,

Где так вольно дышит человек».

В этой песне всё – правда, от первого и до последнего слова. Так именно тогда всё и было в действительности, точно так! Советские граждане были хозяевами в своей родной стране, впервые со времён порабощённой Московии и Великой Тартарии; молодым везде была дрога, а немощным старикам – везде уважение и почёт; и, наконец, как невесту мы свою Родину тогда любили и берегли как ласковую мать. Отсюда – и такое поразительное, почти что мистическое воздействие на слушателей и народ: каждый звук и каждое слово песни остро резонировало в душе советского человека и отдавалось великим праздником по клеточкам и по нервам и такой же великой созидательной и творческой энергией…

И чего удивляться, что за 10-ть предвоенных лет мы подняли из нищеты страну по просьбе партии и правительства и стали вровень с Европой по технической оснащённости, чего прежде никогда не было при царях! Оружие и амуницию, боевую технику ту же мы при Романовых всегда закупали на Западе за золото и ресурсы. Чего удивляться, что мы выиграли в 1941-45 годах самую лютую, широкомасштабную и кровопролитнейшую из войн, Великую Отечественную, разгромив в пух и прах всю коричневую Европу, по сути! А до этого одолели японцев и финнов.

При генералиссимусе Сталине, надо сказать, мы вообще не проиграли ни одной войны, включая сюда и Гражданскую, где Иосиф Виссарионович (и это теперь упорно скрывается) был одной из ключевых фигур в руководстве РККА, успешно воюя и против Краснова, и против Деникина, и против Юденича.

Чего удивляться, спросим далее, что после окончания ВОВ за каких-то пять лет всего мы полностью восстановили разрушенный немцами СССР, стабилизировали финансовую систему, материальное снабжение и первыми же отменили карточки, между прочим, на основные продукты питания, раньше хвалёной Англии даже! Фантастические показатели самоотверженного труда рабочих, крестьян и учёных, чиновников всех мастей, как и невиданного ранее массового героизма солдат и офицеров на полях сражений и стальной государственной воли в тылу, которые навряд ли удастся кому-либо превзойти в обозримом будущем… {4}

А всё потому подобное происходило в советской России, что государство было тогда родным и желанным для простого народа. Как и его великие, самоотверженные и фанатичные руководители со Сталиным во главе – мудрецы, аскеты и трудоголики, гении и всенародные любимцы (а не пигмеи, не жулики, как теперь). Люди боготворили и верили им, неутомимым кремлёвским сидельцам, люди за ними шли поголовно и безоговорочно в огонь и в воду. Знали, были уверены на все сто, что и вооружались, и оборонялись они, простые советские граждане, муки немыслимые терпели в тылу, геройствовали на фронте исключительно за себя, а не за чужого дядю – не за помещика и попа-мироеда, как раньше, не за вороватого управляющего-нацмена. И уж, тем более, не за олигархов нынешних и банкиров, без-принципных и без-родных хищников и ворюг. Для себя же и собственного светлого будущего они, наши героические и богоподобные отцы и деды, одухотворённые и пламенные строители коммунизма, родную страну потом поднимали, из руин восстанавливали после военной разрухи. Это было тогда и ребёнку ясно – такая нехитрая социальная психология, – но уже и взрослому дяде, зомбированному перестройкой, это совсем не ясно теперь!

Оттого-то, повторюсь, и стройки были тогда великими и массовыми на удивление, и победы оглушительными, всемирными и запоминающимися, от которых мороз по коже бежит до сих пор как от белоснежных гор Кавказа. И духоподъёмные песни рождались обильно в народных мозгах и сердцах по той же самой причине (которые в страшных снах, вероятно, снятся бездарям нынешним во главе с Гуцериевым и Крутым), и пели мы их громко, согласно и мощно – на радость самим себе, а врагам на горе. Пели так, что негодяи, мерзавцы и подлецы, барыги, спекулянты и казнокрады от страха прятались по щелям – и не вылезали оттуда долго, как тараканы при виде света, поганых голов не высовывали из щелей, не смущали честной народ своими мерзкими и пошлыми харями.

И так оно в точности всё и было – погань и мерзость, откровенное делячество и паразитизм мы рядом с собой мало видели в приснопамятные 1970-е годы. Советская социальная стерильность многих тогда поражала – и восхищала одновременно, радовала!!!

———————————————————

(*) Историческая справка. Во второй половине 1950-х годов партийный лидер Н.С.Хрущёв бросил клич молодёжи: помочь государству поднять Целину. И миллионы пылких парней и девчат, не задумываясь, откликнулись на призыв о помощи, собрались, запрыгнули в поезда с рюкзаками и гитарами – и помчались навстречу неведомому. Потому что так было надо, так воспитали их, потому что родная партия попросила. Чего ж не помочь?! И помогли – Целину подняли!!!

Потом и Л.И.Брежнев обратился за помощью к молодым строителям коммунизма – необходимо было начать строить БАМ для освоения Сибири и крепкой связи её с Дальним Востоком. И опять миллионы желающих, миллионы пылких сердец помчались по зову партии к чёрту на кулички по сути, жили в палатках и бытовках там десятилетиями, мёрзли и голодали, мучились от разных болезней и комариных укусов – но магистраль строили, не сдавались, не бросали начатое дело и не сматывались как трусы домой…

А вот если бы В.В.Путин сейчас попросил молодёжь, допустим, что-то Великое помочь построить для государства, – откликнулись бы парни и девушки новой России на его призыв? Я думаю, что и ухом не повели, не чухнулись и даже бы не зачесались. Зачем и кому нужны теперь самопожертвование и героизм, в новой-то и “свободной” России? Чтобы потом абрамовичи с рабиновичами и шухермахерами построенное захватили ловко, приватизировали и набивали карманы себе? Нет уж, решила бы молодёжь резонно, сами пусть теперь и строят, и потом распоряжаются, как хотят. Хотя бы по-честному будет, а не как в 90-е – на дурника!…

———————————————————

И чего удивляться, спрошу ещё под конец, вопрос риторический задам читателям для самоуспокоения, что эти великие и волшебные песни так ненавидят теперь новые российские власти, анти-русские и анти-советские как на подбор, запрещают артистам их петь с эстрады под страхом отлучения от публики и от профессии? Подобные песни для них, упырей, – СМЕРТЬ, как и Божье проклятие для грешников.

Поэтому-то с эстрады теперь одну похабщину с блатотой и поют сегодняшние “народные” и “заслуженные”, Розенбаумы и Шифутинские, которую мы молодыми разве что в подворотнях пели, и за которую нас тогда к участковым таскали по кляузам соседей, срока обещали дать. А сейчас ничего, сейчас чем пошлее и гаже – тем лучше. Гаденьким людям и песни гаденькие подавай – это закон такой существует в природе…

9

Ленин и Сталин, помимо прочего, помимо гуманистического и социалистического, прогрессивного, нового и передового, что ими было принесено в жизнь и государственное строительство, были ещё и великими интеллектуалами и тружениками, не выпускавшими книги из рук до последних дней, о чём вкратце упоминалось выше. Оба оставили после себя, помимо великого и могучего государства, ещё и целые корпуса сочинений. Ленин – в 55-ти томах; Сталин – в 18-ти (для сравнения: Борис Ельцин оставил после себя целую гору пустых бутылок на даче, народные проклятья и слёзы, разрушенную страну и сотню прожорливых олигархов вдобавок, сосущих из народа кровь; а что останется после Путина? – время покажет). Ленин писал сложно, хотя много и быстро. Сталин писал мало и тяжело, зато куда понятнее и проще для простого читателя. Читать Сталина ввиду этого – истинное удовольствие: всем советую это сделать, кто вообще любит читать, да ещё и узнавать ПРАВДУ при этом, а не убивать время от скуки, когда до чёртиков надоели кроссворды и судоку. Для таких скучающих и тоскующих – Маринина, Устинова и Дарья Донцова.

Сталинский же «Краткий курс истории ВКП(б)» – первоклассный экскурс в Русское прошлое, царское и советское, добротный школьный и вузовский учебник, что стоит всего современного бреда либеральных историков и публицистов, пытающихся своим куриным умишком препарировать и анализировать предреволюционную и революционную эпоху. Понятно, что сия титаническая задача непосильна для них, сребролюбцев и лилипутов, проявляющих активность не по разуму. Но – на чужой роток не накинешь платок, и дорогу к научной деятельности бездарям не перекроешь.

А ещё «Краткий курс истории ВКП(б)» – единственный и самый надёжный к сердцу Сталина ключ, других нет, что даст возможность думающему читателю понять если и не душу Вождя, не первопричину его поступков: этого уже не поймёт и не узнает никто! – то его реакцию, по крайней мере, на те или иные первостепенной важности события, в которых он принимал самое непосредственное участие как многолетний лидер ВКП (б) и всего советского государства…

Одно их, Ленина и Сталина, крепко объединяет и роднит в интеллектуально-просветительском плане: и тот и другой мечтали через привнесённое ЗНАНИЕ осчастливить мiр, научить людей уму-разуму и широко открыть им глаза, сделать людей духовно зрячими и подкованными – и оттого могучими, стойкими и неодолимыми, недоступными для происков тёмных сил, для мировой закулисы.

Оба были, и про это тоже уже писалось, суровыми аскетами и без-сребрениками, способными жить где угодно и как угодно, хоть в конуре и берлоге, – лишь бы в покое и тишине, и в обнимку с книгой. Поэтому-то они и не боялись ссылок и испытаний – думая и работая, просто не замечали их. Оба всю жизнь проходили в старых заношенных вещах и питались картошкой, капустой и хлебом – без изысков. Гурманами-сладкоежками ни тот и ни другой не были, скорее наоборот. Сталин, правда, ещё любил виноградный сок – но это всё мелочи… И народ свой они воспитывали так же – аскетом и не-стяжателем, и тружеником великим, мыслями, душами и сердцами устремлённым в Вечность, в БЕЗ-СМЕРТИЕ…

10

Едва-едва придя к Власти в стране, Ленин озвучил народу свой самый великий лозунг – «Учиться, учиться и учиться», – который в 1970-е годы висел в вестибюлях и актовых залах каждой советской школы – как мудрое напоминание о единственном по-настоящему стоящем предназначении человека: становиться умным, грамотным и прозорливым, поднимать свой эволюционный потенциал до максимально возможной величины и из животного состояния, в котором рождаются и пребывают все, постепенно переходить в божественное… Правда, этого дополнения на плакатах не было, не писалось в качестве целебной и мудрой подсказки. И зачем надо было детям учиться, да ещё и так настойчиво, троекратно? – Ленин не пояснял, не расшифровывал скрытую в лозунге мысль, оставляя расшифровку потомкам как от потаённой двери волшебный ключ, за которой – СЧАСТЬЕ!

До расшифровки лозунга, повзрослев и поумнев, мы сами уже потом доходили. И понимали с восторгом и удивлением, тряся задумчиво седой головой под старость, какой же всё-таки умница был наш Владимир Ильич, с первых дней настойчиво призывавший детишек Советской России садиться за парты, пока ещё силы и время есть, и настойчиво грызть гранит НАУКИ. И через добытое ЗНАНИЕ, которое есть СИЛА, поднимать свой эволюционный потенциал, культурный и образовательный уровень. Чтобы в итоге стать ВЕЛИКАНОМ земным, Гулливером, а если получится – то и ТВОРЦОМ-ДЕМИУРГОМ! Именно и только так! Ибо неграмотный человек – существо несчастное, слабое и ото всех зависимое, как инвалид или тот же Маугли, забитое, затюканное и обездоленное, первый объект атаки социальных хищников и паразитов.

«Только невежество открывает дорогу Злу» – лаконично и чётко дополнил без-смертный ленинский лозунг Н.В.Левашов, последний русский великий мыслитель, пророк и гений, ПОСЛАНЕЦ НЕБА, ИЕРАРХ СВЕТЛЫХ КОСМИЧЕСКИХ СИЛ, принёсший на Мидгард-землю великие книги и мысли. И ОТКРОВЕНИЕ! – Которое, однако, упорно скрывают теперь, и до которого нам всем надобно ещё дорасти, всем существом своим дотянуться…

11

Претворять наказ Владимира Ильича в жизнь пришлось уже его апостолу Сталину в 1930-е годы. Ускоренная индустриализация, объявленная партией и правительством для подготовки к войне, с неизбежностью вытащила на свет Божий два могучих звена в цепи широкомасштабных преобразований – коллективизацию и культурную революцию. Первая потребовалась для того, чтобы без-перебойно снабжать великие стройки социализма хлебом. Вторая – чтобы быстро обучить народ легко управляться с фабрично-заводскими станками и производимой на них сложной техникой. А в случае войны легко переобучить и пересадить людей с комбайнов и тракторов на танки и самолёты. Что и случилось в итоге: проблем с образованными и технически-подготовленными кадрами не наблюдалось во время войны. В изобилии было и лётчиков, и танкистов, и артиллеристов, и механиков на фронте! И блестящих учёных и инженеров-конструкторов в тылу! А после войны страна и вовсе приступила к реализации двух поистине уникальных стратегических проектов – покорение Космоса и Атома!… И по тому, как быстро она, страна Советов, с ними обоими справилась, было ясно, что сталинская культурная революция прошла на УРА и дала блестящие всходы. Советский народ впервые за последние 300 лет был поголовно грамотным и легко управлялся с такими, например, архисложными наукоёмкими и технологическими задачами, которые даже и хвалёному и сытому Западу были не всегда по силам и по плечу: с освоением Космоса, например, мы Запад заметно опередили.

При Сталине мы бы и с любыми задачами справились – до того тогда вера могучей и крепкой была в себя и свои возможности, до того творческий потенциал народа был недосягаемо высок! Мы и сейчас, обобранные и униженные перестройкой и олигархами, без войны и дележа земли завоевателями-чужеземцами живём лишь потому только, что на вооружении у нас стоят ракеты с ядерными боеголовками, задуманные и запущенные в производство великим Сталиным. Не будь у нас их, – и Россия как государство давно уже перестала бы существовать в своих советских границах. Ибо ни для кого не секрет, что в современном сверхжёстком мире только ядерное оружие и позволяет ещё спокойно жить и сохранять свой народ и свою территорию…

И получается, как бы ни злобствовали теперь либералы, науськиваемые евреями, что ускоренная индустриализация, коллективизация и культурная революция в целом были и насущно необходимыми, и чрезвычайно плодотворными сталинскими проектами по созданию в кратчайшие сроки великой и могучей Державы, – проектами стратегически-выверенными и безупречными, рассчитанными на длительную перспективу. А главное – подведшие русский народ к «осознанию отечественных творческих сил» благодаря уникальной советской образовательной системе и советской же ШКОЛЕ, заставившие народ поверить в себя, узнать из Истории прошлого, что русские люди – гении и творцы изначально! А не рабы, не лодыри и не дебилы, – как нам внушали Романовы 300 лет, будь они все прокляты!!!

Если бы не эти проекты, – в 1949 году мы не разработали бы собственную атомную бомбу для защиты от американских угроз; в 1954 году в СССР не была бы создана первая в истории человечества атомная электростанция в Обнинске; а в 1957-м наша страна первой не осуществила бы выход в космическое пространство, не запустила первый искусственный спутник Земли и не ввела это русское слово, спутник, во все языки мира; а в 1961 году с успехом не отправила бы в космос первого землянина-земляка, русского человека и космонавта Ю.А.Гагарина.

Жажда интеллектуального лидерства и первенства, мирового научно-технического господства даже было, в сущности, совершенно НОВЫМ для России явлением, которое породили великие сталинские начинания…

———————————————————

(*) Историческая справка. Прагматичные и расторопные американцы, к слову, поражённые невиданными советскими научно-техническими достижениями и открытиями 1940-60-х годов, промышленно реализованными, что существенно, и за достаточно короткий срок, – так вот американцы полностью перестроили систему высшего и среднего образования в США на советский лад. Даже и специальный закон об этом приняли… И в современном Израиле, как знатоки-политологи утверждают, бывавшие там на отдыхе или в командировках, юных евреев учат по старым советским учебникам, по которым учили советских детишек при Сталине ещё. Очень они евреям нравятся будто бы из-за своей безупречной ясности, очевидности и простоты… У нас же, наоборот, давно уж их запретили в школах – пособиями Колмогорова и других околонаучных дельцов заменили, которые знаний мало дают – лишь детишками мозги засоряют. И скорее всего – сознательно…

———————————————————

12

Я очень хорошо помню ту эпоху и ту страну – «страну героев, страну мечтателей, страну учёных»! Страну, в которой мы, молодые парни и девушки, были душами и мыслями своими устремлены ввысь – к вершинам МИРОВОГО ДУХА. Не все, повторю ещё раз, – но очень и очень многие.

Во второй половине 1970-х годов, когда я учился на мехмате, в России очень модно было быть умным, образованным, творчески-одарённым человеком, внутренне-широким и великодушным. Модно было учиться в лучших вузах страны, среди которых особенно выделялся МГУ имени Ломоносова, безусловно, Главное здание которого на Воробьёвых (Ленинских) горах и по сию пору является чудом мировой монументальной архитектуры – похлеще любых готических соборов, ратушей и пирамид!!! – и последним сталинским строительным детищем, щедрым подарком потомкам. От одного гордого вида которого, между прочим, упыри-ельцинисты бесятся как черти на сковороде. А недавно совсем они, распоясавшиеся, и вовсе планировали заслонить сей архитектурный шедевр бронзовым истуканом Владимира-крестителя. Представляете?!!!… Кто уж там, в окружении Путина, такому откровенному паскудству и надругательству помешал, глумлению и кощунству над памятью Вождя народов? – не известно. Но то были истиннорусские люди, великие патриоты своей страны – и города Москвы, как Российской столицы…

Учась в Университете, мы старались объять всё – буквально. И учёными мечтали стать, и поэтами и писателями одновременно. На гитаре учились играть все поголовно, запоем читали на старших курсах и знали наизусть стихи Пушкина с Лермонтовым, Блока, Есенина, Маяковского и Рубцова. Ходили в походы на байдарках, ездили в стройотряды и на КСП, активно занимались спортом.

На территории Главного здания, со стороны зоны «Б», между улицами Лебедева и проспектом Вернадского расположен огромный спортивный комплекс (кластер по-новому если, по-современному). Там и университетский стадион расположен, и многочисленные баскетбольные и мини-футбольные площадки, легкоатлетический манеж и трёхзальный корпус для круглогодичных игр и соревнований университетских баскетболистов, гандболистов и волейболистов. Даже и собственный бассейн у нас был для студентов-пловцов и сборной команды МГУ по водному поло, неоднократной чемпионки СССР.

Так вот все эти площадки, залы, манеж, бассейн и стадион никогда не пустовали в течение всего года: до обеда там укрепляли здоровье студенты на занятиях по физкультуре, обязательные для всех с первого и по третий курс включительно. А после обеда начинали заниматься воспитанники Центральной секции МГУ, и преподавателей физкультуры уже тренера сменяли, бывшие большие спортсмены, часто – заслуженные мастера.

Я, например, все пять лет занимался лёгкой атлетикой в Манеже под руководством Юрия Ивановича Башлыкова, заслуженного мастера спорта СССР, бывшего олимпийца и удивительного, добрейшей души человека, каких я мало потом встречал, – человека русского до мозга костей, светлого, чистого, совестливого и сверхнадёжного. Низкий поклон ему и вечная от меня память, живому ещё или уже покойному… Так вот, приходил я в Манеж в 17.00 со спортивной сумкой, а он уже битком был забит: сотни парней и девчат там носились кругами по четырём дорожкам, старт отрабатывали или барьерный бег, отжимались, качали пресс на гимнастических стенках, в длину и высоту прыгали, работали со штангой. И не только действующие студенты и аспиранты это делали, но и бывшие, то есть выпускники, что окончили Университет лет 5, а то и все 10 назад. Но всё равно они приезжали к нам по зову души и сердца, с удовольствием общались, узнавали последние новости, молодость вспоминали и годы студенческие, а заодно и здоровье своё поддерживали тренировками, силу. И никто их не выгонял из переполненного Манежа, наоборот – рады были совместным тренировкам, общениям и встречам. Так вот и поддерживалось оно годами – знаменитое студенческое братство…

А лет пять назад, помнится, я решил в очередной раз посетить родной и любимый Университет, по которому до сих пор грущу и скучаю. Так вот, приехал к Главному зданию на автобусе, походил-погулял вокруг, на спортивные площадки зашёл с замиранием сердца, в Манеж – и поразился увиденному, обомлел. Площадки и Манеж были абсолютно пусты, не единой живой души я там не увидел, будто бы Университет мой вымер. Занятия спортом не в моде теперь: нынче у студентов иные приоритеты и ценности.

Какие? – я понял сразу же, к немалому ужасу своему, как только из автобуса вышел, и Главное здание по периметру обошёл по старой своей привычке. И увидел, что всё свободное пространство вокруг, поляны, тротуары и проходы были плотно заставлены дорогими автомобилями, на которых студенты на занятия теперь приезжают. Это стало обязательным атрибутом у них: те, кто на общественном транспорте на учёбу ездят, – уже изгои и недочеловеки в нынешней молодёжной среде, лузеры.

Понятно, что при таком сугубо-потребительском отношении к жизни и такой материалистической психологии студенты с утра и до вечера только о деньгах и думают, как бы им бабла поболее нарубить на бензин и на “тачки”. Сидят на лекциях, вероятно, и в планшетники свои напряжённо пялятся, пальцами в них усердно тыкают: что-то покупают и продают, следят за курсами валют и биржами… Ну и какая учёба при таком-то их состоянии мыслей? – скажите, ответьте на милость! Только деньги одни у них у всех на уме с утра и до вечера. Деньги, деньги и ещё раз деньги! Осатанела страна от них, совсем потеряла голову, честное слово! Господа-ельцинисты нас с головой окунули в делячество и ужасающий материализм, в еврейские мутные игры, где мы уже 30 лет барахтаемся как слепые котята в дерьме – и выползти всё никак не можем на Свет Божий.

При нас такого позора и разврата не было никогда. Я это хорошо помню. При Советской власти мы, советские граждане, про деньги не думали с молодых лет – совсем про другое думали. Тогда, повторю это с гордостью в очередной раз, мы кичились друг перед другом знаниями и умом, количеством познанного, прочитанного и запомненного. Теперь же студенты меряются марками машин: у кого они современнее, дороже и круче, – только этим… При коммунистах на огромнейшей территории МГУ машин вообще не было – ни чужих, ни своих, ни даже и профессорских. Теперь одни иномарки только и видно везде как на площадках автозаводов…

13

Но это совсем не значит, что у народа не имелось денег в наличии, или что их при желании нельзя было заработать где-то, отнюдь нет. Я, например, четыре студенческих года ездил в стройотряд в Смоленскую область, строил там со своими товарищами по мехмату коровники. Привозил со стройки хорошие деньги – в среднем по 1 200 советских рублей. И когда закончил мехмат, на сберкнижке у меня лежала приличная сумма в 5 000 рублей: столько тогда автомобиль «Жигули» стоил первой модели, который бы я при желании мог купить, и купил впоследствии. Я был зажиточным молодым человеком в те годы… И при этом при всём, повторю, я о деньгах никогда не думал: у меня были в Советское время совершенно иные ценности и приоритеты.

И другие люди в основной массе своей жили так же, как и я, с таким же к деньгам отношением. Кто хотел заработать на что-то, или кто деньги больше жизни любил – те куда-то ехали и зарабатывали. А кто не хотел, кто просто мечтал тихо и спокойно пожить в кругу семьи, под домашним русским солнышком нежиться – такие тоже не умирали с голоду. Сыты были, здоровы и счастливы…

В моём родительском доме, что в Богородицке, жила, например, в последней четвёртой квартире у нас семья: бабка, Богданова тётя Наташа, дочь её тетя Нина с мужем дядей Сашей Сапроненко и двое их ребятишек, сын Сашка и дочь Татьяна – мои детские товарищи. В Татьяну тогда я и вовсе был тайно влюблён: гарная была в те годы дивчина, как персик сочная.

Так вот, дядя Саша этот, как по его фамилии легко догадаться, был потомственным хохлом, оказавшимся в нашем среднерусском городе по какой-то неясной причине: я не знаю её. Знаю только одно, помню это отлично, что до денег он был страшно жадным, патологически можно сказать; да и супруга его такая же точно жадоба была: всё его при людях срамила, что мало, дескать, он зарабатывает, не хватает ей. Хотя зарабатывал дядя Саша прилично, работая шофёром на Скорой помощи, не меньше всех остальных. Но алчной супружнице его всё равно было этого мало, как известной старухе из сказки Пушкина про рыбака и рыбку. Пилила она мужика, пилила, короче, – и допилила до того, что тот однажды плюнул на всё, бросил работу, бросил семью и детей – и завербовался на Чукотку: погнался за длинным рублём, как у нас тогда говорили. Зарабатывал там и вправду прилично: по 800, по 1000 рублей в месяц, по его словам. И это было очень много в сравнение с нашими городскими заработками. Мой батюшка, например, 200 рублей ежемесячно получал, даже и работая мастером, а под конец – начальником участка в Горэлектросети. Но ему и нам этого за глаза хватало, поэтому-то и не заводилось в нашей семье никогда разговоров про какую-то там Чукотку и длинный рубль. Мы батюшку слишком сильно любили, чтобы к чёрту на кулички его услать и на годы избавиться от него, вычеркнуть его из жизни…

А в классе у меня был товарищ, Юрка Апаев, воин-десантник впоследствии. Так у того отец и вовсе на Шпицберген завербовался, когда нам с сыном его лет по 14-ть было. Отработал он там три года по контракту, кажется, вернулся с «Волгой» домой и с приличными деньгами в кармане. Жил потом – не тужил, и уже нигде не работал… И на Дальний Восток люди из нашего города регулярно уезжали на заработки, когда путина там начиналась и рыбзаводы трещали от минтая и от трески, от кальмаров и крабов тех же. И тоже потом, возвращаясь обратно домой, не бедствовали, наоборот – хорохорились и козырились сильно своим богатством и оборотистостью.

Кто хотел заработать, словом, кто на больших заработках и вещизме помешен был – те легко и без труда это делали: куда-нибудь ехали и зарабатывали – калымили, понимай, “капусту рубили”. Было б желание только – потей и трудись на здоровье: кто ж против. Проблем и вопросов не было никаких к государству в этом денежном смысле: грех было жаловаться.

Но основная масса народонаселения страны Советов к деньгам равнодушна была по-ленински и по-сталински – и правильно делала, как это теперь представляется, абсолютно правильно. Не алчные и не жадные до денег советские люди читали книги и журналы запоем, активно занимались самообразованием и самосовершенствованием, духовным и нравственным развитием, семьёй; ну и спортом ещё по молодости мы занимались все поголовно почти, или же по телевизору спорт смотрели – и тоже массово. За различные сборные команды СССР болели дружно, всей страной, которые из-за этого и побеждали почти что всегда и везде, и всех, устанавливали фантастические рекорды. Мы знали тогда в лицо большинство известных спортсменов Союза, как и их достижения. А не курсы валют в обменникак – как сейчас!

А ещё советские люди, соборные и коллективные по природе своей, в те годы на демонстрации Первомайские и Октябрьские собирались в шеренги шумные и весёлые с замиранием сердца, и бодро шагали по улицам и площадям родных городов в колоннах праздничных, трудовых, размахивая плакатами, знамёнами и цветами, портретами партийных вождей. Песни задорные пели согласно и мощно при этом, победные марши, о чём я подробно уже говорил, – и искренне славили свою родную страну, советскую и социалистическую, поистине-народную, свободную и справедливую.

А после праздников, парадами и вечерними массовыми гуляниями возвышенные, приободрённые и просветлённые, ходили на работу буднично и делово: ВСЕ ходили, заметьте, ибо безработицы тогда у нас не было и в помине, – выполняли положенный план, а по вечерам возились на огородах и дачах всё лето – и были необычайно спокойны и счастливы, довольны и горды собой! Потому что были уверены в завтрашнем и послезавтрашнем дне, держали в чистоте СОВЕСТЬ и ДУШУ РУССКУЮ – баблом и стяжательством их не марали, не пачкали, не поганили.

И разве же это плохо было, подумайте и скажите, люди – душевно чистыми и спокойными быть?!!! Разве ж худ был Советский строй – и Советская власть, что тот строй возвела в Октябре Семнадцатого, крепила и потом 75-ть лет поддерживала?!…

Часть четвёртая

1

Теперь же всё разительно переменилось в новой и “свободной” России и встало с ног на голову как в страшном, болезненном и без-конечно-длинном сне, которому конца и края что-то пока не видно. Гайдаровские Мишки Квакины – ничтожества, бездари и подлецы, чревоугодники, негодяи и прохиндеи с рождения, отъявленные двоечники и мальчиши-плохиши, безродные космополиты и “перекати поле” все как один, у которых родина там, где задница в тепле и валютные счета в банках! – такие вот смрадные типы теперь “наверху” сидят в мягких чиновничьих, фирменных и депутатских креслах – определяют политику нашего государства. Все в шоколаде, в достатке, в почёте и славе, в сытости. У каждого – по десять жён и любовниц, по сто особняков и квартир! И в каждом особняке – рабы! и клад на миллионы долларов! Безнравственность там, “наверху”, полнейшая!

И никто не пресекает её, безнравственность общероссийскую, тотальный грабёж и разврат, не останавливает, даже и не пытается: это становится нормой. Мало того, “верхи” в открытую смеются уже над нами, “низами”, такими-де не оборотистыми, не ловкими и не удельными, открыто презирают нас – что мы не держим нос по ветру, как они, честью и совестью не торгуем, зарубежных счетов не имеем, с одной женою живём и без любовниц. «Родину как невесту продолжаем любить и беречь как ласковую мать», в светлое будущее всё ещё по привычке верим, в равенство, братство, социализм… Но главное – перед захватчиками-евреями не кланяемся в три погибели, не унижаемся и не лебезим – свободные и гордые по привычке ходим, как и раньше. Для них, “верхов”, это вообще чудно – такое наше вызывающе-дерзкое с иудеями поведение, крайне недальновидное, глупое и непрактичное на их перестроечный взгляд. Неразумно мы, одним словом, живём, патриоты русские, простолюдины, как им это из министерских и депутатских покоев видится: не на тех учимся, не там работаем, держимся не за тех, не так и не тому верим…

С начала 90-х годов, с приходом в Кремль Б.Н.Ельцина, советская «страна героев, страна мечтателей, страна учёных», где каждый человек «был хозяином необъятной Родины своей», – такая страна превратилась вдруг в западную колонию с колониальной же администрацией в Кремле. Или же в дойную корову Европы и США – поставщицу без-платных людских, сырьевых и интеллектуальных ресурсов, – и в помойку одновременно, в публичный дом и кабак, в вертеп глумления и разврата, – какой она и была до Октября Семнадцатого, и что большевики на радость нам, славянам-русичам, прекратили.

А ещё Россия Ельцина, а теперь вот и Путина, стала страной аферистов, жуликов и барыг; страной олигархов с двойным и тройным гражданством, банкиров-ростовщиков, биржевых маклеров и валютных спекулянтов. Страной пустомель, наконец, шоуменов и теле-клоунов, дебилов и ПРОСТИТУТОК всех уровней и мастей, готовых любому продаться, и продать молодое тело своё, длинный язык и душу!!!

Перечисленные деятели, воспитанники масонских клубов и лож, только и делают вот уже 30-ть лет, что воруют и торгуют без-совестно и безбожно, и без-перебойно переправляют на Запад богатства нашей страны – новой своей и самой богатой колонии. Они набивают карманы на этом узаконенном грабеже и разоре, скупают всё, что только можно скупить, до чего дотягиваются их липкие руки, ежедневно жрут и пьют от пуза в дорогих кабаках, грешат и развратничают по-сатанински дико, куражатся и дуреют от безнаказанности! И при этом упорно убеждают нас, православных русских насельников, агитками солженицыных и устами прикормленных теле-говорунов, что это-де правильно и законно, что так оно всё именно и должно, и обязано быть в цивилизованном мiре: когда меньшинству – всё, а большинству – ничего. В этом, дескать, и заключается истинное счастье и демократия!!!

В современной России Ельцина и Путина БОЛЬШИЕ ДЕНЬГИ стали для молодёжи главным ориентиром и божеством, мерилом качества человека. Причём, НЕ ТРУДОВЫЕ и не КРОВНЫЕ деньги, как раньше, полученные за УДАРНУЮ РАБОТУ на стройках социализма, допустим, или же на шабашках тех же, – а ЛЕВЫЕ и ШАЛЬНЫЕ, полученные путём торговли, биржевых спекуляций, обмана или же откровенного бандитизма и воровства. Но вернее и лучше, больше и надёжнее всего – путём разграбления бывшей советской госсобственности, что получило ещё со времён Чубайса поэтическое название приватизация!!!

Великое слово РАБОЧИЙ уже не звучит гордо, как раньше. Быть рабочим стало уже западло. Про крестьян и не говорю – их, бедных, вообще зачморили и перепачкали грязью так, что уже и не отмоются, вероятно. Крестьянский и кухаркин сын – это уже ругательство… А ведь когда-то, в 1970-е годы ещё, во времена моей молодости, многие ответственные работники ЦК гордились своим рабоче-крестьянским происхождением, смело писали о нём в биографиях, в анкетах, выставляли его напоказ. Даже и те, кто работягами никогда и не были-то в действительности.

Теперь же всё поменялось с точностью до наоборот, и бывший министр науки и образования А.А.Фурсенко, ныне советник Путина, на каком-то публичном выступлении недавно сказал буквально следующее: «Отныне мы не воспитываем человека-труженика и человека-творца, мы воспитываем человека-потребителя!…»

 

2

Считается, что у нас нет теперь идеологии. Мало того, это даже закреплено на официальном уровне в ельцинской конституции. И известные на всю страну политологи-балаболы уже проговариваются и признают, находят в себе мужество признать, что все наши современные беды именно из-за этого – из-за безыдейности и без-духовности общества. «Дайте народу какую-нибудь идею, хоть даже и самую завалящую, – осторожно вещают они с голубых экранов. – Не может он без неё, скучает и вянет».

Всё это правильно и справедливо, если говорить вообще: так оно всё и есть в действительности, так было и так будет! Православному русскому человеку без великих и духоподъёмных идей труба, смерть духовная и разложение – в отличие от западного человека или же от восточного. На Западе всё держится на Законе, как хорошо известно, на нормах и правилах поведения, на принципах: ибо «немец по-настоящему свободным чувствует себя лишь в казарме»; на Востоке – на вековых Традициях: «отцы и деды так жили – значит, и мы так будем и должны жить». И только у нас одних, у славян-русичей, жизнь покоится на СМЫСЛАХ и на ИДЕЯХ! Великая коммунистическая идея – СТРОИТЕЛЬСТВО РАЯ на Мидгард-земле – выветрилась из народных голов и умов, из сознания, – и Советский Союз следом же за ней и рухнул, рассыпался как карточный дом? Потому что Верховная советская власть утеряла ВЕРУ у простых людей как надёжная строительница КОММУНИЗМА, а с верой – и легитимность. И её тут же и свергли. Всё абсолютно правильно, повторю, и логично: политологов тут упрекнуть не в чем!

Одного лишь они не договаривают, сознательно или же по недомыслию – Бог весть: в душу к ним и мозги через экран не заглянешь. Ибо идеология-то в современной России есть, и достаточно мощная и агрессивная, хотя и закамуфлированная Кремлём под безыдейность, а именно: махровый АНТИСОВЕТИЗМ и АНТИСТАЛИНИЗМ!!! А теперь к этой идеологической паре тихой сапой добавляется ещё и АНТИЛЕНИНИЗМ (крики о захоронении тела Ленина и сносе самого Мавзолея слышны всё громче и громче отовсюду). Вот на этой-то “священной триаде” всё теперь и зиждется у нас, этим снизу и доверху наше сознание пронизано и наполнено. Всё великое и советское очерняется и убирается из учебников и образовательных программ, с радио и телевидения, а всё романовское опять возводится на пьедестал и провозглашается земным раем. Героический Советский период Русской Истории нынешняя антирусская Власть умело и настойчиво вырезает из памяти и из сознания народных масс, как режиссёры вырезают в студиях неудавшиеся куски отснятой киноплёнки. Вырезали, выбросили – и забыли, умыли руки. И больше уже никто не узнает про то. Надёжно и быстро – не правда ли?!… Подобное же урезание теперь происходит и с СССР: так часто с нашей Всеобщей Историей поступали недруги-лиходеи.

Зачем ожидовевший Кремль это делает? – понятно. Чтобы плотно замести следы того фантастического воровства и погрома, что учинили евреи-ельцинисты в 90-е годы на просторах нашей Советской Державы, до основания разграбив и разрушив её. И попутно чтобы скрыть десятки миллионов обобранных, морально-раздавленных и униженных советских граждан, загнувшихся от голода, холода и болезней, от бандитских разборок тех же, – что обернулось такой демографической ямой в итоге, из которой мы до сих пор всё никак не выберемся. И не известно – выберемся ли вообще?! Это, во-первых.

А во-вторых, чтобы у народа нашего, Господом Богом избранного во славу Свою, не возникло жгучего желания вернуться назад, в советское великое прошлое, когда всё было общее у нас – и земля, и недра, и заводы с фабриками; и деньги наши в единственном Центральном банке когда у всех лежали тихо и мирно, подконтрольные родному советскому правительству и главе государства, как и при Сталине, – а не хозяевам ФРС США, Ротшильдам, Соросам и Барухам, как теперь, от которых, кроме регулярного обвала рубля, наглого обмана и стремительного обнищания масс, мы ничего хорошего и не видели-то ещё. И не увидим! А жители нового советского государства от Чукотки и до Средней Азии чтобы стали родными братьями опять, или товарищами, как прежде, – а не барыгами и не волками, как теперь. Вот чего давно уже жаждет простой российский народ, как и народы большинства бывших советских социалистических республик.

Но когда такое случится рано или поздно – а в противном случае Россия просто погибнет, исчезнет с Мидгард-земли, как гибнет рыба на берегу, например, живущая не своей жизнью, – тогда всё наворованное и приватизированное в лихие 90-е годы в общегосударственную собственность народ захочет вернуть. И немедленно! – как это и после Октября Семнадцатого случилось. А упырей-олигархов и русских прихвостней их восставшие люди тогда посадят в мешок и в Израиль на ПМЖ отправят всем скопом – пусть они там жируют и косточки свои греют. Успехов и счастья им, как говорится, а нам такого “добра” больше не надобно – хватит! Мы наелись досыта поганой их демократии и говорильни, насладились их жизнью “сладкой” до смерти! Век бы её не знать и не видеть!!! Как и её лукавых и хапучих творцов!!!

А вот для этого-то, чтобы подолее оттянуть печальный для себя час расплаты, когда накопленные долги потребуется возвращать, упырям-ельцинистам из окружения Путина и требуется каждый день “тиран” и “людоед”-Сталин как огромный и ужасный жупел, или скелет с косой, который бы отпугивал простой трудовой народ от Великого Советского прошлого, от РУССКОГО СОЦИАЛИЗМА. И, одновременно, чтобы могуче заслонял собой тот ВЕЛИКИЙ ЕЛЬЦИНСКИЙ РАЗОР и ГЕНОЦИД 90-х годов, спрятал бы его от масс своей якобы “кровавой” грудью в виде репрессий.

Поэтому-то бредни и сказки маньяка-Солженицына про сталинский ГУЛАГ будут долго ещё в современной России крутить как старую и заезженную пластинку – до изжоги и головной боли, до тошноты и рвоты! – а ему самому будут памятники под улюлюканье и свист толпы устанавливать как “светочу” и “пророку”, улицы его поганым именем называть. И кончится сие насилие над страной и народом лишь с падением этого преступного и воровского режима, который, однако, сам собой не падёт, добровольно не уступит и не вернёт награбленного и наворованного. Пристыжённая вдовушка “пророка” с бывшей усадьбы Тухачевского в Троице-Лыкове в обыкновенную панельную квартиру не съедет, ясное дело, ценнейшие гектары втихаря приватизированной русской земли не отдаст москвичам в общее пользование – удавится легче! Это она только на митингах и перед телекамерами за правду и за народ, за историческую и социальную справедливость, за Христа-Спасителя: рядом с президентом даже стояла, клуша (не понятно, правда, почему и в качестве кого!), на открытии памятника Владимиру-крестителю у Боровицких ворот Кремля, глазищами вечно-красными без-стыже хлопала. На деле же она – махровая и ортодоксальная иудейка, работающая на Сион после смерти супруга, патологическая и отъявленная русофобка, как это автору с очевидностью представляется!

А, стало быть, господа-ельцинисты будут цепляться за бородатого “певца лагерей” до последнего, как за спасательный для себя круг. На это надо настраиваться и терпеть, не унывать, копить силы. И ждать, когда настанет долгожданный Солженицына-пад, как и всех остальных еврейских кумиров, помельче, которых понатыкали теперь по Москве густо сионизированные власти столицы, почаще даже, чем фонарей. И будет он в точности напоминать тот, какой дурные хохлы с Владимиром Ильичом после провального 2014-го года у себя устроили, вымещая на Ленине свою государственную импотенцию и свой патологический кретинизм…

3

Ну а теперь подумайте, люди, граждане новой и давно уже не-свободной России, и подивитесь над таким прискорбным и диким, и, одновременно, крайне-унизительным и обидным для нас, православных русских насельников, фактом; а заодно по достоинству оцените подлость с цинизмом, и скрытое коварство его. Выше уже писалось, однако не грех и ещё повторить для лучшего усвоения материала, как наши героические деды и прадеды в легендарные 1930-е годы ценой неимоверных усилий, лишений и напряжения сил из руин сотворили величайшее мировое государство, целую альтернативную ЦИВИЛИЗАЦИЮ даже, осмелившуюся бросить вызов хищному и коварному ЗАПАДУ!!! Впервые за последние 300 лет, подчеркнём!!! Да ещё и она, та сталинская уникальная ЦИВИЛИЗАЦИЯ, то государство советское и социалистическое, хвалёный и сытый, технически всегда хорошо оснащённый Запад в пух и прах разгромило в Великую Отечественную войну, отделилось высокой стеной от него – мирового хищника и жандарма.

Тем самым, на примере войны, мы как бы решили для себя две стратегические задачи. Во-первых, мы с очевидностью показали всем, что СОЦИАЛИЗМ куда прогрессивнее и современнее КАПИТАЛИЗМА и в технологическом, и в моральном, и в идейном смысле. И во-вторых, Европа с Америкой с победного 1945 года перестали сосать наши соки, жить за наш русский счёт, нашим хлебом и природными ресурсами пользоваться на халяву. Что и позволило нам пожить тихо, мирно и счастливо вплоть до перестройки

Но сейчас не об этом речь – о другом. После войны те же самые героические деды и прадеды полностью восстановили разрушенную нацистами и фашистами страну, да ещё и создали за невероятно короткий срок и оставили НАМ, россиянам, в наследство могучий оборонительный щит: ядерное и термоядерное оружие, и средства его доставки в любую точку планеты – баллистические ракеты. Из-за чего мы, их прямые наследники, до сих пор ещё в мире живём – целых 75 лет! – и горя не ведаем, страха за завтрашний день. И наши соседи, западные, южные и восточные, нас не поработили и не растерзали пока – знают прекрасно, осведомлены, что хорошо получат в ответ, что наши «Тополя» и «Ярсы», детища сталинских проектов, всегда наготове и везде их достанут. Даже и под землёй! Они, как и тот бронепоезд, “стоят на запасном пути” и пар выпускают грозно.

Но – внимание!!! – наши трудолюбивые, героические, самоотверженные и гениальные предки всё это богатство производили и оставляли НАМ и только лишь НАМ одним – своим внукам и правнукам, то есть, – а не международной финансовой мафии, не мировым спекулянтам со стажем, свившим гнездо в США. Они НАС и только лишь НАС одних мечтали и хотели видеть здоровыми, умными и счастливыми на долгие-долгие годы, богатыми их наследниками, – а не Ротшильдов, Соросов и Барухов, и не их лакеев и холуёв в виде российских нынешних олигархов…

Но не тут-то было, как оказалось! – не так разумно, просто и честно устроен подлунный мiр! Скорее наоборот даже. И трудились, не покладая рук, мечтали и надеялись наши предки зря, как это теперь выясняется, ибо хищникам-упырям из паразитической мировой стаи сильно не давали покоя то наше накопленное советское добро, ЗНАНИЯ и разведанные ресурсы, наш питательный РУССКИЙ ХЛЕБ, который есть ЖИЗНЬ и СИЛА.

И в 90-е годы они, мировые социальные паразиты, путём махинаций, подлогов, подкупа и плутовства, разнузданной лжи и дикой антисоветской пропаганды, привели к власти алкоголика, маразматика и себялюбца-Ельцина, седовласого гордеца, “всадника без головы”, чистого клоуна. Да не одного, а с целой командой молодых и хищных евреев, бывших молодых коммунистов, сотрудников горкомов и обкомов КПСС, элитных партийных журналов и газет – и тайных марионеток Сиона по совместительству. Ну и давай с их помощью всё кроить и делить по-своему, по-воровски, по-еврейски.

Эти бравые парни, молодые советские хищники с Гайдаром и Чубайсом во главе, будущие олигархи, тайно поделили на части страну по приготовленным специально для них чертежам. Потом приватизировали, прибрали к рукам оставленное НАМ в наследство богатство – нефтяные и газовые скважины, алмазные и золотоносные копи, стратегические заводы, недра и рудники, гидроэлектростанции вместе с энергосетями, рыбные и лесные промыслы и шахты. Всё, одним словом, что приносит баснословные барыши, буквально всё в их липкие и цепкие лапы тогда попало – и было названо приватизацией госсобственности по западному образцу, этакой волшебной палочкой или панацеей по-ихнему от бедности и застоя, от мировых катаклизмов и депрессий – ото всего! Она-то, еврейская приватизация Советской России, а проще – порабощение или закабаление, и стала экономическим базисом или фундаментом новой российской действительности, нового “демократического” государства – чисто криминального и воровского по сути своей, иудейского, изначально нечестного и несправедливого для православного русского люда.

Её активные разработчики и проводники в жизнь и в умы населения – олигархи российские и банкиры – живут теперь припеваючи за счёт награбленного добра – и в ус не дуют, угрызениями совести не страдают. Какой там! Ворочают миллиардами долларов, выкаченными с колониальной России, собираются на Гайдаровские форумы регулярно и шикарно тусуются и красуются там, в Давос на отчёты ежегодно ездят к своим хозяевам-кукловодам – и посмеиваются над нами между собой, русскими ротозеями-лопухами. Оставили нас с носом, с ваучером одним будто в насмешку. И теперь пытаются нам доказать вот уже 30 лет, включив на полную мощь всю государственно-пропагандистскую машину вместе с культурой, что они-де не жулики, не махинаторы, не казнокрады и не прохиндеи, место которым на Колыме, – а истинные благодетели и радетели, экономисты и реформаторы, каких поискать, и великие нравственники. Что якобы осчастливили нас, дурачков, избавили от коммунистического “тоталитаризма”, “рабства” и “тирании”! Избавили от того, понимай, чего в действительности не было в СССР и в помине! Это я и попытался в первых трёх Частях по мере сил и таланта писательского доказать. И буду несказанно рад, если мне хоть чуточку удалось это, если люди в это поверили…

4

Рабство же и тирания наступили в России теперь, хоть и не всем ещё это до конца ясно и очевидно. Тем, в особенности, кто по курортам Турции и Египта ещё продолжает мотаться и дешёвое пойло там пить, вёдрами лопать устрицы и креветки. Те пока что слепы и глухи, и безумно счастливы от новой жизни.

Кто же Россию по-настоящему любит, болеет душой за неё и зорко за ней следит, – тот не может не замечать очевидного: заводы массово закрываются, людей выкидывают на улицу без перспективы найти работу и без денежных средств. По последним данным статистики, что свободно гуляют по Интернету, уже более 60% трудоспособных молодых россиян заняты в непроизводственном секторе, то есть в обслуге знати. И эта цифра будет только расти в геометрической прогрессии. Ибо наши заводы и фабрики на Западе никому не нужны – там своих заводов хватает, производящих качественную продукцию. Наши же производства по этой причине будут массово закрываться согласно секретным планам, как и на Украине, точь-в-точь, где это давным-давно уже сделали кравчуки, кучмы, ющенки, януковичи и порошенки – позакрывали и распродали всё, что ещё может что-то национальное и первоклассное производить. Современная Украина, маленькая Россия при СССР, – это питательная европейская житница или “большая Молдавия” по факту. Всё! Ни на что другое она уже не способна в принципе…

То же и с нами станется, если по курортам продолжим без-печно и тупо мотаться, не думая о себе и своей судьбе. Ведь Маргарет Тэтчер давно уже озвучила программу для наших нынешних руководителей: Европе, дескать, в России нужны лишь нефтяные и газовые скважины и трубы, руда и лес. И миллионов 10-15 молодых и трудоспособных россиян, не больше, добытчиков недр и обслуживающего персонала. А остальные могут уже умирать: для Запада они лишние едоки и большая обуза.

Нас, россиян, тихой сапой сживают со свету или же превращают в рабов, ставят в собственной стране на колени. Перспектива у нас, при такой-то колониальной политике, только одна в недалёком будущем: наниматься в батраки к олигархам и их холуям, или же умирать с голодухи.

Заводы и фабрики массово закрывают, рушат собственное производство. Якобы из-за нерентабельности. Зато дворцы в Подмосковье растут как грибы после дождя, где живут миллиардеры из окружения президента, министры, губернаторы и олигархи, генералы, певцы, артисты и музыканты – и даже и мафиозные академики-миллионеры типа Ковальчука, хозяева больших институтов и НПО. Десятки гектаров земли у каждого в собственности и шикарные здания в несколько этажей за миллионы долларов. Всё там прибрано, подстрижено и ухожено, всё идеально по виду и всё в золоте и алмазах, всё блестит, сверкает на солнце, переливается всеми цветами радуги, что и глаз не оторвать. Красотища необыкновенная даже и через телекамеру! Обслуги у каждого такого хозяина-буржуина – сотни человек. И все – славяне-русичи по национальности, все – молодые провинциальные парни и девушки, с которыми там господа не церемонятся – делают всё, что захотят, как это легко предположить-догадаться. Сиречь, унижают, избивают за любую провинность, насилуют; а то и вовсе убьют и сожгут потом в печке, в камине. Те же охранники и сожгут, что их дворцы охраняют и берегут их покой… И пожаловаться бедной прислуге уже некому на притеснения и издевательства: все силовые органы только тем и занимаются, что обслуживают эту новую российскую знать. Это уже одна мафия, один правящий класс, где своих не дают в обиду. Да и охрана там у каждого богатея такая, что туда и Генеральный прокурор России не сунется без предварительной договорённости и спецназа, начальник Следственного комитета. Простые же ПэПээС-ники эти особняки вообще за версту объезжают, боятся их как огня.

Замечательный питерский блогер Дмитрий Пучков (интернет-позывной Гоблин), которого я с удовольствием иногда слушаю и много нового и поучительного узнаю, недавно рассказывал в одной из своих передач, как один из его товарищей перед дефолтом 2014-го года (если я только правильно помню дату) взял в каком-то известном российском банке долларовый кредит на развитие. И под умопомрачительные проценты. Но тут грянул дефолт, фирма его развалилась, проценты было выплачивать не с чего. Банку же на это было плевать: он своё требовал жёстко и недвусмысленно. И когда понял, что клиент неплатёжеспособный, – заслал к нему своих боевиков, садистов законченных и отъявленных, полных отморозков. Те скрутили парня вместе с супругой, отвезли их куда-то за город и начали там реально пытать – требовать, чтобы он подписал дарственную на квартиру в качестве компенсации долга. Парень два дня стойко терпел истязания и отказывался: ведь та квартира была единственная у него, и в ней ещё его мать и дети были прописаны. Разве ж можно было их всех по миру пускать с сумой, бомжами делать!… Кончилось всё это тем, как Дима Пучков с грустью рассказывал своим зрителям, что у товарища его в итоге отказало сердце от пыток, и он умер, а супруга его сошла с ума: сейчас в дурдоме находится и без шансов выйти оттуда… И никто в Питере на это внимания не обратил, шума не поднял, Дела уголовного не завёл – зачем? и на кого? В новой и не-свободной России такие взаимоотношения банкиров с клиентами становятся нормой, реальностью.

Русские люди – и это надо честно признать! – давно уже в своей стране не хозяева, а рабы, у которых только одна теперь и есть привилегия и возможность выжить – это стоять на коленях с поникшею головой и перед каждой гнидою низко и подобострастно кланяться и унижаться, выпрашивать милостыню себе, помощь и подаяние. А уж если кто-то из нас поднялся с колен, да ещё и спину гордо и мощно выпрямил, по-молодецки ощерился и румяное лицо скривил, мускулами поиграл для смеха, а потом вдобавок ещё и брови грозно насупил, готовясь обидчику сдачи дать, – всё: «Кошмар, караул, задира и грубиян, аморальный тип и скотина, русский фашист, сволочь!!! – отовсюду нацмены испугано и истерично кричат. – Скрутить немедленно гордеца и подлеца – и в тюрьму засадить глубоко и надолго!!!…»

Дело футболистов Мамаева и Кокорина всё это с очевидностью показало: кто мы есть такие теперь, и где оно, наше нынешнее место. За небольшой и смешной дебош, самый что ни наесть пустяшный, который любому нацмену сошёл бы с рук, – хлопцы получили по максимуму….

5

Ну вот что такого особенного сделали эти добрые и талантливые русские парни, Паша Мамаев и Саша Кокорин? – давайте попробуем разобраться вместе, дорогие мои читатели и друзья. – За что их держали в тюрьме рядом с матёрыми уголовниками и, одновременно, поласкали помоями полтора года целых, обвиняли во всех смертных грехах? Да и теперь всё ещё никак не успокоятся, не угомонятся наши штатные критики-моралисты, сидящие на довольствии у антирусских властей, – пощипывают и покусывают иногда через прессу, чтобы то своё всероссийское унижение и тот позор оба они до конца жизни помнили.

Напомню и я читателям вкратце ту их скандальную историю, которой копейка цена, полкопейки, а то и ломаный грош, – но из которой потом раздули целый вселенский пожар профессиональные нравственники-балаболы с ЦТ, жиреющие на несчастьях своих соотечественников, на публичном поношении и унижении их… Итак, собрались однажды мальчики-футболисты вечером – и выпили после очередной тяжёлой игры, чуток расслабились и отдохнули за водкой и пивом, физическое и психологическое напряжение сняли в шумной и дружной компании поклонников, матч обсудили, голы. И что?! Имеют полное право на это – все так делают и везде, и молодые и старые, согласитесь… А потом побузили чуть-чуть во время той расслабухи, повздорили и помахались с кем-то для куража и поднятия тонуса! И это, опять-таки, не криминал, а самое обычное дело для молодых пареньков, сущий пустяк, мелочёвка: молодые всегда и везде так активно и широко живут, жили и жить будут. Гормоны у них играют в крови, адреналин зашкаливает – чего не бузить-то, не махать кулаками, не расплёскивать удаль свою? Все мы в их возрасте взрывными и дерзкими были, бузили и дрались с обидчиками по мере сил, к молоденьким девочкам приставали с глупостями и любовью. Подобное происходит и с европейцами постоянно, и с азиатами, и с кавказцами, и с евреями: это жизнь во всех своих проявлениях! А мы-то что – хуже?!… Только вот немцам и англичанам, китайцам и евреям, чеченцам и ингушам это сошло бы с рук: никто бы и не заметил этого, не заморочился, пропустил инцидент мимо глаз и ушей. А к славянам-русичам даже и в их родной и любимой стране особые требования и особый же юридический подход: их порой нестандартное и выходящее за рамки приличия социальное поведение все буквально под микроскоп почему-то начинают разглядывать. А потом обсуждать начинают, и порицать: обзывают его аморальным и криминальным дружно, и сразу же выносят обвинительный приговор. Как правило – самый суровый и максимальный, не предполагающий УДО! Горько и обидно это нам наблюдать, честное слово, подобное повышенное и не вполне адекватное к нам внимание и отношение!

Ведь не на пустом же, согласитесь, месте тогда та несчастная потасовка возникла: можно с уверенностью это предположить, даже и не читая материалы следствия. В любом конфликте, как правило, в равной степени виноваты обе стороны. Что-то сказали подгулявшим парням непристойное потерпевшие, сделали замечание в неподобающей форме, голос неправомочно повысили или ещё чего. Те и не сдержались, понятное дело, – набычились и завелись, ответили, как полагается. И понеслась молотиловка: кто кого! Обычное, повторю, в целом дело, житейское!… Но только вот после неё, молотиловки, все живы и здоровы остались, целы и невредимы, даже и без синяков. Любому понятно значит, что там и не драка вовсе была, а так – пустяшная забава детская, имитация борьбы и бокса на людях. Ну и с чего тогда надо было кипишь-то поднимать, да на всю Россию-матушку?!… Корейцу какому-то парни по балде настучали, шутя, и надрали в горячке уши – и что из того?! Подумаешь, невидаль! Пусть терпит кореец и скромнее себя ведёт. Он в России, в конце концов, находится, а не у себя на родине. Да и здоровье его ни сколько не пострадало, как стало понятно по результатам следствия, – одно лишь самолюбие только и было задето, честь… Ну и оплатили бы Паша с Сашей ему моральные издержки – и дело с концом. Выпил бы страдалец за их спортивные успехи, да ещё и спасибо бы им обоим сказал, не пожалел свою тупую башку и уши. Так, к слову, теперь многие поступают, в связи с либерализацией и гуманизацией российского законодательства, – финансово компенсируют физический и психологический ущерб потерпевшему – и живут потом спокойно и счастливо, горя не знают.

В современной порабощённой Москве, стонущей от приезжих, и не такое сходит с рук нацменам разным, тем же бородатым выходцам с Кавказа. И на свадьбах им можно палить из Калашей на многолюдных улицах, машинами перекрывать движение; и драки закатывать массовые, полицейским кастетами черепа проламывать на глазах у их же коллег; и дорожные аварии устраивать на огромных скоростях в самом центре столицы; и даже и убивать за косой в их сторону взгляд, не задумываясь, – всё можно!

Дагестанец Расул Мирзаев, к примеру, профессиональный боец без правил и чемпион, машина для убийства самая настоящая, двуногий человекоподобный бультерьер и дикарь, на Арбате молодого русского мальчика как-то вечером повстречал, который толи что-то ему сказал не так, толи посмотрел непочтительно. Кто правду теперь узнает и разберётся без самого потерпевшего?… И что? каков результат той роковой для славянина-русича встречи? Да самый что ни наесть печальный. Махнул рукою дикий горец Расул со всей своей природной дури, которой у него с избытком, как тех же баранов в горах, – мальчик упал и умер. Жил человек, родителей радовал, девушек и друзей, планы строил – и не стало вдруг человека! Какого!

Было следствие, был суд, который – внимание!!! – полностью оправдал убийцу, ибо кавказцев трогать нельзя по какому-то негласному уговору: они могут и обидеться и новую бузу устроить, очередную кавказскую войну. И профессионального бойца-садиста взяли и отпустили с миром судьи московского суда от греха и беды подальше: чтобы не разжигать межнациональную рознь, не накалять страсти. Они, бородатые гости столицы, это прекрасно знают, такое к себе отношение охранительное и подчёркнуто-либеральное, – и от того наглеют всё больше и больше день ото дня, по-хозяйски садятся на шею нам. Как будем их потом сбрасывать и на место ставить, когда совсем заедят? – не понятно!

Но пока не про это речь – про другое. Вот задумайтесь на секундочку, люди, какие вещи чудовищные творятся у нас с вами на глазах! В столице России, Москве, нацмен не за что убил беззащитного русского парня – и ему ничего за то не было, вообще ничего, ну просто совсем! Почётной грамотой только что не наградили Расула за его “благородное поведение”! Как такое возможно вообще в любом правовом государстве, ответьте?!… И этот дикий и звероподобный абрек, которому место в клетке, в позорной яме, продолжает и дальше в столице жить на свободе, тренироваться и драться как ни в чём не бывало, на соревнованиях разного уровня выступать, получать призы и овации зрителей, поцелуи девушек. Удивительные, повторю, вещи у нас в стране теперь происходят, самые что ни наесть ужасные и непотребные!

А теперь вот представьте себе, граждане дорогие, обратную картиночку: если бы русский боец без правил, допустим, в Чечне или же в Дагестане местного парня на улице “завалил”, забил за косой взгляд до смерти. Остался бы он после этого целым и невредимым, дожил бы до суда? Нет, не остался бы и не дожил – тут и спрашивать нечего, напрасно воздух гонять. Прямо там, на улице, разъярённая толпа местных жителей его бы и растерзала в два счёта и собакам своим скормила – не стала бы выяснять причину смерти: кто там был прав, а кто виноват. И ни одна сука правозащитная не разинула бы рта за славянина-русича, растерзанного средь бела дня без приговора суда и без следствия. Наоборот, сказала бы с ядовитой усмешкой, что справедливо и правильно это, так, мол, и надо всегда и везде поступать: сурово наказывать русских “свиней”, чтобы им впредь неповадно было…

Полковника Буданова, вспомните, героя Второй Чеченской войны и орденоносца, одиннадцать лет чеченские головорезы преследовали и травили только лишь за одно то, что он якобы кого-то там выкрал и изнасиловал (на суде он рассказывал, что убитая им чеченка Эльза Кунгаева была профессиональной снайпершей, пачками отправлявшая на тот свет его молодых подчинённых). И ведь так и затравили в итоге Юрия Дмитриевича, Царствие ему небесное, вечный покой и слава, мужественному русскому человеку и Воину, без-страшному защитнику своей страны и своего народа, убили днём, под камеру, и прямо в Москве, на глазах у многих прохожих подлые чеченские мстители, нелюди. И это случилось после того уже, что существенно, как он был осуждён военно-полевым судом и приговорён к 10-летнему тюремному сроку, который почти полностью отсидел; сиречь искупил солдат то своё военное “преступление”, если таковое вообще было, если убийство снайперши на войне за преступление можно считать.

И никого не наказали тогда, кто Буданова приговорил по собственной злой воле, не поймали по горячим следам и не посадили, насколько мне известно. Никому до этого дела не было, и нет – ибо русским героям в собственной своей стране не у кого искать защиты, сочувствия, поддержки и помощи!

Про евреев я и не говорю: евреи вообще у нас нация недоступная и неподсудная. Что хотят теперь, то и творят – нет над ними суда и закона… Такими они в СССР были, помнится, такие же они и теперь. Такими неприкасаемыми и дальше будут…

6

А вот набедокуривших русских хлопцев, Пашу Мамаева с Санькой Кокориным, не чеченцев и не евреев, приземлить и от души на них отыграться и отоспаться – святое дело! Причём – для всех, даже и для холуйствующих хамов русских. Куда такое годиться? и куда с такими прохвостами и жополизами мы придём, к какому светлому будущему?!

Я несколько раз тогда самолично по телевизору видел из новостных и спортивных программ, как их “поливали грязью” и унижали, “возили по полу” и “топтали ногами” свои же коллеги по цеху, бывшие футболисты с Е.С.Ловчевым во главе, громче, яростнее и ядовитее всех тогда возмущавшегося перед телекамерами! Чтобы хозяева телеканалов это учли, и его потом по-максимуму отблагодарили за холуйство и преданность!

«Да обнаглели они совсем, эти Мамаев с Кокориным! Щенки! Молокососы! Калифы на час! – помнится, визжал он на всю студию своим кастрированным бабьим голосом. – Деньги шальные, немереные, совсем-де испортили и развратили их. Вот они и ярятся, и куражатся – берегов не видят. Мы, мол, такими не были в молодые годы – все скромными и тихими жили как на подбор. Потому что без-платно играли за клубы и за сборную, и спортивную честь, мол, строго тогда блюли, не позорили звания советского спортсмена и футболиста!…»

Так или почти так этот визгливый футбольный мэтр тогда говорил, вопил на всю страну прямо-таки – чистотой, красотой и нравственностью своей кичась, порядочностью, аскетизмом и без-корыстием… Н-у-у-у, какой он тогда был нравственник и совестник? – мы теперь уже не узнаем: не от кого. Дружки его старые из футбольной братии не станут сор из избы выносить, поклёп возводить на товарища. Корпоративная этика – дело святое! И это правильно, абсолютно согласен! А журналисты советские, заслуженные, кто тогда в спортивных делах возился и глубоко в них вникал, – те давно уже померли или впали в маразм. И вывести балаболку-Ловчева на чистую воду некому. Так что, пусть и дальше живёт себе спокойно этот кичливый и крикливый товарищ, не опасаясь огласки, пусть и дальше нынешнюю молодёжь корит и чернит, в назидательный пример им себя самого ставит, такого-то умного и красивого как обезьяна из анекдота.

Только вот очень мне хочется теперь, пусть и задним числом, ему возразить. Да и тогда, признаюсь, прямо-таки до чесотки и боли хотелось высказать-выпалить Ловчеву через экран, такому-то несусветному праведнику, светочу и правдорубу, всё, что я о нём и его нынешнем поведении думаю.

«Уважаемый Евгений Серафимович! – сказал бы я ему при личной встрече тогда и теперь. – Не надо прибедняться в прямом эфире и сказки рассказывать неискушённым молодым зрителям про свою бедную и несчастную советскую жизнь, не надо. Известные и большие спортсмены, к каковым, безусловно и по праву, относились тогда и Вы, в Советское время хорошо и безбедно жили. Гораздо лучше, во всяком случае, чем простые работяги – шахтёры, электрики, токаря, слесаря. И деньги вам всем государство хорошие тогда платило, квартирами и машинами обеспечивало без очереди и без проблем… Мой же покойный батюшка, для сравнения, электрик высшей квалификации и начальник участка в последние трудовые годы, машину себе так и не смог купить: не было у него такой возможности. Хотя и деньги вроде бы были в загашнике, и он очень о том мечтал, ну просто очень!… Но так вот и умер человек с мечтою нереализованной, расстроенным на тот Свет ушёл, неудовлетворённым… А Вы, поди, на элитной «Волге» ездили лет с 30-ти, красовались перед родственниками и соседями, или же на «Жигулях» 6-й модели в крайнем случае. А теперь вот сидите – и нравственника из себя корчите и без-сребреника. Не надо этого делать, не стоит: тень на плетень наводить, – ибо ещё живы люди, Ваши седые ровесники, которые хорошо помнят и знают прошлую советскую жизнь…»

«А потом, Вас только лишь Кокорин с Мамаевым бесят своим “безнравственным” поведением и своими большими заработками? – или как? Чего Вы лично на них-то двоих так взъелись, талантливых русских парней, даже и пьяные загулы их зачем-то вспомнили в Монако? – как они дорогое шампанское там пили с бл…дьми, гуляли на широкую ногу. Пили – и молодцы! Пусть себе и дальше пьют и гуляют на здоровье! Ваше-то какое дело, куда, на что и с кем они СВОИ, а не Ваши, заметьте, спортивно-трудовые заработки просаживают?! Чего Вы нос свой поганый в их личную жизнь суёте?! Вы кто такой, и кто Вас на это уполномочивал – других судить и рядить?! Пусть руководители клубов об их морально-нравственном облике пекутся: по должности это ИМ и только лишь ИМ одним положено – но уж никак не Вам… Заказ получили от руководителей телеканалов, евреев по национальности, да, двух русских блистательных футболистов “опустить”, мокнуть их в дерьмо поглубже и прилюдно, на колени обратно поставить, место им подобающее указать у “параши”? Признайтесь честно: получили? И оттого-то Вы так и стараетесь, задницу рвёте и весь выворачиваетесь наизнанку, что тошно и больно смотреть?… Ну, если это всё так с полит-заказом – тогда понятны и Ваши публичные и наигранные истерики в прямом эфире, и Ваше же зловонно-мерзкое поведение перед телекамерами. Старайтесь, выворачивайтесь и гнитесь и дальше, товарищ Ловчев, перед сильными мiра сего: они это очень любят и ценят, и хорошо оплачивают традиционно. Флаг Вам в руки – и вазелин…»

«И ещё вот о чём лично у Вас поинтересоваться хочется, уважаемый Евгений Серафимович, коль уж возникла у нас с Вами такая заочная перепалка, и если Вы такой у нас теперь штатный чистюля, нравственник и праведник на телевидении. Вас только исключительно русские мальчики бесят, хоккеисты и футболисты, своим поведением и богатством? – скорее даже мнимым, чем действительным, – или как? А на российских олигархов-евреев Вам приятно смотреть и умиляться, которые в советские годы варёными джинсами торговали из-под полы, самыми пустяшными и никчёмными были людьми, социальным мусором, трутнями и лежебоками? Спекулянтами мы их тогда ещё называли, барыгами и лоботрясами!!!… А теперь они вдруг разбогатели сказочно по непонятной причине – и с жиру бесятся вот уже 30 лет, не знают, на что им потратить и куда запихнуть наворованные у нас с Вами деньги… На проказы Абрамовича Романа Аркадьевича, например, Вы спокойно смотрите, который золочёные яхты уже устал менять и клубы скупать в Англии? Не у нас в России, заметьте это себе, а в Европе он спорт поднимает, щедро одаривает и накачивает его наворованными у нас деньгами. Вас это не бесит, случаем, поедом не ест – такая очевидная несправедливость? Если не ест – то почему? Не понятно и не логично это!… А на миллиардера Прохорова Вам приятно смотреть, который в Куршевель регулярно мотается с целым эскортом шлюшек и деньги там мешками просаживает в публичных домах? – наши с Вами, опять-таки! Это Вам как? – не вызывает приступов бешенства, ярости?… Странно… А телепередачу «На даче» с Наташей Барбье, евреечкой по национальности, Вы смотрите иногда? Посмотрите хотя бы разок, ради любопытства, – полюбуйтесь, что в нашем порабощённом государстве теперь творится! Какие-то совершенно дикие и полоумные артисты, певцы, музыканты, закройщики-модельеры даже, самые мелкие и пустяшные людишки по природе своей, которым цена – копейка в базарный день, которых и не знает-то никто, которые никому не интересны и не нужны, от которых пользы ноль стране и народу! – так вот все они теперь живут в таких дворцах и хоромах сказочных, что и романовские князья и графья позавидовали бы! У каждого – гектары земли в собственности с вековыми берёзами, соснами и липами: это всё наши бывшие советские народные парки, как легко догадаться, которые они в лихие и безбожные 90-е годы приватизировали под шумок, самым воровским и наглым образом захватили – и теперь единолично пользуются. А посередине этих парков возвышаются белокаменные красавцы-дворцы с десятками слуг и лакеев наизготовку. Вас подобное бл…дство не смущает? не вызывает приступов бешенства и возмущения? Я думаю, очень надеюсь на то, что всё-таки должно возмущать: Вы же мужик-то нормальный, из советского времени вышли, как и я, где всё было народное и общедоступное… И, тем не менее, Вы даже заикнуться про то боитесь на телепередачах, про российскую богемную нескромность, – знаете, что потурят Вас тогда с каналов в три шеи, перекроют сразу же “кислород”, бабло то есть. Вот Вы на беззащитных и сопливых русских мальчиках, Ваших сыновей, между прочим, теперь и отыгрываетесь по полной, на них срываете зло, как плохие мужья на жёнах…»

«Кокорин с Мамаевым, – напомню не Вам, а читателям больше, известные в целом вещи, – как и все остальные спортсмены страны, и парни, и девушки, не сами себе зарплаты платят. Деньги им платят клубы, согласно современным тарифам и ставкам, и заключенным договорам. И не они эту сучью и волчью жизнь придумали, не они. Не им её, соответственно, и менять: они сопляки ещё, люди необразованные и неразумные, дети. Когда Советский Союз трещал и рушился при Горбачёве и Ельцине – их тогда ещё и в проекте-то не было, не родились. Они эту ожидовевшую и гнилую страну, и воровскую систему от родителей в готовом виде уже получили. Другой, советской страны, они не знают совсем, в ней никогда не жили… А вот Вы знаете и видели, уважаемый Евгений Серафимович. Но за неё не боролись, насколько я могу судить: не видел я Вас на анти-ельцинских митингах ни в 1993 году, ни в 1996-ом, не слышал пламенных Ваших речей на трибунах против антинародной грабительской власти… Вы, значит, тогда за Ельцина голосовали на выборах и референдумах, его поддерживали всецело и были довольны до поросячьего визга, когда он систему советскую, социалистическую, будучи с бодуна, материл и полностью разрушить готовился; чего, собственно, и не скрывал, перебравшись в Москву с Урала… Вот и разрушил, и свою воровскую систему построил с Гайдаром и Чубайсом вместе. И хорошо, и чудненько, и ладно! – будем в этой новой системе жить, перебиваться с хлеба на воду, коли того пожелали массы. Ну и чего Вы теперь истерите-то по-бабьи, заполошно визжите на передачах, обличая с пеной у рта чуть-чуть зарвавшихся пареньков? Чего от Кокорина с Мамаевым требуете? Не к ним надобно свои претензии предъявлять за такую развесёлую и разудалую, стремительно катящуюся под откос жизнь, – а к руководителям государства. К президенту Путину, в первую очередь. Чтобы он если и не сломал совсем тот ельцинско-еврейский шалман, доставшийся ему в наследство, – то хотя бы ослабил его, немного подкорректировал и на правильный лад настроил, хотя бы так… Собирайте митинги протеста и выходите на площадь, Евгений Серафимович, дорогой, требуйте от президента решительных перемен, как это далёкие хабаровчане теперь делают. Оппозиционную партию организовывайте по ленинскому типу, будите и поднимайте народ на борьбу, на отпор грабительскому режиму! – а не срывайте зло на своих же затюканных соотечественниках, которые не виноваты ни в чём, и которые, что существенно, не могут Вам ответить…»

«Вас поэтому-то и на российских антирусских каналах держат и истерично визжать позволяют евреи-продюсеры, – открою Вам Ваш же собственный секрет, – что давно уже купили лично Вас с потрохами новые власти, присвоив Вам в 2004 году задним числом почётное звание «заслуженного мастера спорта». При коммунистах-то Вы всего лишь «мастером спорта международного класса» были, которое не даёт никаких социальных выгод и льгот. А за ЗМСа Вы теперь пожизненную стипендию получаете, и не маленькую, насколько я знаю, и что-то там ещё. Вот Вы и гнётесь, и лебезите, на задних лапках перед “демократами” ходите как зверюшки в цирке – отрабатываете оказанную Вам милость и честь, языком стараетесь доработать то, что когда-то не доработали ногами. Это очень полезно и выгодно, я понимаю, перед евреями кланяться и лебезить – но уж больно мерзко и тошно!…»

«А Паша Мамаев и Санька Кокорин, которых Вы по тайной еврейской указке подвергли публичной порке: чтобы не забывались оба, знали свой “шесток”, – пока что играют в футбол – и хорошо играют, не хуже Вас, совсем даже не хуже, поверьте… А уж какими они после футбола станут людьми – это пока ещё не известно. Может, скурвятся и перед евреями согнутся в три погибели, если слабенькими окажутся, до славы и денег жадными; а может статься – что и нет, что сдюжат, парни, и не сломаются. Время покажет, словом… Но сами-то Вы, Евгений Серафимович, давно уже скурвились и согнулись, и перед иудеями на брюхе ползаете как таракан. Стыдно это, не по-мужски. Со стороны, поверьте, тошно на Вас смотреть, и очень и очень обидно, помня прежние Ваши заслуги перед народом русским и перед страной, перед советским футболом…»

7

Перед евреями, впрочем, не одни только Ловчем с Димой Губерниевым низко кланяются и лебезят, по-собачьи хвостами крутят. Много теперь проживает деятелей в новой и… не-свободной, увы, России покруче и познатней, кто подобное низкопоклонство себе позволяет. Даже и президент Путин с евреями подобострастно себя ведёт, даже и он: со стороны это так заметно!

А как по-другому русскому человеку жить и дышать, подскажите? – если силища у них, у иудеев, огромная! Русские деньги – у них! Русская культура и искусство – у них: музеи, киноконцертные залы, театры! Русская литература, наука и образование – опять же у них вместе с премиями! Средства массовой информации: газеты и журналы, радио и телевидение, – тоже у них! Как и сама Душа Русского народа под их полным влиянием и контролем!!! А это, извините, пострашнее денег!!!

Новую Хазарию иудеи построили на просторах Российской Державы, уже третью по счёту. Первую-то князь Святослав разрушил в середине 10-го века, как хорошо известно. Вторую, просуществовавшую ровно 20 лет, с 1918-го по 1938-й год включительно, разрушил Великий Сталин с Лазарем Кагановичем и Лаврентием Берией. Ну а третья по счёту, при Борисе Ельцине возведённая, любимом иудейском царе, пока что существует и здравствует, признаков распада не подаёт. И президент Путин, похоже, смирился с ней: нет у него желания и сил народ от неё избавить. К тому же, он становится старым – больше о покое думает, и о приемнике.

Да и мы тоже хороши, я народ российский имею в виду, – измельчали, ослабли и деградировали по максимуму ещё со времён перестройки, духом и телом пали, волевым настроем своим, моралью и нравственностью. В мальчишей-плохишей превратились дружно, в поганых Мишек Квакиных! Из-за чего и покупаемся и продаёмся с лёгкостью, как проститутки те же, ДУШУ свою за удовольствия продаём – “за варенье и печенье”, за казино, публичные дома и стриптиз-бары – и не думаем о последствиях, о расплате. Как мы можем теперь кого-то там победить и на законное место поставить по-сталински, подумайте, после чего зажить вольной и счастливой жизнью? – если нас легко оскопляют духовно и нравственно за поездки в Турцию и Египет власти, за джинсы, жвачку и иномарки? Ведь побеждают те всегда и везде – крепко запомните это, зарубите на своих носах!!! – кто богатство и смерть презирают, и Господу Богу служат и молятся – не Мамоне!

Евреи, они ведь не сами по себе сильны, а исключительно нашей собственной слабостью: безверием, без-принципностью и аморалкой, паскудством, аполитичностью и апатией, наркоманией, развратом и алкоголизмом. Станем сильными и здоровыми опять, духовно и телесно крепкими как в советские времена, бодрыми и целеустремлёнными – и про евреев сразу же позабудем. Уверяю вас! Они все русскими гражданами станут опять, и с русскими же как на подбор фамилиями, какими и были в СССР: я это отлично помню. Тогда я только одного еврея и знал – певца Иосифа Давидовича Кобзона, который никогда не прятался, между прочим, за кличку и псевдоним, наоборот – гордился своим еврейским происхождением. И я за одно лишь это всегда его уважал и ценил: как мужественного и прямого, сверх-волевого и цельного человека именно, а не трусливого скомороха и клоуна, которым всё равно, на что откликаться – лишь бы задница была в тепле, а тело в шоколаде! Но он один был в Советском Союзе такой – отчаянный, мужественный и несгибаемый! Остальные евреи: партийные, чиновные, культурные и литературные, – были советскими приспособленцами, как правило, пронырливыми дельцами – и только. И фамилии они русские сплошь носили, начиная с ленинских революционных времён, – Троцкий, Зиновьев, Каменев, Урицкий и Володарский; а в позднюю советскую эпоху – Андропов, Примаков, Арбатов, Заславская, Плисецкая, Вишневская и так далее. Список будет огромным.

Теперь же, почувствовав нашу разобщённость и слабость, духовную прежде всего, евреи опять ЕВРЕЯМИ стали, как это и происходит всегда и везде на протяжении всей Мировой Истории. Кичатся даже некоторые в открытую и с гордостью (посредственная грузинская певичка Тамара Гвердцители, к примеру) своим еврейским происхождением, выставляют его напоказ. Даже и те это делают, кто ими никогда и не был-то. Смешно!

Но это ладно, это пусть – это всё мелочь и клоунада для нищеты убогой. Пусть себе тешатся, пусть резвятся, коли ума у них нет, и того позволяют события и обстановка! Беда здесь в другом заключается для православного русского народа. В том именно, что евреи жёстко, настойчиво и оголтело навязывают свою волю НАМ, нормы и правила поведения, образ жизни, который для нас – СМЕРТЬ!!! Но они давно уже не считаются с нами, аборигенами, плюют на нас, не признают за людей. Ведут себя так, одним словом, будто они и не в России теперь все живут, а в родном и любимом Израиле! И вокруг них будто бы лишь братья-соплеменники только и обитают в традиционных пейсиках и кипах, единоверцы-иудеи! А славяне-русичи, истинные хозяева Русской Земли, перестройкой ограбленные до нитки, униженные и загнанные в подполье, у них ныне в рабах; или же в лучшем случае – на посылах.

Телевизор из-за этого стало включить невозможно, ей-богу, чтобы не испортить себе настроение на целый день. Ибо там сплошь одни “палестинские казаки” (по меткому выражению С.И.Желенкова) тусуются и скачут сутками, по-чёрному “рубят бабло”, которое Русское государство им на прокорм выделяет, – и попутно самих себя истошно славят и рекламируют, таких красивых и талантливых, милых и любимых. А нас, славян-русичей, наоборот, порочат изо дня в день, чморят, пустыми и никчёмными выставляют. И то уму-разуму учат нас по этой банальной причине, похабно развалившись в креслах, высокой морали и нравственности на без-конечных ток-шоу, истории и политике; то критикуют нещадно; а то и вовсе поливают и мешают с грязью, с дерьмом у Малахова и Дмитриева, что пойти и повеситься с горя хочется после этого слабому и психически-неустойчивому человеку; то, наконец, нас судят на музыкальных и спортивных рингах как детишек малых и несмышлёных, учат спортивному и музыкальному мастерству. Или же, на худой конец, задирают нас старыми песнями и таким же старческим видом своим на «Голубых огоньках» и «Песнях года», которые смотреть из-за этого стало просто-напросто невозможно. Даже и тем, кто их когда-то очень любил и ценил… Да никто их уже и не смотрит-то! Потому что это и не концерты уже ни сколько, призванные бодрить, заводить и поднимать настроение, а издевательство над природой и песней. Эстрада давно превратилась в помойку, в отхожую яму с ельцинских подлых времён, которая только и делает, что угнетает сознание масс, нагнетает тоску, пессимизм, ипохондрию; которая душу людскую похабит, пачкает и чернит.

Русские православные люди поэтому на Интернет давно перешли, там молодых и задорных русских “соловьёв” слушают и наслаждаются: Ярослава Сумишевского, Алексея Гомана, Алексея Чумакова, Руслана Алехно, Александра Панаётова и др. А всё что на ЦТ показывают – исключительно для инсультных и дебильных бабушек и годится, только для них одних. Это они ещё могут спокойно и сонно смотреть на певцов и певиц во главе с Л.Лещенко, которым давно за 70-т перевалило, с которых старческий песок сыплется и которые ещё при коммунистах всем надоели до чёртиков, до изжоги… Но коммунистов-то уже 30-ть лет как нет, а эти ещё живы и здоровы, черти, и космических гонораров требуют за свой неземной талант, которого никогда и не было-то, не наградил Господь. Но они не расстраиваются, находят силы – и ещё выползают на сцену, толстые, потные и слюнявые, лениво рты разевают, полные вставных зубов. Они стараются попасть в фонограмму столетней давности и не упасть на зрителей (случается и такое). Думают, чудаки, что кому-то ещё интересны их состарившиеся физиономии, густо напудренные и напомаженные, кого-то они ещё заводят и веселят. Противно всё это видеть со стороны и гадко одновременно…

8

Но самое-то тягостное и страшное начинается, когда какой-нибудь известный еврей или еврейка умирают от возраста или болезней. Или же юбилей у кого-то случается очередной, ежегодный, которые в их патологически-тщеславной среде сплошной чередой идут, и которые иудеи свято, почти маниакально чтут, шумно и с размахом празднуют. Тогда телевизор вообще невозможно включить, даже и посмотреть новости: узнать, что там за день в стране и мире случилось. Ибо первую половину новостного часа все, от мала и до велика, от президента и до простого артиста, про усопшего иудея только и говорят, или про юбиляра состарившегося: для обывателей здесь разницы нет никакой! – на все лады его или её славят и превозносят, и награждают такими умопомрачительными и заоблачными эпитетами, каких в толковых русскоязычных словарях ещё помучиться-поискать надобно. Голова от этого еврейского славословия и шумихи безудержной быстро начинает кружиться и болеть, да ещё и подташнивать начинает.

Супруга моя, Марина Ивановна, про это хорошо знает, как у меня настроение резко падает и портится от этих иудейских без-конечных торжеств – и предупреждает меня заранее. «Не подходи к телевизору, Саш, – с улыбкой говорит утром. – Там сегодня очередные гуляния у “палестинских казаков”: Москва на ушах стоит и как паровоз гудит по привычке»… Я и не подхожу – из Яндекса получаю новости, из YouTubа того же.

А ведь и впрямь уже невозможно стало спокойно смотреть всякому нравственно-чуткому и благовоспитанному человеку на то, что творится на нашем Российском ЦТ на всех центральных каналах. Как их густо и плотно заполонили собой господа-евреи – будто это и не мать-Россия уже, а и вправду государство Израиль! Какой канал вечером ни включи – везде одна и та же картиночка наблюдается. Сидит в телестудии за круглым столом какая-нибудь очередная “мессия” еврейской национальности (так она сама о себе думает уже давным-давно, дурочка малахольная, и так же себя высоко держит и ведёт!), престарелая актриса какая-нибудь, или же, прости Господи, “поэтесса”, или просто певичка эстрадная, вышедшая в тираж. Сытая, гладкая и обожранная мадам, лоснящаяся от достатка и жира, всех вокруг ненавидящая и презирающая по привыке! А вокруг неё подобострастно трясут головами с десяток русских разновозрастных холуёв мужского и женского пола. Все они трясутся-нервничают от волнения и суетятся по-детски, в рот ей заглядывают наперегонки, все глупо-преглупо лыбятся и скалятся по-собачьи – и хором все ей дифирамбы поют: какая она великая и ужасная! и как они её все любят и ценят, и чтут! А она расплывается вся от счастья, хмыкает самодовольно носом – и согласно кивает в ответ: «Да, мол, да, правильно: я именно такая и есть! Великая и ужасная! Любите меня, цените! И славьте побольше и почаще: я это так люблю!…»

Еврейские пышные похороны и вовсе растягиваются на несколько дней. Шуму и визгу столько от них по радио и телевизору, что можно с ума сойти, повредить ненароком психику. Генералиссимуса Сталина хоронили скромнее, наверное, или того же генсека Брежнева, чем какого-нибудь современного еврейского певца, второсортного писателя или поэта, или же актёришку самого что ни наесть третьесортного и никудышного. Но там-то хоть был понятен народу весь поднятый шум и гам: многолетние лидеры Великого государства всё-таки, – а тут! Пигмеи, пустышки и лицедеи, народу русскому по сути и не давшие-то ничего, кроме грязи, пантов и убытков. И, тем не менее, тоже к сонму великих приобщиться желающие и мечтающие, пока ещё власть у них.

И начинаются ритуальные свистопляски по всем центральным каналам ЦТ. Все новостные ролики сразу же по боку, повторю: пусть хоть взорвётся и рассыплется мир – евреев это мало волнует и трогает, и не остановит ни сколько. Им, по указке раввинов, надо прокрутить свою ритуальную и обязательную программу по отпеванию и проводам знатного иудея на тот свет, – а там хоть трава не расти и всё вокруг от ярости и досады лопни… Поэтому-то без-конечные хвалебные интервью и душе-раздирающие вопли и стоны следуют одно за другим, громко и по многу раз озвучиваются непременные соболезнования премьера и президента, крутятся заранее отснятые фильмы, зачитываются некрологи и стихи. И всё об одном и том же – о гениальности усопшего, о качествах его выдающихся и неземных, и таком же неземном таланте… Кого бы ни хоронили – ритуал один, который с начала 90-х годов не меняется…

При Советской власти в 1970-е и 80-е годы такого не было никогда: я, во всяком случае, не помню подобного шумного и вызывающе-без-совестного иудейского похоронно-юбилейного карнавала. Тогда евреи гораздо скромнее жили – и куда проще себя вели, как и положено нацменьшинству. Их не было в СССР ни видно, ни слышно: все они были тогда добропорядочные советские граждане – и только…

9

Говорить можно много и долго про современную еврейскую дерзость и наглость – как они славят и раскручивают сами себя уже 30-ть лет, до небес себя возвеличивают и превозносят; как заставили всю Москву памятниками и барельефами братьям-евреям. Всем тем, между прочим, кто ненавидел Советский Социалистический строй, кто его тайно или же явно рушил, проживая по 20-ть лет в эмиграции. Не станем их перечислять: они и так надоели до чёртиков!

Патриоты же великие, свято-русские, кто тут работал и жил до последнего дня, и советскую Родину – не себя – своим трудом до последнего вздоха возвеличивал и славил – балерины Уланова и Максимова, например, режиссёры Бондарчук, Храбровицкий и Озеров, композиторы Свиридов, Гаврилин и Тальков, писатели Шукшин, Бондарев, Д.Андреев и Кожинов, да и тот же Иосиф Давидович Кобзон, неистовый почитатель и прославитель Великой Советской эпохи, – эти достойные люди, граждане своей страны, памятников и почестей не удостоены. Увы! Великого Василия Макаровича Шукшина и вовсе весь прошлый 2019 год, когда страна его 90-летие отмечала, терроризировали по полной программе, густо и умело поливали грязью при помощи его же без-совестных и праздных родственников, живущих за его славный счёт. Поливали так мощно СВЕТЛОГО РУССКОГО ГЕНИЯ сионизированные СМИ, что волком выть хотелось от ярости и от горя! Про его творчество, которое переживёт века, не сказали ни слова ведущие передач – всё только каких-то выживших из ума старых баб показывали, и после смерти писателя и пророка продолжавших сводить с ним личные счёты, вымещать на нём оставшуюся ещё при жизни злость.

А в начале 90-х годов началось и вовсе великое надругательство над Русской Памятью и над Историей. Окружавшие Ельцина еврейские идеологи принялись убирать с улиц и площадей Москвы славные имена русских деятелей-патриотов. И как всегда – спешно и втихаря, без обсуждения и референдумов.

И первого, кого тогда нагло и подло убрали от народных глаз, как сейчас помню, стал М.Ю.Лермонтов, величайший русский ПОЭТ и ПОСЛАНЕЦ БОЖИЙ, продолжатель Дела Пушкина по патриотическому воспитанию нации, – одноимённую станцию метро которого вдруг взяли и переименовали без спроса в «Красные ворота». Зачем? Почему? Кто евреев о том просил, и кто им давал разрешение? И какой в том был смысл и толк вообще, кроме откровенной и неприкрытой подлости, глумления и кощунства, как и с Шукшиным! Ведь рядом с этой станцией осенью 1814 года Михаил Юрьевич как раз и родился в доме, на месте которого стоит теперь известная сталинская высотка. Это ж святое, намоленное место для всякого русского человека и москвича. Там же, на площади, и прекрасный памятник Лермонтову теперь красуется. А «красных ворот» уже и в помине нет. Никто уже и не знает и не желает знать про их существование… Так зачем ельцинистам-евреям понадобилось подобное издевательство над русскими людьми и их Историей?! Русскому народу в душу смачно плюнуть, да?!!!…

Следом за М.Ю.Лермонтовым, я это тоже очень хорошо помню, в Москве вдруг переименовали станции метро «Ждановская» («Выхино» теперь) и «Щербаковская» (ныне «Алексеевская»). Зачем, опять-таки? Кто и когда ушлых евреев о том просил? Что за самоуправство такое и варварство?

Андрей Александрович Жданов, напомню, после убийства Кирова стал самым близким к Сталину человеком в течение 10-ти лет: ближе не было. Именно он, как секретарь ЦК ВКП (б) по идеологии, отвечал за патриотическое воспитание молодёжи перед Великой Отечественной войной, и всю вторую половину 1930-х годов накачивал молодое поколение страны Советов Великодержавным Патриотическим Духом. Благодаря которому наш поднявшийся с колен народ и выиграл ту битву с фашизмом, и низкий поясной поклон Андрею Александровичу за это. И за то ещё, что всю войну он прожил и проработал в осаждённом Ленинграде, возглавляя городской партийный комитет, питался вместе со всеми в горкомовской столовой, хотя и страдал диабетом и нуждался в особом питании. И то, что мы в итоге отстояли город, не сдали его врагу – огромная личная заслуга Жданова, работу которого трудно переоценить! И вдруг такой плевок в человека со стороны бандюков Ельцина, посмертное унижение всеобщего народного любимца!…

———————————————————

(*) Историческая справка. «В лице Жданова Сталин обрел активного и деятельного помощника в государственно-патриотической перестройке советской духовной сферы. Именно его он привлек в том же 1934-м к считавшейся чрезвычайно важной работе по введению преподавания гражданской истории в учебных заведениях страны и разработке новых учебников истории. Показательно, что после убийства С.М.Кирова именно Жданова Сталин послал своим наместником во вторую столицу – Ленинград. А в феврале 1935 года он сделал Жданова кандидатом в члены Политбюро, в заседаниях которого тот, впрочем, регулярно участвовал уже с начала с 1934 года, даже не имея этого статуса». /Г.В.Костырченко «Тайная политика Сталина. Власть и антисемитизм»/…

———————————————————-

А за что был унижен и вычеркнут из Истории Александр Сергеевич Щербаков [27 сентября (10 октября) 1901 года, г.Руза Московской области – 10 мая 1945 года, г.Москва] – Великий сын своей Родины, Патриот, каких поискать, и Коммунист с большой буквы?! Напомню вкратце читателям его удивительную биографию, которую уже мало кто помнит и знает. Жалко!!!

Итак, родился А.С.Щербаков в семье простого рабочего и наверняка пошёл бы по стопам отца: иного выбора и перспективы при Романовых у таких как он не было. Но тут грянула Февральская, а потом и Октябрьская революция, освободившая народ от ига чванливых господ и бар и открывшая им путь наверх, к вершинам большой политики и власти. И не удивительно, что в 1918 году 17-летний Александр становится членом ВКП (б) – партии рабочих и крестьян, – чтобы активно помогать большевикам выполнять их намеченные программы по масштабному социальному преобразованию общества.

В молодости, между прочим, он проявлял немалый интерес к литературе, о чём, в частности, свидетельствовала опубликованная им в газете «Нижегородская коммуна» от 5 января 1926 года статья с ярким откликом на смерть С.А.Есенина, написанная с глубокой симпатией к русскому национальному поэту. Вообще, тяга к Знанию, к Свету была в Щербакове огромной и всепоглощающей страстью с малых лет. Не удивительно, опять-таки, что в 1921-1924 годах он учился в Коммунистическом университете имени Я.М.Свердлова (впоследствии реорганизованном в Высшую партшколу при ЦК). С ноября 1930-го по апрель 1932-го года Щербаков пополнил знания ещё и в историко-партийном Институте красной профессуры. Это позволило ему с осени 1934-го года успешно начать работать орг-секретарём Союза писателей СССР при 1-м секретаре Союза А.М.Горьком, а потом и куратором Союза писателей по линии ЦК ВКП(б). С 1935 года Щербаков по совместительству ещё и заведовал Отделом культпросветработы ЦК.

Во второй половине 1930-х годов Александр Сергеевич, блестяще проявивший себя в писательском Союзе как превосходный организатор дела, сосредотачивается уже на чисто-партийной работе. Ему доверяют руководство важнейшими обкомами. Так, в 1936-1937-х годах он – 2-й секретарь Ленинградского, а в 1937-1938-х годах – 1-й секретарь Восточно-Сибирского (Иркутского) обкомов партии. В 1938-м году он уже 1-й секретарь Донецкого обкома партии. А Донецк в те годы был ключевым оборонным регионом страны, где была сосредоточена вся довоенная промышленность, по сути.

Его блестящие способности как руководителя проявились и там, что не осталось незамеченным лично Сталиным, зорко следившим всегда за молодыми и перспективными кадрами. Особенно после известных партийных чисток 1936-38 годов это было важно Вождю, когда происходила широкомасштабная замена старых партийных функционеров из ленинской гвардии, неквалифицированных, неграмотных, непрофессиональных, зажравшихся и нетрудоспособных, на молодых и талантливых русских парней из низов с высшим образованием, по максимуму заряженных знаниями и созидательной энергией, готовых служить Родине не за страх, а за совесть.

И в конце 30-х годов Щербакова переводят в Москву. В 1938-1945 гг. он занимает важнейший и ключевой пост первого секретаря МК и МГК ВКП(б), отвечает за состояние дел в Москве и области все предвоенные и военные годы. И работает выше всяких похвал: нареканий к нему за это долгое и архи-трудное время никаких не было.

Не удивительно, что с 1939 года он – член ЦК ВКП(б), с 22 марта 1939 года – член Оргбюро ЦК. А с мая 1941 года Щербаков – секретарь ЦК ВКП(б). Карьерный рост у человека – самый что ни наесть головокружительный. Сталин тогда вовсю уже готовился к войне, и окружал себя молодыми, трудолюбивыми и квалифицированными кадрами, на которых бы он мог всецело положиться в трудную военную годину.

24 июля 1941 года образовывается Совинформбюро – новая пропагандистская структура в Центральном аппарате партии, – и Александр Сергеевич по поручению Верховного главнокомандующего возглавляет его.

4 июня 1942 года, помимо всего остального, он становится ещё и начальником Главного политуправления Красной Армии (вместо генерала армии Л.З.Мехлиса, снятого с должности и разжалованного до генерал-лейтенанта за Керченскую катастрофу), и заместителем наркома обороны СССР. В сентябре 1943-го ему присваивается высокое звание генерал-полковника.

В 1943-1945 гг. поистине десятижильный Щербаков был ещё и заведующим отделом международной информации ЦК ВКП(б), депутатом Верховного Совета СССР (1937-45 гг.), членом ЦК ВКП(б) (1939-45 гг.), кандидатом в члены Политбюро ЦК с 21 февраля 1941 года по 10 мая 1945 года. И когда только всё успевал человек? Он буквально горел на работе, дневал и ночевал там.

Горел, горел – и сгорел дотла: только пепел один от него и остался. Умер Александр Сергеевич, великий труженик и гражданин, в ночь с 9 на 10 мая 1945 года от обширного инфаркта, не успев в полной мере насладиться долгожданной победой, которую он приближал как никто другой и для которой всего себя отдал. Его кремировали и замуровали в Кремлёвскую стену. И в его честь по праву и по решению правительства была названа одна из станций московского метро – «Щербаковская». Абсолютно честно, законно и справедливо!!! Согласитесь, дорогие мои читатели и друзья!!! А кого ещё-то увековечивать и награждать, как ни таких?! – кому выдавались самые высокопарные и блестящие характеристики и простым народом, и теми, кто его лично знал и с ним бок о бок работал?! Приведём некоторые из оценок Александра Сергеевича, взятые из Интернета:

«В Москве он пользовался огромным авторитетом. Его уважали, даже почитали, прислушиваясь к каждому слову. Многие вспоминали потом о нём как о человеке благороднейшем, духовном аристократе, исключительной личности».

«У Щербакова был невероятный авторитет… Весь октябрь, ноябрь 1941 года, самое страшное время, в городе была практически одна фигура – Александр Сергеевич Щербаков», – вспоминала Олимпиада Козлова.

– По свидетельствам политработников, их новый руководитель А.С.Щербаков буквально удивлял всех своей «поразительной работоспособностью».

– А маршал А.М.Василевский оставил о Щербакове такое, например, немаловажное свидетельство: «Материалы, согласованные с Александром Сергеевичем или завизированные им, Сталин подписывал без задержки»…

Итак, этот удивительный, светлый и почти святой человек все четыре военные года нёс на своих плечах тяжелейший и ответственейший административно-командный крест, исполняя по поручению Верховного главнокомандующего И.В.Сталина несколько ключевых, архи-важных и архи-трудных должностей, которые лишь ему одному может только и были по силам. Умер в возрасте 44-х лет. Щербаков сжёг себя на боевом посту, всё, до последнего, отдав родной и любимой стране, матушке-России!!!

И вдруг, такая чёрная и глубокая неблагодарность со стороны новой антирусской власти, ненавидящей РУССКИХ ПАТРИОТОВ лютой вселенской ненавистью!!! Великое имя Александра Сергеевича вычеркнули из Истории ельцинские вурдалаки и упыри. Чтоб им всем пусто было!!!… И это при том характерном условии, заметьте это себе, что революционеров Баумана и Войкова они не тронули: до сих пор станции московского метро и целые столичные районы даже продолжают их поганые имена носить. Потому что оба – евреи, люди неприкасаемые…

10

А с самим Сталиным разве ж не то же самое происходит по сути своей, что и с его ближайшими соратниками и подчинёнными?! Уже долгие годы – с момента, как была провозглашена “демократия” на официальном уровне и началась на волне перестроечной эйфории широкомасштабная кампания по переименованию площадей и улиц городов России, направленная якобы на восстановление исторической справедливости, – так вот, с тех самых пор русский народ упорно пытается возвратить городу Волгограду его прежнее имя СТАЛИНГРАД. Абсолютно законное, честное и заслуженное во всех смыслах, – ибо сей славный волжский город связан с именем Вождя народов как ни один другой. Сталин, напомню, в качестве председателя Военного совета Северо-Кавказского военного округа, оборонял Царицын ещё летом и осенью 1918-го года от войск атамана П.Н.Краснова. И делал это крайне успешно и эффективно на удивление, чем и спас в итоге молодую Советскую Республику от голода и катастрофы. Ведь захвати тогда Донская армия город – уникальный природный транспортный узел, средоточие важнейших морских, сухопутных и железнодорожных путей сообщения, – отрежь продовольственный Юг России от Центральных промышленных областей, – и Революция без хлеба погибла бы. Про этот первый сталинский подвиг теперь не спорит уже никто: глупо и без-смысленно это!

Похожая картина наблюдалась и осенью и зимой 1942 года. Сталинградская битва – вторая по важности битва Великой Отечественной войны после Московской. И сдай мы тогда Сталинград – страна и Армия остались бы без бакинской нефти. Что привело бы Советскую Россию к немедленной катастрофе, как легко догадаться, как и в 1918-м году. И только мудрость, воля, стойкость и мужество Сталина как гениального руководителя, решившегося разобрать Байкало-Амурскую магистраль и перебросить рельсы и шпалы её на левый, высокий берег Волги, по которым к осаждённому городу без-перебойно доставлялись продовольствие и боеприпасы с Урала, спасли тогда полуживой Сталинград от окончательного разгрома. А потом ещё, пленив армию Паулюса, позволили в контрнаступление перейти зимой 1943-го. А далее – к Курской битве и итоговой победе в мае 1945-го года!

Народ-то наш это всё знает прекрасно и очень хорошо помнит на генетическом уровне. А генетическая память вечна! Поэтому-то и обращаются русские люди к лидерам государства раз за разом с настоятельным предложением восстановить историческую справедливость: переименовать Волгоград в Сталинград. И к Ельцину горожане и лидеры общероссийских партий обращались с подобною просьбой, и Путину несколько раз задавали подобный же вопрос на пресс-конференциях.

Владимир Владимирович же у нас – чекист старый и многоопытный: его на мякине не проведёшь, на туфту не купишь и не подловишь, и врасплох не застанешь ни в жизнь! Он всегда в форме и начеку, всегда с готовым ответом. Поэтому-то он только лишь лукаво отшучивается всякий раз: «Проводите референдум, мол. Как скажите, так и будет». Но дело лишь этими шутками его и ограничивается, то есть по-прежнему на месте стоит. Ибо ясно же, что референдум может иметь законную силу только лишь при одном условии: если его инициирует Москва, Кремль и лично президент России. Он же потом должен ещё и признать его итоги на официальном уровне, пропустить через Думу и Совет Федераций. В противном же случае это будут лишь детские забавы, выпускание пара в свисток.

Но Кремль вот уже 30-ть лет молчит, воды в рот набравши. А губернаторы боятся даже и заикаться об этом референдуме из-за угрозы немедленного снятия с должности и получения чёрной метки на всю оставшуюся жизнь. Ибо всё дело с переименованием города упирается в российских евреев, плотно оккупировавших Кремль и Администрацию президента. А им, евреям, Сталин – патриот-велико-державник русский – что острый нож в бок или же кипятильник в задницу. Великого Сталина возрождать и раскручивать для них смерти подобно… Вот они и упорствуют, держатся за стоп-кран крепко, не отпускают ручку тормоза ни на секунду. Сами же усердно стряпают при этом дорогущие бронзовые памятники кому не лень – и всё ведь одной сплошной нечисти. Всю Москву уже нечистью заставили-заполонили, и не успокаиваются на этом, не сбавляют ход: раз за разом достают из шкафов исторические скелеты маньяков, душегубов, растлителей и палачей – и на пьедесталы их делово, никого не спросив, водружают. В этом и состоит “демократия” – когда евреи у Власти и делают, что захотят… Мы же, русские насельники, коренные местные жители, вот уже 30-ть лет честно и открыто просим провести референдум хотя бы, чтобы мнение народа узнать по поводу Великого Вождя всех времён и народов. Но в ответ слышим одно и то же: шиш вам, русские свиньи! чёрта лысого вы от нас получите и мохнатый кукиш под нос, а не референдум! Потому что результат-то того референдума заранее известен: 99% обеими руками за Сталина проголосуют, как за Первого и Главного Героя своей страны, самого дорогого для нас, желанного и любимого!!!

Евреи это знают прекрасно – вот и упорствуют изо всех сил. Сами упорствуют – и Власть к тому призывают, которая с 90-х годов безвольно потворствует им, ласкается и нежно по головке гладит… {5}

11

А вспомните-ка ещё, как 14 октября 2016 года в Орле открывали первый в России за последние 450 лет памятник Великому московскому царю-Освободителю Ивану IV Васильевичу (Грозному) по настоятельной просьбе местных жителей, которых страстно поддерживала в этом благом начинании и вся патриотическая Россия от Камчатки и до Калининграда. Открытием памятника руководил сам тогдашний губернатор Орловской области Вадим Владимирович Потомский: низкий поклон ему и тысяча благодарностей от жителей нашей многострадальной страны, благороднейшему, честнейшему и мужественнейшему человеку, Державнику-Патриоту с большой буквы. На торжества, в качестве моральной поддержки, приехали и высокие столичные гости: депутат ГД Николай Земцов, известный писатель-патриот А.А.Проханов, не менее известный политолог С.И.Кургинян, руководитель мотоклуба «Ночные волки» А.Залдостанов и сам автор проекта памятника, заслуженный художник России Олег Молчанов. Люди не самые последние в стране, как хорошо известно.

Но сейчас не про это речь, не про высоких орловских гостей, а про то, как бесились тогда столичные евреи и какие метали громы и молнии в адрес архитектора, изготовителей и организаторов, сколько прямых угроз и проклятий высыпалось на головы мужественных орловцев! А против мэра Орла Василия Новикова были и вовсе поданы иски в суд правозащитными организациями: дескать, какое он имел право давать на то разрешение, землю под Грозного выделять, да в самом центре? Незаконно и неправомерно это! Пересмотреть! Отменить! Наказать! Призвать самовольника к порядку!… Вот если бы очередную “стену плача” в Орле возвели руководители города и области – Потомский с Новиковым ходили бы у правозащитных организаций в любимчиках и героях! А так – одно лишь дерьмо оба они огребали, хулу и прямые, повторю, угрозы.

В останкинских же телестудиях из-за установки этого памятника и вовсе царил настоящий сатанинский шабаш! – я по-другому это и назвать не могу. Леонид Гозман с Николаем Сванидзе от ярости и негодования готовы были взорваться сами и студию к чертям собачим взорвать, испепелить присутствовавших. Оба раздулись и покраснели так от волнения, что было страшно даже за их здоровье, – ибо сосуды каждого едва-едва выдерживали внутреннего напряжения. Сотни проклятий было послано ими через прямой телемост в Орёл по адресу открывающих, которых они открыто и без стеснения обзывали фашистами, идиотами, недочеловеками, безмозглым скотом и кровавыми палачами – пособниками самого царя, которого-де не то что славить и превозносить, а и мёртвого вешать надобно. Такие ими высказывались мысли в прямом эфире ЦТ – совсем даже не либеральные! Что наблюдать было весело со стороны: махровые либералы и демократы вели себя как истинные фашисты.

Иван IV, по их согласному мнению, является исчадием ада – ни много и ни мало! И за что же, интересно знать, они так гнусно и нелицеприятно его обозвали? Да за одно то только, что Великим патриотом был и не захотел отдавать страну на растерзание Сиона, свившего в Польше гнездо после разгрома Хазарии Святославом, да ещё и раскатавшего губки на соседнюю Московию.

Подросшему и возмужавшему Грозному, сумевшему выбраться каким-то чудесным образом из-под иудейского влияния матушки, знатной полячки Елены Глинской, это всё сильно не понравилось – подобные иудейские аппетиты. И за 50 лет до прихода к власти еврейских прихвостней-Романовых он, Великий Князь и Царь Всея Руси, разгромил всю тогдашнюю интернациональную шушеру, спрятавшуюся за спинами родовитых бояр и рвавшуюся к Московскому Трону. Чем обеспечил своим согражданам-москвитянам тихую и спокойную жизнь до начала 17-го века – до Смуты то есть.

Грозный не лёг под евреев (как и Сталин в 30-е годы) – этим и “прегрешил”, только лишь одним этим. Других-то грехов у него и нет, по сути! – как у Русского Царя, я имею в виду, Великого руководителя государства. А каким он был человеком? – нам, россиянам, без разницы, нам всё равно. Про его человеческие качества его жёнам было важно знать, которых регулярно травили вороги, и родственникам, с которыми он ежедневно общался, дружил…

12

Наглость же и цинизм Гозмана со Сванидзе меня поражали всегда, как и всех остальных их собратьев по крови и по духу, политологов так называемых, что на ЦТ тусуются регулярно и вот уже 30 лет нас уму-разуму с телеэкранов учат, вбивают в нас “прописные” истины: как и с кем жить, как и кого любить, как и кому верить. Ох-как все они любят себя моралистами, пацифистами и филантропами перед честной публикой выставлять, сугубыми гуманистами, миротворцами и правозащитниками, и великими нравственниками вдобавок, когда дело иудейских интересов никак не касается. Тут они все молодцы, все добрячки и паиньки, все – “масло”! Но когда что-то вдруг не по их происходит, когда на их глазах ПАТРИОТИЗМ поднимает голову, и народ вдруг начинает громко любить и славить тех, кого, по их мнению, любить и славить не должно, – тут они сразу же на дыбы, сразу зубы хищно оскаливают и громко клацают ими, желваками поигрывают устрашающе! И куда только “масло” девается и миролюбие показное?! Куда девается их пацифизм и объективизм?! За каждую капельку пролитой Грозным крови: а таковая за любым руководителем государства есть, как легко догадаться, подписывающим приговоры, – они готовы глотки безумно драть и глаза выцарапывать оппонентам; готовы с пеной у рта нам доказывать, что не достоин Иван IV Васильевич нашей любви и чести. Ибо так считают и решили ОНИ – “избранные”. И сомнению и критике, или же осмеянию, тем паче, это не должно подвергаться: для нас, шабесгоев, это чуть ли не “глас Божий”, Закон… И, одновременно с этим, ОНИ, гозманы, познеры и сванидзе, преспокойненько, никого не спросив, устанавливают монументальные изваяния, до небес превозносят и славят настоящих и патологических маньяков и палачей типа Петра Первого и Бориса Ельцина. Где тут логика? – объясните, – и где тут совесть и честь?! Субъективизм сплошной, оголтелый!!!

Я что-то не слышал, не припомню визга эти наших шибко-либеральных и “высоко-нравственных” господ на открытиях памятников Петру Первому в Москве и на открытии Ельцин-центра в Екатеринбурге. Наоборот, все они являются горячими поклонниками того и другого, как это мне представляется. И будто не знают, или не хотят знать, повторю ещё раз, что полоумный император Пётр самолично головы стрельцам рубил, родного сына казнил, предварительно его запытав и замучив; а упырь-Ельцин и вовсе парламент расстрелял из танков, и сделал это варварство днём и на глазах всего мира, расправившись подобным исключительно-сатанинским способом с такими же народными избранниками, как и сам. Тысячи людских жизней загубил тогда одним махом этот ублюдок и кровавый палач! И что особенно мерзко и дико, он совершил этот акт возмездия образцово показательно – в качестве воспитательных мер для будущих поколений политиков.

Чего-то Гозман с Познером и со Сванидзе про кровавые руки того и другого не вопят с экранов, истерично глаз не закатывают и слюной не брызжут на окружающих, не шлют проклятия на головы авторов памятников и губернаторов, карами небесными не грозят. Они что, кровь патриотов России считают за пустую воду что ли, которая пусть хоть целыми реками льётся, хоть морями и океанами: это их не трогает ничуть, этого им не жалко?! Странный подход у этих лукавых господ к казням и палачам – не правда ли?! Какой-то подчёркнуто-избирательный! Одни палачи и тираны у них герои и молодцы, если только те безропотно на них работают, если ПАТРИОТОВ России без-пощадно давят и душат. Тогда им памятники до небес выставляются и посмертная мировая слава. Другие же, кто и мухи за целую жизнь не обидел (Грозный со Сталиным), а если кого-то и наказывал, то справедливо и исключительно по приговору суда, – такие у них исчадие ада и деспоты. Потому что на поводу у них никогда не шли, не плясали как Хрущёв гопака, а проводили национально-ориентированную политику исключительно!!!…

Вот и получается у нас с вами, дорогие мои читатели и друзья, странный и парадоксальный вывод из всего вышеизложенного, который можно сформулировать и озвучить так. “Демократия” в действительности – вещь коварная и двусмысленная, которую по-разному все понимают. И трактуют – тоже по-разному. Для славянина-русича, насельника Святой Руси, демократия – это Собор, Симфония народной жизни, праздник Души и Свобода для каждого, вне зависимости от цвета кожи и места жительства. Это когда каждый САМ выбирает ВЕРУ и ПУТЬ своего развития, САМ – без насилия и принуждения, без кнута и пряника.

Для иудеев же демократия – это безграничная власть над страной временного пребывания, единоличное нахождение на Олимпе, у рычагов управления всеми жизненно-важными процессами. Откуда они хотят тотально всё и всех контролировать и направлять, диктовать порабощённым народам нормы морали и нравственности, правила жизни и поведения. И при этом поддерживать холуёв и сурово наказывать неугодных. Евреи хотят вести себя по-хозяйски, словом, и делать, что захотят: самих себя на все лады возвышать и славить, одаривать баснословными гонорарами, гектарами чужой земли, дворцами со слугами и памятниками при жизни, а аборигенов оплёвывать и низвергать, доводить до скотского положения, до нищеты и варварства. Это нормальная их тысячелетняя практика в РАССЕЯНИИ – она ни для кого не новость и не секрет, кто ещё думать и анализировать не разучился, книжки правильные читать. А если их, иудеев, фанатичных и страстных поклонников людоедских Законов Моисея, от власти отодвигают, как в 1936-38 годах, да ещё и пытаются призвать к порядку и дисциплине, как и всех остальных!!! – то это уже начинается “тоталитаризм” по их лукавой трактовке. А лидер страны, Вождь нации и Отец всех народов, кто на их владычество покусился, от них получает кличку “тирана” и “диктатора” на веки вечные!!! И его после этого уже ничто не спасёт: ибо его каждодневно будут обязаны проклинать не только сами обиженные иудеи, но и его благодарные земляки – представляете!!! – которых Вождь освободил и осчастливил когда-то.

Так вот и вершится, и пишется она, Мировая История, по такой именно незамысловатой и, одновременно, тайной и зашифрованной схеме. Так к ней и относиться надобно, через такую именно призму её воспринимать, евреями сознательно замутнённую. Тогда там хоть что-то станет понятно и поучительно для нас, славян-русичей, хоть какую-то пользу нам принесёт… А иначе – напрасный труд, и впустую потраченное время и силы. Ибо как были слепыми котятами до того – так ими же и останемся…

13

Про новую и совсем даже не-свободную Россию, как это с очевидностью теперь выясняется, я мог бы ещё много чего интересного и поучительного написать – за что она мне не нравится категорически. Всё, что я ещё в 90-е годы чувствовал, когда в 93-м на баррикадах у восставшего Дома Советов стоял, а в 96-м агитировал за Зюганова, не за Ельцина, – так всё оно в точности с моею Родиной и произошло. Предчувствие моё меня тогда не обмануло ни сколько.

Но я остановлюсь на этом, чтобы читателей лишней информацией не перегружать, не расходовать их силы, и скажу лишь одно, но главное, что обязан помнить и знать теперь КАЖДЫЙ СОЗНАТЕЛЬНЫЙ ГРАЖДАНИН РОССИИ: страна наша, Святая кормилица-Русь, порабощена, её превратили в колонию лукавые ельцинисты, в “дойную корову” Запада и Сиона. А русских людей, уже нынешние власти, путинские, неотвратимым и строгим образом превращают в рабов современной российской знати и её прислужников – по образцу романовской империи. С 1992-го года Россией управляют ВРАГИ – через правительственный финансово-экономический блок, банкиров и олигархов! И про это рабство не только я криком кричу через свои книги, одинокий московский затворник, – про подобное положение дел уже несколько лет подряд без устали твердят в Интернете известные экономисты С.Ю.Глазьев и В.Ю.Катасонов, писатели А.В.Пыжиков и А.А.Проханов, политолог С.И.Кургинян, журналист К.В.Сёмин и многие-многие другие неравнодушные и зоркие граждане, учёные, писатели и историки, истинные сыны своей Родины!

На обломках СССР, – твердят и пишут они, а за ними и я следом, – вместо обещанного РАЯ построили воровское, криминальное государство Ельцин с компанией по рецептам мировой закулисы, возглавляемой Ротшильдами, Соросами и Барухами. Эти деятели тайно от народа и задолго до краха Советского Союза распределили между собой оставленное нам в наследство богатство нашими отцами и дедами, раздали его своим проверенным людям в 1992-м году, воспитанникам масонских клубов и лож, олигархам так называемым. А те без-перебойно качают российские богатства на Запад вот уже 30-ть лет за обыкновенные бумажки, за евро и доллары, которым копейка цена. Но даже и эти бумажки не попадают в Россию в полном объёме – остаются в западноевропейских и американских банках целёхонькими лежать. Потому что деньги свои немереные и несчитанные наша иудейская знать держит исключительно на Западе – не в России… А это значит, что мы позволяем властям отдавать своё добро БЕЗ-ПЛАТНО!!!… Хорошую систему евреи придумали, да?! Самую что ни наесть хищническую и воровскую! Да ещё и предлагают нам радоваться и в ладоши хлопать от этого на “День независимости России”. От кого?!!! И алкаша и дебила-Ельцина вместе с Гайдаром и Чубайсом громко славить – что они так ловко и быстро “осчастливили” нас в 90-е годы, повсюду насадив дельцов-казнокрадов под пафосным именем олигарх!!!

Что такое есть олигарх вообще? – давайте разберёмся во избежание путаницы и недопонимания. Олигарх – это обыкновенный “пылесос”, не более того, если вещи своими именами назвать, а не заниматься плутовством и словоблудием. Ему, “пылесосу”, отвели определённый участок работы его хозяева, дали большие права и холуёв команду, после чего включили на полную мощь, чтобы он перекачивал на Запад наши ресурсы, которых в Европе нет изначально, – но которые там очень хотят иметь, чтобы жить богато и счастливо. Вот и вся “работа” так называемая наших российских абрамовичей, рабиновичей, дерипасок и остальных шухермахеров – без-перебойно качать богатства нашей страны в западную сторону.

Если же олигарх-пылесос сломается или начнёт кочевряжиться и крысятничать, правил игры не соблюдать, – его немедленно убирают и ставят другого, честного и покладистого, не вора. Пример зарвавшихся Березовского и Ходорковского – яркое тому подтверждение. Их ведь не Путин обоих убрал из России, – какой там! Свои же их и убрали – руками Путина – за какую-то там провинность. А на их место поставили других, понадёжнее и посговорчивее… Такой же итог и Абрамовича с Дерипаской ждёт, и Потанина с Михельсоном, если вдруг и они начнут кочевряжиться и денежки на сторону уводить, показывать зубы и скалиться! Там, в их дисциплинированной закулисной среде, подобного поведения не терпят и не допускают. Порядок там сверх-жёсткий!

Все олигархи-капиталисты – хищники по природе своей, как те же волки в лесу! Не строители и не созидатели, не филантропы и не гуманисты. Они не умеют и не желают строить и созидать, гладить ближнего по головке. Это не их функция, и не их задача. Их задача – отбирать построенное, приватизировать по-научному, и выжимать из захваченных заводов и фабрик, из недр земли продукцию и соки по-максимуму, не думая ни о людях, ни об экологии, ни о модернизации. А потом, когда всё приходит в полную негодность от их предельно-хищнической и варварской политики, они убыточное предприятие бросают безжалостно и захватывают новое, построенной только что. И там начинают хозяйничать и богатства хищнически качать, наживаться на распродаже. Вот и всё! Так оно всё везде и бывает, точно так – схема верная! По такой именно схеме посланцы Ротшильдов, Соросов и Барухов грабили когда-то Индию и Китай, Африку и Латинскую Америку. А теперь вот они и до нас добрались, нас “осчастливили” своим вниманием и присутствием.

Экологическая катастрофа в Норильске, на предприятиях олигарха Михаила Потанина, это хорошо продемонстрировала населению, что есть такое капитализм и какова его волчья сущность. Потанин теперь крутится как вошь на гребешке и разор и убытки оплачивать не собирается, естественно. Как не собирается он и производить капитальный ремонт. Зачем? Ремонт – это дело сильно убыточное и затратное. А они тратить не любят и не хотят – хотят лишь получать прибыль, доходы, бабло, на которое потом тусоваться. Тратить же будет родное российское государство, то есть мы с вами, дорогие читатели, когда Потанин всё бросит и умотает на Запад жить с наворованными миллиардами русских денег.

А вот вам и другой пример недееспособности, никчёмности и пустоты олигархов – Михаил Прохоров. Помните, как этот бравый господин лихо пообещал когда-то построить в России завод по производству народного Ё-Мобиля. «Вот говорят, – публично заявил он на каком-то сборище, – что, дескать, мы, олигархи, пустые как барабаны, ничего не можем и не собираемся мочь – только лишь воровать и продавать наворованное. Неправда это! А попросту сказать – ложь! И я готов доказать этот тезис делом! Я построю огромный автозавод в России, не хуже Форда, и завалю россиян дешёвыми и качественными автомобилями. Хватит им на велосипедах и самокатах-то ездить, хватит! Пусть поживут как люди, поберегут себя!»…

Так или почти так говорил тогда олигарх-Михаил, молол языком знатно. И что? – чем кончилась его затея в итоге и его обещание народ осчастливить свой? Да ничем. Ну просто совсем ничем. Одним лишь пшиком! Ибо лишь на два пробных образца Ё-Мобиля его творческого запала только тогда и хватило, выпущенных в кустарных условиях. И на этом всё дело и заглохло, вылетело в трубу. Олигарх-Миша как-то быстро сообразил, что «хозяйство вести – это не м…дями трясти», – хлопотно и накладно это, и очень и очень ответственно. И он, опечаленный не на шутку, послал всех на х…р, свернул программу, собрал вещи и укатил с бл…дьми в Куршевель. И больше про него у нас никто и ничего не слышал… Нет, как хотите, но не умеют такие типусы и патологические пустозвоны созидать, не способны в принципе – только воровать и грабить, и со срамными девочками кувыркаться. Потому что, повторю, – хищники!!! Им бы только шампанское в кабаках вёдрами пить да Сталина везде чихвостить, про “репрессии” его без-престанно трезвонить да про ГУЛАГ, прикрывать ими своё полное ничтожество и убожество!!!

А какой нам, россиянам, толк, – подумайте и скажите, – от приватизированного «Газпрома» и его главы Лёши Миллера? Хотя тот трубы постоянно прокладывает на запад и на восток, русским газом торгует по-чёрному со всем миром. Но нам-то что от того, что он деньги лопатой гребёт и огромные дивиденды своему окружению и акционерам выплачивает ежегодно? Народу-то с тех его барышей и копейки ржавой не перепадает! Тульская область, к примеру, а это всего лишь 200 км от Москвы, до сих пор полностью не газифицирована: трубопроводный газ в моём родном Богородицке только лишь в многоквартирных домах имеется, а весь частный сектор, больше половины города, получает газ в баллонах, а отапливает свои дома дровами и углём. Про остальные области и не говорю – про Урал, Сибирь и Дальний Восток к примеру. Туда цивилизация не скоро ещё придёт, с такими-то воровскими порядками.

Зато вот Миллер щедро спонсирует уже много лет радиостанцию «Эхо Москвы» – откровенно подрывную и антироссийскую, работающую на Сион, которая, пользуясь его щедрой помощью и поддержкой, широко раскинула свою вещательную сеть по стране. «Эхо Москвы» теперь можно поймать в любом уголке России – послушать, как она грязь людям ежедневно в уши льёт, проводит на оккупированной территории свою вражескую пропаганду… А олигарх Усманов щедро спонсирует, то есть содержит на русские деньги холдинг «Комерсант» – тоже откровенно враждебный, анти-российский… А какую пользу стране и народу русскому принесли компании Абрамовича и Дерипаски, Лисина и Михельсона? Да никакую. Одни убытки только и нечистоты повсюду, выжженная земля и массовая безработица. Зачем им Россия, которую они ненавидят всеми фибрами души и жить тут долго не собираются?!

ВРИО главы Республики Коми В.В.Уйба (теперь уже губернатор) на августовской встрече с Путиным, помнится, пожаловался тому на катастрофической состояние вверенной ему части новой России. Владимир Викторович сказал президенту честно, что он, как только был назначен на этот высокий пост 12 апреля, совершил инспекционную поездку по краю и ужаснулся от того, в каком плачевном состоянии всё там у них находится. Дороги – грунтовые в основном, заасфальтированных практически нет. Из чего следует с неизбежностью, что осенью и весной, в распутицу и непогоду, в республике полностью прерывается сообщение, и для жителей наступает каменный век со всеми его суровыми атрибутами. Жилые и государственные дома там у них деревянные до сих пор, 1950-60 годов постройки. Понимай: возведены ещё при Сталине и при Хрущёве. Молодёжь из-за этого разбегается кто куда. Остаются те, кто убежать не может. Но от таких убогих калек, ясное дело, пользы мало.

Республика стремительно вымирает, – подытожил разговор честный Уйба, – но в Москве на это всем начихать. Там у министров и банкиров другим голова занята – как бы деньжат побольше срубить, пока не выгнали, да вложить их в землю и недвижимость. Всю Москву и Московскую область скупили наши министры и банкиры, чиновники высшего и среднего ранга, да ещё и по десять любовниц у каждого на иждивении, которые деньги тоже знатно сосут. Вот чем их головы теперь заняты – не государством.

А у олигархов российских другие проблемы с заботами, и тоже не шуточные, не пустяшные. Роман Абрамович, к примеру, устал уже яхты менять, бедненький, скупать английские клубы и стадионы там же, в Англии, строить на наши русские деньги. Миша Прохоров в США какой-то захудалый баскетбольный клуб прикупил от нечего делать – и теперь его счастливит и выводит в люди. Так же и остальные поступают, завсегдатаи списка Форбс. Все они куда угодно деньги везут и тратят – только не в матушку-Россию. Сами продажные, заразные и коррумпированные с головы и до пят – и заражают своим стяжательством и делячеством всех остальных: чиновников, силовиков, научную элиту…

14

И нам объясняют теперь – и Центральные власти, и СМИ, и либеральные агитаторы и пропагандисты, – что это, мол, нормально, так оно всё и должно быть. Уверяют вот уже 30 лет, что весь цивилизованный мир так именно и живёт: евреев-де на свои деньги содержит, жизнь им счастливую обеспечивает. Так, мол, и надо делать, так – правильно! Ибо евреи – Богом избранная нация. Она и должна и обязана лучше и сытнее всех жить!

Нет уж, товарищи дорогие, это не правильно и не нормально! – паразитов, лодырей и казнокрадов на своей шее терпеть! Русский народ этого никогда не примет, не признает и не поймёт. Да, он терпит пока, разбирается не спеша, копит силы. Мы долго запрягаем, увы!… Но отольются когда-нибудь вам всем наши слёзки. Ждите новую революцию, которая не за горами!!!…

Я уже писал в начале статьи – и ещё раз повторю, что вырос я когда-то в маленьком провинциальном городе Богородицке, в который мои родители переехали на ПМЖ в 1961 году. Однако хорошо знать и помнить свой город я начал лишь с началом 1970-х годов, когда в старших классах уже учился, и память моя окрепла и возмужала настолько, что могла уже впечатления детства долго и в полном объёме хранить.

Так вот, я узнал из истории своего края, что наш Богородицк был полностью разрушен немцами зимой 1941-го года, стёрт с лица земли по сути, в чём можно и теперь ещё удостовериться при желании по старым советским фотографиям того периода. Страшное они производят впечатление на современником, те военные чёрно-белые фотографии, жуткое даже: красивейших старинный город лежал после войны в руинах.

Но я, молодой мальчик-горожанин, этих руин и разрухи не помню совсем, не видел их, не знал, – вот в чём вся закавыка-то заключается, что было чуду сродни, волшебству или сказке. Подумайте только, люди, в начале 1970-х годов, через 25 лет всего после окончания ужасной войны, город был полностью восстановлен по единому генеральному плану. Красивейшие дома возвышались повсюду, частные и городские, улицы были полностью заасфальтированы даже и на окраинах, был приведён в порядок огромный городской пруд: закатаны в бетон берега, обнесённые чугунной оградой, выстроены многочисленные купальни для молодёжи, вышки и пляжи. А в городском парке на всех главных аллеях возвышались гипсовые статуи спортсменов между диванами для отдыха горожан. Красота и лепота, как сейчас помню!!! А у входа в парк возвышалась огромная статуя трёх белых медведей, возле которых любили фотографироваться дети. И мы с братом тоже однажды на спину большому медведю батюшкой были посажены: мне тогда было 4 годика, брату – два. Смотрю теперь иногда на то фото – и умиляюсь. И думаю одновременно: а всё же удивительное было время тогда, как удивительным было и наше родное советское государство! Ведь холодная война бушевала вовсю, гонка вооружений. Столько денежных средств уходило на Армию и на Флот, на создание атомного оружия и на Космос… И тем не менее, у советского социалистического государства находились средства, чтобы восстановить страну, добраться мыслями и делами даже и до таких захолустий, как наш Богородицк!… И до далёкого и холодного Мурманска добирались руководители партии и правительства, и до Камчатки и Колымы! А всё потому, что деньги наши в одном кармане тогда лежали и в одном кошельке – у руководителя государства, и на сторону не уходили.

А теперь вот мы одну и ту же песню слышим уже 30-ть лет от правительства: денег нет, денег нет, денег нет – и в ближайшее время не будет, не ждите! Это у нашей-то самой богатой в мире страны, где помимо леса, золота, нефти и газа ещё и вся таблица Менделеева присутствует!!! И вдруг – нет денег. А куда они все делись-то?!!! В нищей и убогой Европе, вон, вообще ничего, кроме винограда и сыра, нет, а деньгами все банки под завязку забиты! А у нас – в России Ельцина и Путина – вечные финансовые проблемы с начала 90-х годов. Чудно!!! И горько и досадно одновременно!!! Ведь жить теперь у нас можно более-менее сносно, по-человечески лишь в городах-миллионниках, где ещё хоть какая-то экономическая жизнь присутствует из-за работающей промышленности и нормальные денежки водятся, не криминальные, не воровские, не мафиозные. А во всех остальных областных и районных центрах, поменьше, всё приходит в упадок стремительно с закрытием заводов и фабрик, вымирает и порастает быльём. Старики там доживают последние дни, а молодёжь от безысходности пустилась во все тяжкие – в наркоманию, пьянство и бандитизм, в проституцию и сутенёрство!

Да и откуда им быть, деньгам-то, в русской провинции, откуда? – при такой-то анти-национальной и воровской политике! – если их абрамовичи, рабиновичи и шухермахеры давным-давно прикарманили, набиуллины, грефы и селуановы те же. Прикарманили и переправили за рубеж – в банки Ротшильдов, Соросов и Барухов, своих реальных хозяев. А президент Путин вынужден перед мировыми спекулянтами кланяться вот уже 20 лет, стоять с протянутой рукой перед ними и милостыню выпрашивать слёзно на Армию, Космос и вооружение. И повторять с маниакальной настойчивостью мантру на ежегодных обращениях к народу в Кремле, что пересмотра итогов приватизации не будет: он этого не допустит, мол, пока живой. Этим самым он даёт чёткий сигнал заокеанским дядям, что наворованное в 90-е годы у них не отберут и не вернут народу, и новой национализации в России он не допустит: пусть пузатые дядечки, мол, не волнуются за своё награбленное добро, живут спокойно.

Словом, до нужд и чаяний простого народа дело не скоро ещё дойдёт, чтобы жизнь ему хоть чуток улучшить, если дойдёт вообще: ведь нашим банкирам и олигархам, хозяевам наших богатств, русский народ до лампочки!!!…

15

Казалось бы, что при таком-то пагубном и плачевном положении дел в экономике, промышленности и финансовой сфере, в науке, образовании и медицине, что грозит обернуться большой бедой, а то и катастрофой вовсе, русский народ давно уже должен бы был восстать! На улицы должен был массово высыпать и резкой смены курса потребовать от президента по всем правилам социальной жизни. Как это делают европейцы и американцы, к примеру, на которых мы тупо теперь ровняемся, как это происходит и в далёком Хабаровске, крайнее недовольство жителей которого политикой московских властей запретили показывать по ЦТ от греха подальше.

Но народ наш пока что молчит и терпит, за редким исключением, – всё по курортам мотается, по турциям и по египтам, всё никак не может насытиться воздухом дарованных прав и свобод, видом личных загранпаспортов нарадоваться. А зачумлённая молодёжь российская, масс-медиа одурманенная, и вовсе тайно мечтает в списки Форбса когда-нибудь ещё попасть, в долларовые миллиардеры, которых каждый божий день по ЦТ показывают как желанный для всех манок – играют этим на нервах и на инстинктах обывателя. Молодёжь так и не поняла ещё за 30-ть прожитых в новой России лет, что в те пресловутые списки по спецпропускам лишь пускают – и только особо отличившихся перед Сионом, прошедших специальные курсы и давших сотни масонских клятв любви и верности мировому еврейству. Кто от подобных конспирологических тонкостей далёк по причине отсутствия интеллекта, – таким упёртым мечтателям я советую по столичным кладбищам походить, не пожалеть времени, по их центральным аллеям в особенности. И поглядеть, воочию, так сказать, убедиться, сколько там их соотечественников теперь лежит, поверивших в 90-е годы Ельцину, пообещавшему их миллионерами сделать в два счёта, хозяевами Земли. Все они – мои ровесники по сути, которым тогда лет по 30-ть было, когда они в новую жизнь ломанулись массово – за удовольствиями и баблом, за длинноногими девками и мерседесами. Но развернуться им так и не дали в итоге боевики Ротшильдов, Соросов и Барухов – перестреляли всех как бешеных собак и отвезли в целлофановых мешках в лес или на кладбище. Повезло ещё тем, кого хоть по-человечески похоронили товарищи, добротные памятники на могилах поставили, осиротевшим родителям помогли. А сколько было тогда таких, кто и вовсе без-следно исчез, кого сожгли в крематориях, а пепел в поле развеяли.

Но молодёжь без-печна и без-шабашна по натуре своей: она всегда в лучшее верит и надеется, силы напрасно тратит – и ждёт. Печального опыта у неё ещё за плечами нету, а здоровья и времени впереди – вагон. Вот она и куражится от дури, и попадает в силки.

Да и политтехнологи не дремлют тоже: зомбируют молодых россиян умело и знатно посредством своих дебильных ток-шоу, должное им надо отдать, лакируют и полируют внешнюю оболочку новой жизни до блеска! Соловьёвы и киселёвы, норкины и гордоны, балаяны и симоньяны, поповы и скабеевы работают как часы, без сбоев и перерывов, без устали и депрессий. И дело своё по оболваниванию и зомбированию простого российского люда делают ловко и качественно. Языки у них острые и длинные, без костей, заработки – космические. Вот они и стараются, задницы свои и рвут! – не знают, чем и как угодить хозяевам! Тяжело из-за их фееричной каждодневной трескотни неискушённому русскому человеку рассмотреть весь трагизм ситуации в родной стране, сосредоточиться и повнимательнее вглядеться «в культурно-историческую сердцевину, а не завораживаться идеологически-отполированными поверхностями» – как любил говорить покойный Александр Владимирович Пыжиков…

———————————————————

(*) Мне в этом смысле сильно повезло в жизни: у меня выработался иммунитет к соловьёвым и киселёвым и всем остальным трепачам с НИИ ещё, где я их в 80-е годы много видел и слышал. Больше скажу: кто работал в столичных оборонных КБ и НИИ – тому смотреть на соловьёвых и киселёвых вообще муторно и тошно. Ведь ими были забиты наши институтские курилки битком, откуда они годами целыми не вылезали. А зачем им надо было вылезать, действительно? – если они у нас были никому не нужны по причине полной никчёмности и кретинизма. Ну просто совсем. Вот они возле “параш” и сидели сутками. Чесали и чесали там языками без устали и перерывов, трещали без умолку обо всём – про политику, историю и культуру рассуждали походя, про науку с литературою, про искусство, про выставки. И всё-то они на свете якобы знали, все книжки будто бы прочли, везде якобы были доками. И когда успевали только?! Могли они и про проблемы Гильберта запросто поговорить, и про квантовую механику, и про тайны Космоса и Вселенной – но лишь с дилетантами исключительно, не со специалистами, которых они опасались естественным образом: боялись опростоволоситься и в лужу сесть… И при этом при всём эти всезнайки и балаболки, обитатели курилок, простые задачки для 8-го класса не умели решить ни по физике, не по математике, ни по химии, элементарного сочинения не могли написать грамотно и без ошибок на заданную тему. И куда только их “знания” сразу девались, их “талант”?! На поверку все они как мыльные пузыри лопались, именно так!

На работе начальство к ним не подходило вообще; знало – без толку это: любое заданье завалят и заболтают парни, что потом и не разгребёшь… Так вот и болтались они годами у нас в НИИ и даже целыми десятилетиями без дела и без работы – неутомимые бездельники, как мы их про меж себя называли.

А в 90-е годы эти бездельники-говоруны, эти бездари и ничтожества вдруг оказались у власти самым чудесным образом, под крылом у Гайдара с Чубайсом. И принялись вершить “дела” – чесать языком уже на ЦТ, а не в тесных и душных курилках. Целые банды себе сколотили даже из таких же точно ничтожеств; пардон, из известных на всю страну политологов-балаболов, “весёлых и находчивых знатоков” жизни и истории, завсегдатаев откровенно-юмористического ток-шоу «Вечер с Владимиром Соловьёвым» на канале «Россия». Этакого «кабачка 13-ть стульев» на современный лад.

И агитационно-пропагандистское дело у них пошло знатно. Теперь уже и Россия стонет и трещит по швам от их каждодневной либеральной трескотни, как когда-то трещал и сыпался Советский Союз. Ещё чуток, и от нас лишь один полуостров Таймыр и останется стараниями этих праздных господ, которых становится всё больше и больше в стране, как тех же крыс на помойках и свалках…

———————————————————

16

Знатно трудится на идеологическом поприще, всецело поддерживает и освещает воровской режим и РПЦ. Именно для этого её и подняли на щит власти новой России, предоставив попам-батюшкам невиданные доселе льготы и привилегии. Каждый Божий день в стране открываются новые храмы – красивые и добротные, спору нет. Ничего не скажу про качество их плохого: люди-строители стараются. В родной и любимой Москве храмами вообще уже все скверы и парки застроили, все пустующие площадки. И это доводит атеистов-москвичей, которых по-прежнему большинство, и слава Богу, до тихого бешенства и озлобления. И отвечает за строительство их – внимание! – еврей Ресин, правая рука усопшего Лужкова… Странно, если не сказать дико, смотреть на это со стороны, как уважаемый Владимир Иосифович о духовном здравии русской нации печётся. И о здравии ли?! И надо ли это нам?! Да в таких огромных количествах?!…

Напомню, что никонианскую Церковь и в царские-то времена тёмный русский народ ненавидел в основной массе своей, по праву считал попов вымогателями и кровопийцами, мироедами и дармоедами. А ещё напомню, что Владимир Даль, автор «Толкового словаря», собрал и подготовил к печати во второй половине 19-го века ещё и сборник русских народных пословиц, которые он около десяти лет не мог, однако, издать в виде полноценной книги – Церковь тому противилась. Потому что там имелась масса пословиц откровенно антицерковных и анти-поповских, вобравших в себя всю народную обиду и неприязнь, копившуюся столетиями. За попов же не было ни одной: не сказал народ про служителей культа ни одного доброго и благодарного слова. Представляете! И это что-то да значит!

А Пушкина если взять, солнце русской поэзии, в творчестве которого, как более ни у кого другого, выразилась ДУША народная. Его «Сказка о попе и его работнике балде» – тоже откровенно антицерковная и анти-поповская. После её прочтения как-то совсем не хочется, знаете, в церковь на службы ходить и слушать там заунывное завывание, на сальные и потные морды священников любоваться, шаловливые ручки их золотить.

Не удивительно, что после Февраля 1917-го освобождённый от рабства русский народ прогнал взашей большую часть попов-дармоедов, приходские земли и церковную недвижимость вернул законно в общину, а все домовые церкви большевики и вовсе закрыли – за ненадобностью. И служители культа, оставшись без дела и заработков, снимали и бросали рясы, меняли профессии массово: ехали в крупные города и становились там мелкими клерками у купцов, учётчиками-счетоводами, продавцами лавок и управдомами, а то и вовсе дворниками и извозчиками. А кто и остался в церквях лямку дальше тянуть – влачили жалкое существование вплоть до начала Великой Отечественной войны, когда придавленный Большой бедой и без-численными смертями русский народ к Богу за помощью вновь обратился, за душевной и моральной поддержкой… Но это было уже потом, в лихие 1940-е и 50-е. А в святые революционные годы, после свержения Царя-батюшки и обретения народом свободы, попы и церковь были мало кому нужны – не любы были основной массе россиян, не милы, не важны, не интересны! По просторам России-матушки тогда вовсю гулял звонкий лозунг: «Религия – опиум для народа», – который был абсолютно верным по сути своей. Его и теперь возродить не мешало бы.

Весной и летом 1917-го года, как хорошо известно, в России устанавливалась новая демократическая власть взамен старой и свергнутой, прогнившей и обанкротившейся. Повсеместно проходили выборы депутатов в Советы всех уровней: поместные, уездные, волостные, столичные. Выбирались руководители деревень и сёл, городов больших и малых, различных учреждений, выбирались судьи и прокуроры даже. Была настоящая демократия, одним словом, власть толпы… И изгнанные из храмов попы тогда тоже в тех выборах поучаствовали, стремясь в новую жизнь хоть как-то вписаться, в новую власть.

Но мало кто из них на избирательном поприще преуспел и стал депутатом или чиновником. Не верил народ попам и не любил их, хорошо помня недавнее тёмное прошлое: ни в Советы не избирал, ни на руководящие должности… Так и болтались они потом без работы, без цели и средств – неприкаянные и всеми отвергнутые бедолаги. Отца Фёдора вспомните из «12 стульев», какая тяжёлая и разнесчастная для него наступила в советской России жизнь. И ведь так оно всё и было в действительности, как Ильф с Петровым в романе живописали, точно так. Авторы тут не соврали, не сгустили красок…

17

А теперь вот опять Церковь вытягивают из небытия, с задворок жизни – и возводят на пьедестал в качестве духовной опоры и ориентира. Уже и руководители государства – бывшие коммунисты и комсомольцы все как один! – со свечками в храмах тупо стоят по большим праздникам и лениво и притворно перед камерами крестятся и молятся, что-то под нос бормочут. А потом ништяками обмениваются с патриархом, лобызаются согласно ранжиру и домой разъезжаются со скучным и усталым видом, будто бы с очередного партийного собрания или сходки. Ну и какая это вера, скажите?! какой праздник души?! Цирк-шапито больше.

И, тем не менее, РПЦ раскручивают со страшной силой новые российские власти, предоставляют ей огромные преимущества перед остальными, всяческие послабления и льготы. Церковь сейчас у нас – самый главный олигарх и бизнесмен, обладательница миллиардов в валюте и собственных банков. В подчинении РПЦ огромное количество храмов – и старых, и новых; масса заводов по производству церковной утвари. А у каждого храма-прихода имеется собственный мини-маркет, где продаётся всё, начиная от книг, свечей, крестиков и икон и кончая одеждой и продуктами питания. И налоги с торговли и пожертвований прихожан церковь в казну не платит – всё там у них без-пошлинно, всё – чёрным налом. Гостиницы при храмах имеются – не пятизвёздочные, да, но тем не менее.

И чего удивляться, что у патриарха Гундяева огромные дворцы по всей России, да какие дворцы! Что охраны у него не меньше, чем у Путина, бронированные “мерседесы” и целый штат холуёв в услужении: все жирные, наглые, все откормленные как на убой. Не отстают от него и его подчинённые, митрополиты и епископы, которые тоже на широкую ногу живут, сладко кушают, крепко спят и на дорогих “мерсах” ездят.

Да что про архиереев говорить, про церковных начальников-генералов? – когда стяжательство и разврат уже даже и до отдалённых монастырей докатились, до нищих подчинённых то есть, до чернецов, обязанных ходить голодными и в рубищах… Но нет вот, не ходят голодными и босыми, не желают ходить – наотрез отказываются. Наши монахи теперь во главе с настоятелями и настоятельницами тоже на мерседесах раскатывают по стране, из-за чего недавно в руководстве РПЦ разразился громкий скандал, вышедший за церковные стены. Не понравилось патриарху Гундяеву и его окружению, что матушка-игуменья какого-то там зачуханного и захолустного монастыря дорогое авто себе для поездок в город купила, не спросив разрешения руководства… И не шикарная машина сама по себе архиереев наших взбесила: люксовыми иномарками их не удивишь, у каждого их теперь по нескольку, – взбесила сама мысль: «Сколько же денег в действительности мимо их святого кармана на сторону-то уходит?! И как же это потерявшие честь и совесть монахи крысятничают-то по-чёрному! И только ли они одни?! Так ведь скоро и по миру пойдёшь – с такой-то жуликоватой и вороватой паствой…»

С лихих 90-х годов ещё и российская братва с попами-батюшками закорешилась сильно, образовав союз. Перед каждой кровавой разборкой, как утверждают церковные люди, к ним в храмы и монастыри крепкие парни наведывались с мешками денег (да может и теперь ещё наведываются, Бог весть!), прося священников и монахов жарко молиться за них, чтобы “маслины” мимо голов пролетали. После удачных разборок тоже приезжали и благодарили щедро, золотили попам их загребущие ручки, а криминальных авторитетов на территориях монастырей хоронили с большой помпой (показывают такие захоронения по телевизору иногда: они впечатляют!); и даже будто бы отливали колокола для звонниц с надписями «От братвы». «Кадило крутится, лавеха мутится» – одним словом. Бардак – он теперь и везде бардак, повсеместно. Так что, Высоцкий в целом правильно пел ещё в 1970-е годы по церковные порядки и нравы: «И не церковь, и не кабак! Ничего не свято! Нет, ребята, всё не так! Всё не так, ребята!!!…»

18

«А чего же наши светские власти, президент и правительство, допускают подобное безобразие в святых Божьих местах? – спросит удивлённый читатель, и возмущённый одновременно. – Почему РПЦ к порядку не призовут, налоги платить не заставят, как всех? – чтобы умерили попы аппетиты и светские желания».

Потому, во-первых, что РПЦ очень уж нужно властям в качестве идеологической подпорки и поддержки вместо рухнувшей коммунистической идеологии после закрытия КПСС. Ведь новые российские власти народ наш на коленях держат с 90-х годов, почитай, и объегоривают по-чёрному при помощи банкиров и олигархов. Чему, собственно, и посвящена статья, для чего она и писалась! А лукавые деятели РПЦ, лоснящиеся от жира, униженному и опущенному народу при этом в уши ежедневно дуют на своих молебнах и литургиях: «Терпите, братья и сестры, терпите! И молитесь почаще и поверней, к нам на бдения приходите с корзиной продуктов и тугим кошельком, на праздники, которые у нас не кончаются. Христос терпел, мол, и вам велел – не роптать, не бузить, не противиться власти. Ибо “всякая власть – от Бога”: помните про это»… Про вторую щёку ещё поют своими гнусавыми голосами, которую непременно надобно подставлять, когда ударяют по первой: так будто бы заповедовал сам Христос – не давать врагам сдачи! Поют и про то ещё, что легче будто бы верблюду пролезть в игольное ушко, чем богатому попасть в Царствие небесное! И что у всех униженных и оскорблённых, обобранных и опущенных счастье-то, оказывается, впереди! И “петушки”, дебилы и слюнтяи, лодыри и простофили, пустышки, неучи и неудачники, по их просвещённому мнению, и есть “угодники Божии”, оказывается, “святые и праведные люди”! Вот ведь как ловко и складно у них получается! – у хитро-мудрых попов! А уж никак не герои, будто бы, не гении, не воины и не творцы, не защитники Земли Русской, с врагами насмерть сражающиеся что есть мочи и головы слагающие за неё! Таких упёртых, отчаянных и самостоятельных, самодостаточных, умных и волевых в нашей нынешней церкви не любят, увы, и, соответственно, не чтут и не славят! Хотя, таких не любят и не терпят нигде – в любой религиозной секте.

Одним словом, в РПЦ слышатся теперь отовсюду всё те же надоедливые и пошлые еврейские песни, которые там тысячу лет уж с амвонов поют по тайному наказу Сиона – и ещё столько же тысяч лет петь будут. Нас к покорности попы-батюшки настойчиво опять призывают, к терпению и смирению, к стоянию в коленно-локтевой позиции, – и при этом они государство Израиль в молитвах усердно славят, духовно поддерживают и укрепляют его ежедневно и ежечасно. Это русские-то “святые отцы” на словах, благочестивые христиане будто бы; на деле же – подкаблучники-нехристи настоящие, шабесгои! – прости Господи!!! Тем самым они, священники, подтверждают крамольную в целом мысль, давно уже не дающую покоя многим честным исследователям, что современное христианство в католической и византийской трактовке – чисто иудейские секты, предназначенные для гоев, для удержания их в неведении, покорности и узде.

Великий Сталин, обладавший глубоким религиозным образованием, как хорошо известно, когда поднимал после войны авторитет и влияние Церкви в России и когда патриарха пастве вернул, категорически запретил это делать: евреев в храмах славить. О чём с раздражением пишет теперь иудей Г.В.Костырченко, например:

«Нараставший в стране государственный антисемитизм даже привёл к абсурдному вмешательству властей в сугубо каноническую сферу Русской православной церкви. Как рассказал автору этих строк митрополит Крутицкий и Коломенский Ювеналий (В.К.Поярков), в конце 40-х – начале 50-х годов по указанию ЦК ВКП(б) Совет по делам Русской православной церкви при Совете министров СССР в директивном порядке обязал своих уполномоченных в краях и областях запретить православным священникам впредь произносить при чтении отпевальной молитвы “Ныне отпущаеши раба Твоего, Владыко…” слова о славе народа Израиля (Евангелие от Луки, 2: 32). Подобные факты невольно заставляют вспомнить о Германии 30-х годов. Там после принятия рейхстагом по настоянию Гитлера закона о национальной церкви рейха священников лютеранской церкви обязали дать клятву верности фюреру, и им запретили использовать в богослужебных целях полностью Ветхий Завет и некоторые фрагменты Нового Завета» /Г.В.Костырченко «Тайная политика Сталина. Власть и антисемитизм»/.

Не знаю, долго ли выполнялась сия директива ЦК, и выполнялась ли вообще, – но только когда я хоронил свою тёщу, Беляеву Клавдию Николаевну, на Покровском кладбище г. Москвы летом 2009 года, молодой поп в отпевальной молитве славу Израилю громко пропел, с чувством, что неприятно меня покоробило, резануло по сердцу. Если бы я заранее знал про такую ритуальную бяку с его стороны, – я бы отказался от его услуг в категорической форме… На отпевании своей собственной матушки пятью годами позже я уже подобного кощунства не слышал, не допустил…

Ну а последний перл от представителей РПЦ – это телевыступление митрополита Волоколамского Илариона, председателя отдела внешних церковных связей Московского патриархата, церковного министра иностранных дел фактически, который ничтоже сумняшеся заявил недавно приблизительно следующее (дословно не помню цитату, простите). Так вот, не плохо было бы, по его разумению, сделать Библию настольной книгою для россиян, и обязательным учебником для школьников и студентов, под изучение которого должны быть выделены часы в образовательных школьных и вузовских программах – не много, не мало! И это говорит – внимание! – русский “святой отец”, архиерей РПЦ, по слухам метящий в патриархи на смену Гундяеву; призывающий, тем не менее, Святое писание иудеев сделать священным и для нас, славян-русичей. Поразительное двурушничество и холуйство перед сильными мiра сего, от которого дурно попахивает изменой!!!

А ведь давно уже гуляют по матушке-России наши собственные Священные книги – «Славяно-Арийские Веды» и «Велесова книга», «Веда славян» С.И.Верковича и тот же «Боянов гимн», обнаруженные случайно. Знает ли Иларион про них?… Если не знает – то почему? Странно это для второго человека по сути в церковной иерархии, постоянного члена Священного синода и ректора общецерковной аспирантуры и докторантуры! И может ли он после этого называться “духовным вождём” нации, не зная собственных Священных текстов и собственной же Древней Истории Святой Руси, что в эти текстах содержится? Кому, как ни ему, “святому отцу” и владыке, Древние русские тексты и Историю пропагандировать с амвонов и трибун… А если всё-таки знает и молчит, тем не менее, и на Библию всё кивает, ссылается и ровняется по ней по тайной иудейской указке, и нас всех призывает к такому же рабскому лизоблюдству и низкопоклонству, – то может ли, имеет ли он право быть РУССКИМ архиереем и митрополитом, “духовным вождём”?! Много ли нам, славянам-русичам, проку от таких просветителей и вожаков?! И есть ли он вообще – этот пресловутый прок?! Больше и резче спрошу: Церковь раскручивают и поднимают на щит новые власти, чтобы русский народ просвещать?! Или же, наоборот, чтобы, как и раньше, держать в темноте и невежестве, и насаждать мракобесие?!!!…

19

Ну а вторая причина, почему так тетёшкаются кремлёвские власти с разнузданным поведением РПЦ, – это будущее церковно-приходское образование в России, которое уже потихонечку восстанавливается путём создания при церквях и храмах воскресных школ: их в будущем перепрофилируют, скорее всего, в церковно-приходские по образцу до-революционных, романовских. А советские средние школы одну за другой закроют, прикрепят к церквам с понижением статуса до начальных. Отсюда – и такое огромное количество новых храмов – на вырост как бы, на перспективу.

Нам, россиянам, надо хорошо понимать, что образование, высшее и среднее, – вещь очень и очень финансово-затратная, дорогая то есть. Не каждое государство может себе позволить даром народ учить. Сталин вот позволял, не жалел средств, путём культурной революции сделав поголовно-грамотной всю страну, всецело-образованной и духовно-зрячей. Он этого с юности очень хотел: спасти свой народ от невежества, безысходности и нищеты, от духовного и интеллектуального гнёта, от утомительного физического труда, превращающего любого человека в животное, от власти ТЁМНЫХ СИЛ. И это всё он в точности и выполнил перед смертью, напоследок одарив Россию ещё и Главным зданием МГУ на Ленинских горах – лучшим мировым храмом науки за всю Историю!… Но то был Сталин – СВЕТЛЫЙ ГЕНИЙ, МУДРЕЦ, ТВОРЕЦ и ТИТАН, ВЕЛИКИЙ ЗАЩИТНИК и ПРЕОБРАЗОВАТЕЛЬ ЗЕМЛИ РУССКОЙ!!!

В современной же порабощённой и подъярёмной России для аборигенов запущен обратный процесс – поголовной дебилизации молодёжи и возвращению к старой царской системе, когда университетское образование получала знать, нерусская элита общества – и только; среднее или же гимназическое – мелкие клерки и разночинцы. Ну а для простого русского народа существовали многочисленные церковно-приходские школы, где детишек простолюдинов без-платно учили лишь читать, считать и писать через пень колоду в течение нескольких лет, ну и Закону Божьему. Всё! Для потенциальных рабов этого было вполне достаточно…

Подобное варварство и происходит у нас теперь полным ходом и на глазах: власти ни от кого не прячутся, не маскируют планов; не сильно маскируют – точнее скажем. Для дебилизации русского общества, помимо совершенно идиотских и антирусских школьных программ и передач ЦТ, ожидовевшими чиновниками мин-обр-науки был разработан и внедрён ещё и ЕГЭ, на кроссворд больше похожий, на шулерство и профанацию. На словах ЕГЭ внедрён в российские школы исключительно для того, чтобы дать русским детям из провинции возможность получить университетское образование на равных правах с горожанами, что уже было в СССР и так, о чём я и пытался рассказать в статье по мере сил и таланта. На деле же – чтобы в университетах России без-платно учились одни лишь евреи, будущая потенциальная знать. У них-то экзаменационный балл по любому предмету всегда будет максимальный – 100. Ибо сравняться с евреями в закулисных делах и интригах никто не сможет: тут даже и спорить нечего, глотку напрасно драть… А на втором месте по набранным баллам станет у нас Кавказ, правая рука иудеев в порабощённой России. Причём, чем выше будет находиться аул или кишлак выпускника – тем, соответственно, будут выше в его аттестате и баллы.

Русским же талантливым парням и девчатам, привыкшим с малых лет по-честному жить, по справедливости и по совести, за которыми, плюс ко всему, будет ещё и надзор и догляд суровый на экзаменах со стороны многочисленных проверяющих, придётся лишь твёрдый минимум за ЕГЭ получать – и учиться дальше на платной основе. Изыскивать для этого средства, напрягать семью и родителей непомерными тратами на образование. Ибо бюджетное, без-платное обучение, и без того стремительно сокращающееся, будет уже не доступно им: пронырливыми нацменами сплошь будет занято, блататой. Русским же студентам придётся отдавать сумасшедшие деньги за университетский диплом, – но потом всё равно наниматься в рабочие и прислугу к ушлым нацменам. Потому что устроиться работать по творческим специальностям или даже чиновниками они ни за что не могут: всё будет плотно блатными занято в нашей порабощённой стране, как и при Романовых точь-в-точь. Вектор развития общества определён, и направление его чётко выдерживается… Вспомните про исследования А.В.Пыжикова национального состава правительственного и банковского аппарата Санкт-Петербурга второй половины 19-го века, которые я приводил выше. Тогда в правящей прослойке общества русских людей по крови не было вообще: одни хохлы и нацмены… Вот и пойдут уже и современные русские специалисты с новенькими дипломами на руках в водители, клерки и торгаши, в грузчики, фермеры и рабочие. В РАБЫ то есть!!! Это и будет современная система образования в действии, итог ЕГЭ. На это всё у нас теперь и направлено, к этому всё и идёт. В исходе можно не сомневаться!

Про унылую и безрадостную образовательную перспективу для нас, насельников Святой Руси, не скрываясь и не шифруясь особенно, однажды Г.Греф во всеуслышание заявил на очередном гайдаровском шабаше-форуме, который по Интернету раз за разом крутят: всякий может его при желании разыскать и посмотреть, сделать выводы. Греф встал и сказал тогда, глядя с ухмылкой в зал, буквально следующее: что он-де не считает правильным и полезным образовывать весь народ, давать ЗНАНИЕ всему народу (прилагательное “русский” он тогда вслух не произнёс, но всем это и так было ясно). Потому что после этого, – лукаво сощурившись, развил Греф далее свою сатанинскую мысль, – народ может выйти из-под контроля, и управлять им станет затруднительно. Начнётся, мол, хаос, бардак и новая революция. А этого, по его глубокому и твёрдому убеждению, допустить никак нельзя. Поэтому-то современное образование должно быть дозированным и избирательным.

Итак, русский народ должен быть тёмным и диким, – твёрдое убеждение Грефа, – а ЗНАНИЯ нужны лишь избранным, лишь ПАСТУХАМ, таким, как сам Герман Оскарович, вероятно, а уж никак не БАРАНАМ. Он даже тогда и редкую книгу для примера назвал – еврейскую КАББАЛУ, которую он сам очень любит и чтит, по-видимому, и в которой давным-давно якобы чётко прописаны правила и механизмы управления народами, народностями и племенами с древнейших времён. Евреи уже даже и не скрывают своих намерений навечно поработить нас. Молодцы! Они чётко и громко озвучивают колониальные планы посредством своих марионеток-грефов; как в 90-е годы они использовали для этих пропагандистских целей гайдаров, шахраев и чубайсов!…

20

А ведь и в романовской России научное дело было устроено похожим образом, повторю: принципиально нового-то ничего у нас и не происходит, по сути. Вспомните, например, как через несколько месяцев после кончины Петра Первого, весной 1725 года в Санкт-Петербурге торжественно открылась Российская Императорская Академия наук. А для чего, собственно? Чтобы немецких прохиндеев в академических мантиях обильно поить и кормить, слетевшихся к нам “на ловлю счастья и чинов” со всей тогдашней Германии. Первый русский академик в РИАН появился лишь в 1745 году в лице великого М.В.Ломоносова. Но это было скорее исключением из правил, чем нормой, ибо после смерти Михайлы Васильевича в 1765 году следующий русский учёный, которого немцы нехотя пустили в свои академические ряды, стал великий русский математик, основатель петербургской математической школы П.Л.Чебышев (1821-1894 гг.), избравшийся в академики РИАН лишь в 1859 году. Через 114 лет после Ломоносова то есть. А до этого там безраздельно хозяйничали немцы, занимавшиеся Бог знает чем, включая сюда и казнокрадство, – но только не наукой. Никого особо-выдающегося из их разношерстной среды, кроме разве что братьев Бернулли и Эйлера, и выделить-то нельзя! Представляете, какую мерзость и шваль мы при Романовых 200 лет кормили и поили!!!

Но и избрание Пафнутия Львовича Чебышева академиком РИАН стало, опять-таки, исключением, нежели правилом: русских гениев немцы традиционно не жаловали и не желали видеть в своих сплочённых рядах. Они им всем, говоря словами Игоря Талькова, “их чёрный глаз слепили”! Академиками не были избраны ни великий Н.И.Лобачевский, “Коперник геометрии”, ни не менее великий Д.И.Менделеев, творец Периодического закона!!! Разве ж это не показательный и не кричащий факт никчёмности, ненужности и разорительности для России очередного петровского прожекта!!!

———————————————————-

(*) Историческая справка. Перечислим фамилии злобных и завистливых академиков-немцев, “прокативших” на выборах нашего Дмитрия Ивановича: Ф.П.Литке – президент, Г.П.Гельмерсен, Г.И.Вильд, А.А.Штраух, Ф.Б.Шмидт, Л.И.Шренк, Ф.Ф.Бейльштейн, Георг фон Клопштосс, Ганс Пальменкранц, Вильгельм Гольдумм, Карл Миллер, Вольфганг Шмандкухен и другие. Они-то и вершили тогда все дела в Санкт-Петербурге за спиной ручных и прикормленных министров правительства Александра II.

«Для людей, следивших за действиями учреждения, которое по своему уставу должно быть “первенствующим учёным сословием России”, такое известие не было неожиданным. История многих академических выборов показала, что в среде этого учреждения голос людей науки подавляется противодействием тёмных сил, которые ревниво затворяют двери академии перед русскими талантами» /из письма московских профессоров Менделееву/.

«Как же винить ветхую академию за то, что она отвергла Менделеева, человека крайне беспокойного – ему до всего дело – он едет в Баку, читает там лекции, учит, как и что делать, съездив предварительно в Пенсильванию, чтобы узнать, как и что там делается; выставил Куинджи картину – он уже на выставке; любуется художественным произведением, изучает его, задумывается над ним и высказывает новые мысли, пришедшие ему при взгляде на картину. Как же впустить такого беспокойного человека в сонное царство? Да ведь он, пожалуй, всех разбудит и – чего боже упаси – заставит работать на пользу родины» /из газеты «Голос»/.

Российская Императорская Академия наук в большинстве своём состояла тогда из “учёных деятелей”, про которых теперь никто ничего не знает и не помнит вообще, даже и в родной им Европе; вклад которых в науку был равен нулю. А в ненавистной России все они занимались одним только – воровством русских идей и немедленной переправкой их в Германию. Только-то и всего!… Ну и ещё “рулили” и собирали дань – по тем временам огромную!

И о чём после этого можно теперь спорить и рассуждать, когда дело Октябрьской революции касается (плюсов её и минусов), какие ещё давать оценки и характеристики романовской подлой эпохе, кроме самых что ни наесть уничижительных и негативных?! Рухнула она, насквозь прогнившая, в Октябре Семнадцатого, провалилась в тартары. И хорошо! И пусть! Туда ей была и дорога!…

———————————————————

К подобному положению дел всё сводится и в современной РАН. Только вместо немцев там теперь безраздельно будут хозяйничать евреи, а остальные нацмены – хохлы, армяне, грузины, чеченцы – будут у них на посылах. Да, там ещё можно встретить русские фамилии и имена людей, которым по 70-80 лет уже, и кто получили высокие звания в советские годы. Но после их смерти русских по крови академиков там уже не останется совсем: нацмены их туда не пропустят из зависти и из вредности. А значит, кончатся и великие изобретения, коими был так богат Советский Союз, и на которые одни русские гении и способны только.

Пусть не обижаются евреи и не бесятся, но посмотрят на вещи трезво и согласятся со мной: учёные или же ТВОРЦЫ-СОЗИДАТЕЛИ они никакие! Это не их стезя, что-то великое создавать и творить: я это хорошо видел на протяжении всей своей долгой жизни! Евреи уникальные ПОСРЕДНИКИ и ДЕЛЬЦЫ, да, согласен, БАНКИРЫ-РОСТОВЩИКИ непревзойдённые, отменные ТОРГАШИ: лучше их нет и, вероятно, не будет. Такими их Сам Господь создал. Вот и пусть занимаются Божьим промыслом – ростовщичеством и делячеством, – пусть и дальше каверзничают и интригуют, пусть. Флаг им в руки и семь футов под килем! Но большая наука, где надо про ВЕЧНОСТЬ, не переставая, думать, и туда всей душой, всеми помыслами стремиться, чтобы ВЕЧНОЕ же взамен получить в виде каких-то теорий, – такая НАУКА не для них. Ведь даже и там, достигнув больших высот в АН СССР и Оборонной отрасли, они были всего лишь посредниками, или помощниками ВЕЛИКИХ, кто снимали жирные сливки с их гениальных трудов. И только про деньги они денно и нощно думали, про карьеру, славу, набитый снедью желудок, про награды и премии, про длинноногих любовниц и про любовников молодых, – но не про ДУШУ свою, и не про мать-Россию. Кто она им? И кто они ей?…

Так что, не будь Курчатова, Королёва и Келдыша – ВЕЛИКИЙ РУССКИХ МЫСЛИТЕЛЕЙ-КОРЕННИКОВ! – не было бы в СССР ни атомных бомб, ни атомных станций, ни космических кораблей, ни космонавта-Гагарина. Ибо многочисленные евреи-академики, Герои и лауреаты все как один, павлины и гордецы, ничего подобного бы не создали и не осуществили и близко. Куда им до вершин Мировой Мысли и Духа! Они – сугубые материалисты, они – ПРИСТЯЖНЫЕ, они – ВЫДАЮЩИЕСЯ ДЕЛЬЦЫ, для которых наш дольний мир куда важнее и ценнее мира горнего… И это не их вина, нет. Это есть Божий Промысел в чистом виде…

———————————————————

(*) Мудрейший В.В.Розанов прозорливо написал в 1918 году по этому поводу так, предвидя трагические последствия массового участия иудеев в Русской революции. Напрасно-де евреи «думают в целом руководить… Россией… когда их место – совсем на другом месте, у подножия держав (так ведь и поступают и чтут старые настоящие евреи, в благородном “Мы – рабы Твои”, у всего по-настоящему Великого)». В этом его замечании не было ничего “антисемитского”, ибо Розанова в конце его жизни можно было бы скорее даже заподозрить в “юдофильстве”. Просто выдающийся русский философ заметил с грустью и за год до смерти предупредил, наблюдая массовый наплыв евреев в партию и в ЧК, что Русская революция евреям «не обещает ничего. Даже обещает плохо»… Так оно всё впоследствии и случилось, увы!…

———————————————————

21

Итак, современная РАН, правопреемница АН СССР, стремительно деградирует и вырождается из-за обилия там без-плодных и бездарных нацменов. Вырождается и гибнет и сама Российская ФУНДАМЕНТАЛЬНАЯ НАУКА. Молодые и талантливые русские парни и девушки массово эмигрируют из страны: их ставят на заметку ушлые европейские и американские дядечки ещё в старших классах, во время проведения олимпиад. А на младших вузовских курсах уже заключают с ними контракты и перевозят к себе под крыло, в Силиконовые и Кремневые долины, и там обучают и приучают работать во славу западных корпораций за немалые деньги, а про Родину забывать… Они и уезжают с радостью, и понять их можно. Если их Родина порабощена, то лучше уж жить и работать рядом с хозяевами, от которых пользы гораздо больше будет, чем от подневольных рабов.

У нас же тут остаётся лишь серость одна, от которой нет, и не будет в будущем никакого толку. Ведь сколько бездарей не образовывай и не учи, – гениями они не станут, и количество никогда не перейдёт в качество, в результат. Из серой и безликой массы новых королёвых, курчатовых и келдышей не создашь!!! Это – товар штучный, единственный в своём роде: его как зеницу ока беречь надобно!!! А мы лишь бездарно и бездумно тратим; как, впрочем, и все остальные богатства свои!

Чтобы это понять и оценить верно – грядущую интеллектуальную катастрофу, – и потом ужаснуться увиденному и понятому, не надо обладать семью пядями во лбу, – а достаточно лишь посмотреть телевизор и походить по магазинам. Вы не увидите теперь на российских стройках – их часто показывают в новостях ЦТ – ни одного отечественного инструмента и механизма, ни одного грузовика, бульдозера и экскаватора. Всё импортное, всё привозное! В том числе – и стройматериалы. Наши же только цемент, вода и песок. И в магазинах страны вы тоже уже не увидите отечественных товаров – никаких! Даже и канцелярские скрепки теперь – импортные! – не говоря про оргтехнику: планшет, телефон, ноутбук, принтер, монитор или клавиатуру.

Зато зажравшихся и чопорных академиков у нас больше всех в мире – не сосчитать! – от которых, по отсутствию товаров если судить, толку ноль. Ну и зачем нам нужны тогда такие-то потешные академики-дармоеды! И медицина наша в глубокой заднице: больных в Германию или Израиль теперь настойчиво шлют на лечение, где академиков нет вообще. Парадокс, да и только! И элитные семена сельхоз-культур мы на Западе закупаем массово. Хотя академиков-аграриев пруд пруди! Как и докторов и кандидатов! Может, их всех разогнать к чертям собачьим – и забыть про них?! Дешевле и надёжнее будет… У нас ведь уже было подобное, повторю, с 1725-го по 1917-й год, когда мы немецких учёных как на убой кормили. И не спрашивали – зачем? И опять готовим для себя те же самые грабли в виде бездарных нацменов в академических мантиях, чтобы однажды они, грабли, больно стукнули всем нам в лоб.

А не лучше ли вспомнить, что отсутствие собственной науки и промышленности кончилось трагедией Первой Мировой войны, когда нашим доблестным солдатикам воевать было элементарно нечем и когда из них мясной фарш делали 42-сантиметровые немецкие пушки Круппа; сами же немцы при этом практически не несли потерь. За вторую половину 1914-го года мы потеряли аж две армии из-за этого: 1-ю генерала Ренненкампфа и 2-ю генерала Самсонова (командарм после этого застрелился). А следующий 1915-ый год был для нас и вовсе самым чёрным и ужасным в смысле убыли боевого состава: 850 тысяч только одних убитых и раненых, и ещё 900 тысяч русских солдат попало в плен. В 1915 году, таким образом, мы за здорово живёшь, спасая каких-то глупых, пошлых и развращённых французов, положили на полях сражений всю Гвардию, фактически, элиту Армии, которую до 1941 года так и не смогли воссоздать. Отсюда – и все русские дальнейшие беды!

А ещё давайте вспомним вместе с вами, дорогие читатели, коль уж мы завели про то разговор, что группа генералов Русской императорской Армии во главе с начальником Главного Артиллерийского управления генералом А.А.Маниковским обращалась к императору и Верховному Главнокомандующему в начале 1916-го года с настоятельным требованием:

– немедленно остановить войну и заключить с немцами мир на любых условиях;

– в срочном порядке национализировать всю оборонную промышленность России – горнорудную, металлургическую и прочую;

– начать, наконец, финансировать собственные военные разработки учёных, а не надеяться на помощь Европы техникой и вооружением в обмен на русскую кровь.

Николай II Александрович проигнорировал то обращение (за него отреагировали впоследствии большевики): всё сидел и ждал, бедолага, когда англичане с французами отелятся и нам вооружением и боеприпасами помогут, и всем необходимым снабдят. Своего-то не было ничего у нас, не производили. И тяжёлая промышленность была вся в руках иностранцев, которым также было на нас плевать: они лишь о барышах думали, о собственном кармане.

Чем то императорское сопле-жевание кончилось – известно! Не хочется и теперь это всё повторять, при президенте Путине уже, – и с национализацией, и с наукой, и с космополитами-олигархами, которым на всё и на всех начхать, кроме денег! Они и сами заразные духовной проказой давно – и страну заражают, людей, смертельно-больными нас всех делают!!!

А в современной российской науке вещи творятся ужасные. Я когда уходил из космической отрасли в начале 2000-х годов – там уже и тогда работать становилось некому. Оставались лишь одни старики в возрастной категории (60+), вокруг которых крутились их абсолютно бездарные и блатные дети, дебилы сущие, трутни и лежебоки, вообще не способные ни на что – “ни своровать, ни постоять на атасе”. Талантливой молодёжи – не гениев даже – не было уже совсем: не шла молодёжь ещё с конца 1980-х годов в науку и в Оборонку. Ибо наука – вещь специфическая, кропотливая и трудоёмкая. Результаты трудов своих там не скоро увидишь, если увидишь вообще. Поэтому-то ей могут заниматься либо фанатики-аскеты, которых активно вербуют западные компании ещё с горбачёвских времён, либо дельцы-себялюбцы за огромные деньги и за престиж, чего теперь нет и в помине. Оттого-то наука – фундаментальная и прикладная – чахнет и загибается на корню. А вместе с ней чахнет и некогда могущественная и первоклассная Оборонка. И обилие блатоты и дебилов не спасает их, и спасти не может.

Поэтому-то мне и чудно теперь смотреть по новостным программам ЦТ какие-то там пуски каких-то новейших гиперзвуковых ракет типа «Циркон», разработанные якобы в оборонных НИИ современными молодыми российскими инженерами и конструкторами. Откуда они там взялись-то, молодые инженера и конструктора? с какой планеты к нам прилетели? Если это всё не муляжи и не бутафория, чтобы напугать Запад, – те летающие гиперзвуковые ракеты я имею в виду, – то тогда это всего лишь старые разработки советских учёных, как и «Ярсы», которые по каким-то соображениям или по отсутствию средств не были пущены в производство в СССР ещё. Только и всего. А теперь их достают из загашника нынешние руководители оборонных предприятий и пускают в дело. Всё, и весь фокус-покус! Я не думаю и не верю, уж извините, что за последние 15 лет моего отсутствия там что-то в нашей науке и технике переменилось самым чудесным и кардинальным образом. И они вдруг ожили, омолодились и вдохновились как в сказке, окроплённые живой водой, после чего заработали на полную мощь – как раньше. Сиречь: развращённая праздностью и вольностью молодёжь вдруг спохватилась и одумалась по щелчку пальцев, побросала бизнес с чего-то, пьянки с гулянками, волю и баб, и без-прерывные мотания по южным курортам. После чего дружно переквалифицировалась в кабинетных сидельцев, в учёных то есть.

Да нет, ребята, полноте вам! Такого по щучьему велению не происходит. Для этого надобно полностью поменять политику всего государства прежде всего – перестать регулярно показывать по ЦТ списки Форбс и яхты Романа Аркадьевича Абрамовича, первым делом, длинноногих красавиц на конкурсах красоты, пошлые кинофорумы с расфуфыренными бл…дьми и сказочные Мальдивы! Перестать играть на инстинктах, словом, на похоти и разврате, на стяжательстве. А вместо этого молодых и талантливых учёных надо начинать громко славить, как это делали в СССР (фильм «Девять дней одного года» к примеру), а не воров, не прихватизаторов с десятью классами образования, не проституток-актрис, за бабло и красивую жизнь готовых залезть под кого угодно, хоть под гориллу!!! Чтобы молодые и талантливые русские парни и девушки – изобретатели-творцы! – на Родине захотели остаться, и здесь приложить свои знания и талант; и чтобы на них как на героев соотечественники смотрели, а не как на кабинетных крыс, чмошников и неудачников. Так это всё и было при Сталине, точно так! Именно таким Макаром научный и инженерный престиж тогда в СССР создавали, что и породило в итоге доселе невиданный советский научно-технический взлёт и интеллектуальное мировое первенство. Плоды которого, как я уже много раз говорил, мы до сих пор ещё пожинаем, но которые подходят к концу.

Значит и надо восстанавливать разрушенное именно по сталинскому образцу, не стесняться и не гонориться попусту, не изобретать велосипед! Пустое это!… В противном случае любые новые научно-исследовательские заведения, созданные на замену старым, будут сразу же превращаться в чёрные дыры, в кормушки для прохиндеев и м…даков, сосущие немереные денежные средства из казны, а взамен производящие углекислый газ – и только…

22

Вот что полезного сделал Чубайс со своим АО «Роснано», которое он возглавляет с 2008 года, то есть 12 лет уже? Ничего! Ровным счётом. Показал однажды какой-то левый планшет журналистам Анатоль Борисыч для отвода глаз, который можно было в трубку скручивать, и которым он пообещал завалить всю Россию вместо китайских аналогов. Ну и где теперь тот планшет? Вы его видели в магазинах, дорогие читатели и друзья? Нет, не видели. И не увидите, уверяю вас. Потому что то была фикция, блеф, нарисованная картинка, как и Ё-Мобиль Прохорова. Потому что эти люди: Абрамович, Чубайс, Гайдар, Дерипаска, Потанин, Прохоров, Вексельберг, Усманов, Михельсон и другие, олигархи так называемые, – они в ином совершенно мире живут: параллельном и откровенно халявном и паразитическом. Обитатели которого, как те же стрекозы Крылова, умеют только пенки с чужих трудов снимать, пользоваться готовым, до них кем-то другим построенным и изобретённым. Сами же создавать и строить с нуля они категорически не могут, не любят и не хотят. Ибо созидание, строительство, творчество в целом противно всему их складу. Они – откровенные хищники, напомню, и не будут кормить и одаривать других. Только себя, любимых, и себе подобных…

Я когда-то давным-давно, в первой половине 1990-х годов ещё, по просьбе одной моей сослуживицы-еврейки, с которой у меня были добрые и ровные отношения, обучал математике и физике её сына, учившегося тогда в старших классах. Он приезжал ко мне на квартиру раз в месяц где-то, предварительно договорившись по телефону, и я усердно занимался с ним, к поступлению в институт его готовил по просьбе его матушки. Пару лет в итоге я на него потратил, вкладывал в парня душу, свои старые сборники школьных задач ему все отдал, которые старательно собирал когда-то и почти все перерешал. И делал я это абсолютно без-платно и без-корыстно: репетиторством занимался, – надеялся, что из парня выйдет толк, и он вольётся в российскую научную среду на полноправной основе. Что будет мне и лестно, и очень приятно, как его наставнику-педагогу.

Но надеялся я напрасно, как вскоре выяснилось, напрасно силы и время на него потратил: “не в коня оказался корм!” Парень этот был тупым м…даком от рождения, к творческой научной работе совсем не годным и не способным: я это быстро понял. Математические и физические задачи даже и средней степени сложности и для 8-го класса давались ему с трудом: не обладал он логическим и дедуктивным мышлением ни в малой степени… Однако, заниматься я с ним всё равно не бросал – перед матушк